Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Саакашвили идет ва-банк

Автор: Пресс-папье

Противостояние Грузии и России достигло своего апогея, чуть ли не с первых дней Нового года. Взрывы на газопроводах Россия-Грузия и подрыв опор на ЛЭП «Кавкасиони» были оценены официальным Тбилиси, как диверсии, осуществленные российскими спецслужбами для того, чтобы поставить грузинский народ на колени. Об этом, отбросив всю дипломатическую осторожность, публично заявляли все высшие должностные лица Грузии. Но, как оказалось, в политической элите Грузии так считают далеко не все.
Даже не менее прозападно настроенная, чем команда Саакашвили, оппозиция высказывает, по меньшей мере, недоверие к такой оценке событий. Так, лидер оппозиционной парламентской фракции «Демократический фронт», куда вошли депутаты, представляющие партии республиканцев и консерваторов, не столь однозначно трактуют происшедшее. А один из лидеров этой фракции Ивлиан Хаиндрава считает весьма подозрительным, что в тот день, когда произошли взрывы, министр энергетики Грузии Ника Гилаури находился в Тегеране и вел переговоры о поставках газа в Грузию. «Он что, предполагал, что события будут развиваться именно таким образом?», - задал на пресс-конфренции риторический вопрос парламентарий.
Недовольство оппозиции вызывает и тот факт, что соответствующие должностные лица, не говорят, по какой цене Грузия закупает газ у Ирана. Министр энергетики Грузии Ника Гилаури отказался комментировать сообщения о том, что Иран поставляет стране «голубое топливо» по цене 230 долларов за тысячу кубометров, в то время как Россия – только по 110 долларов. Причем, даже после того, как тегеранское соглашение рассекретил заместитель министра нефти Ирана Мохамад Хади Нежад-Хосейнияна, который не посчитал нужным скрывать, что Грузия покупает газ по «среднемировым» ценам.
Чего после этого стоят слова Михаила Саакашвили (это заявление он сделал 27 января, т.е. в день, когда было подписано соглашение о поставках газа из Ирана), что цена за иранский газ «очень приемлемая для Грузии, и она значительно ниже той цифры, которую в последнее время называли грузинские СМИ». Следует пояснить, что в грузинских СМИ речь шла всего о 120 долларах за тысячу кубометров. По «очень приемлемой цене» с 30 января Иран ежесуточно поставляет Грузии 2 млн. кубометров газа.
Есть еще один момент, который может объяснить всплеск антироссийских настроений в руководстве Грузии. Как заявила в прошлую пятницу журналистам лидер парламентского большинства Майя Надирадзе, на следующей неделе парламент республики потребует от правительства приступить к выполнению своего решения о выводе российских миротворцев из Южной Осетии. Осенью прошлого года грузинские депутаты приняли постановление, в котором срок вывода МС определялся до 10 февраля 2006 года.
Это требование «будет не эмоциональным, а основанным на объективных фактах», - заявила, в свою очередь, председатель парламента Нино Бурджанадзе. По ее словам, для «Грузии очень важно иметь с Россией нормальные отношения, но это становится невозможным в режиме, когда российская сторона не делает аналогичных шагов». По мнению Н. Бурджанадзе, «форсированное предоставление российского гражданства жителям Абхазии и Южной Осетии было заранее спланированным шагом, чтобы в нужный момент Россия могла вмешаться во внутренние дела Грузии».
Но пойдем далее. Едва закончилась «энергетическая война», как был поднят шум в связи с незначительным ДТП в зоне конфликта, где произошла авария между «Уралом» смешанных миротворческим сил в зоне грузино-югоосетинского конфликта и «Жигулями» местного жителя. Там дело едва не дошло до вооруженного столкновения. И происходит это за несколько дней до обсуждения в грузинском парламенте вопроса о целесообразности пребывания миротворцев в зоне грузино-югоосетинского конфликта...
А тут еще одна сенсация. Как сообщил глава МВД Грузии Вано Мерабишвили, грузинские полицейские обнаружили в зоне грузино-осетинского конфликта близ райцентра Карели (в 40 км западнее Тбилиси) переносной зенитный ракетный комплекс (ПЗРК) «Игла» в снаряженном, т.е. боевом состоянии.
«Грузия спаслась еще от одного террористического акта», - сказал в связи с этим В. Мерабишвили, отметив, что «это оружие находилось на маршруте воздушного передвижения президента Грузии и других летательных аппаратов». При этом подчеркнул, что по данным его ведомства, что «некоторые группировки в Цхинвали обладают несколькими единицами таких зенитных установок, которые используются в террористических целях».
