Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Россию подозревают в «торговле» Нагорным Карабахом

Автор: Пресс-папье

Похоже, Россию ждет «непонимание» не только в уже ставшей проблемной для нее Грузии, но и в дружественной Армении. В местной политической элите растет не только непонимание, но раздражение политикой Москвы в отношении своего традиционного и надежного партнера на Южном Кавказе. Очередным поводом для всплеска антироссийского негатива стало решение официального Еревана продать ОАО «Газпром» недостроенный 5-й блок Разданской ГРЭС. А до этого было заявление Москвы о поднятии цены на российский газ для республики, мягко говоря, «неэффективное использование» переданных российской стороне в рамках программы «Имущество – в обмена на долг» ряда крупных объектов местной экономики, да и вообще, продолжающаяся поддержка Кремлем стремительно теряющего популярность Роберта Кочаряна.
Однако наиболее острым моментом в двухсторонних отношениях остается роль России в карабахском урегулировании. Например, в политической элите Армении с явной обеспокоенностью следят за «бурным романом» в российско-азербайджанских отношениях. Похоже, что в контексте нынешнего отношения России к Армении, к распространенному внутри армянской оппозиции лозунгу «Нас скупают!» скоро добавится еще один слоган – «Нами торгуют!».
Недавний визит президента Владимира Путина в Баку был отфиксирован в элите Армении, прежде всего, заявлением российского лидера о том, что он пригласит к себе президента Армении Роберта Кочаряна для консультации по вопросу урегулирования Карабахского конфликта. Все остальные, не менее важные моменты (даже готовность РФ осуществлять поставки вооружений в Азербайджан и заявления о «стратегическом партнерстве» между двумя странами) были отмечены, но остались как бы на периферии общественного внимания Армении.
Оценка приглашения Р. Кочаряна в Москву «для консультаций» по наиболее актуальной проблеме в политических и интеллектуальных кругах Армении была приблизительно следующей:
- Москва, после неудачи Вашингтона в Рамбуйе, делает попытку создать удобную для себя конфигурацию в урегулировании Карабахского конфликта;
- Кремль контролирует Р. Кочаряна более плотно, чем это делают американцы, т.к. именно Москва легитимизировала его власть в 2003 году;
- схема урегулирования Карабахского конфликта, которую предлагает Москва, практически ничем не отличается от того, что требует Запад: вывод армянских подразделений из «зоны безопасности» (5 или 6 районов), ввод в зону конфликта разделительных миротворческих сил, взаимное деблокирование сухопутных коммуникаций, возвращение азербайджанских беженцев, референдум о статусе Нагорного Карабаха (условия его проведения – предмет отдельных переговоров). Единственное отличие российского варианта от западного или американского аналога состоит в том, что миротворческий контингент, по согласию сторон конфликта, должен состоять из военнослужащих Вооруженных Сил РФ (как в грузино-абхазском и грузино-осетинском конфликтах);
- взамен урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха в выгодной для Азербайджана конфигурации, Москва добивается от Баку определенных экономических преференций, в том числе, авансом.

Упомянутый сценарий урегулирования