Перечень вышеприведенных фактов не случаен. Сегодня они так кстати грузинскому руководству, которое, видимо, поставило целью доказать западным странам, что «бедную маленькую Грузию», стремящуюся в Евросоюз и НАТО, обижает «большая и злая Россия».
Весьма симптоматично, что все это происходит накануне и в момент нахождения Михаила Саакашвили в Германии на форуме, организованном немецким Обществом международной политики. Там грузинский лидер заявил, что «грузино-российские отношения испортились после того, как Грузия открыто заявила о стремлении вступить в НАТО». Обвинил он Россию и в инспирировании внутренних конфликтов в Грузии: «У нас нет проблем с абхазами или осетинами, у нас проблемы с поставленными во главе Абхазии и Южной Осетии Россией правительствами. Несмотря на это, мы пытаемся решить эти конфликты мирным путем, но и в этом нам опять-таки мешают русские».
25 января Саакашвили подписал указ, что Грузия прекращает участие в Совете министров обороны стран СНГ. Указ приостанавливает действие в отношении Грузии «решения Совета глав государств Содружества независимых государств о Совете министров обороны Содружества независимых государств от 14 февраля 1992 года» и положение «О совете министров обороны стран участниц СНГ от 22 января 1993 года».
МИД Грузии сообщил, что причиной этого решения стал внешполитический курс Грузии, в частности, то, что страна взяла курс на вступление в НАТО.
«Грузия не входит в систему единого оборонного пространства СНГ. По моему личному убеждению, эта организация не может стать альтернативой НАТО», - сказал председатель парламентского комитета по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе журналистам. В то же время, Грузия пока не собирается выходить из СНГ. Об этом заявил уже глава администрации президента Грузии Георгий Арвеладзе. «Указ президента Грузии, предусматривающий прекращение работы Грузии в составе Совета министров обороны стран СНГ не означает, что Грузия выходит из Содружества независимых государств. СНГ – это политическое сотрудничество, углубление политических связей, у СНГ есть много полезного для нас, в основном, это связано с экономическим сотрудничеством. Но мы не рассматриваем СНГ с точки зрения военного объединения. В этом плане наш ориентир – вступление в НАТО», - сказал Арвеладзе.
Итак, М. Саакашвили идет ва-банк, и это не вызывает никакого сомнения. Думается, у него нет другого выхода. Рейтинг его популярности давно прошел свой пик и стремительно падает. Москва неоднократно и недвусмысленно показывала ему, что не видит в нем равноправного партнера. Несомненно, чисто психологически он не смог сдержать своих эмоций, когда после взрывов газопроводов и ЛЭП «Кавкасиони» с ним не пожелали разговаривать высшие российские руководители.
Хотя это только, что называется, частность. Главное же состоит в том, что Саакашвили надеялся, что Москва поможет ему в урегулировании внутренних конфликтов. Эти надежды окрепли после того, как Кремль фактически «сдал» своего союзника Аслана Абашидзе. В тот момент грузинскому президенту показалось, что так же легко решиться, в первую очередь, вопрос Южной Осетии. Он даже предложил Цхинвали такой статус, на какой Шеварднадзе вряд ли бы решился. Но там, как и в Сухуми, однозначно отвергают план возвращения бывших автономий в состав Грузии, какие бы статусы им не предлагали. Утопая во внутренних экономических проблемах, М. Саакашвили понимает, что ему нужны решительные действия.
Несомненно, вступление Грузии в НАТО – идея фикс молодого грузинского лидера. PR-компания на этой волне вновь должна поднять его рейтинг. Саакашвили это прекрасно понимает. Вот почему его риторика на эту тему достигла такой остроты.
В некотором роде, его действия можно считать актом отчаяния. Грузинский президент, а он не лишен политического романтизма, верит в то, что во имя интересов Грузии сможет заставить Европу отказаться от «газового брака» с Кремлем. Однако эти надежды весьма призрачны, ведь европейские страны известны своим прагматизмом, а Германия, где Саакашвили вел пропаганду, вряд ли откажется от идеи балтийского газопровода.
Объективности ради следует сказать, что одной из причин столь агрессивного отношения политиков Грузии к России, отчасти, является и то высокомерие, которое демонстрирует по отношению к грузинскому руководству российский политический Олимп. Отсутствие продуманной политики Москвы в отношении Тбилиси только усугубляет эти проблемы.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте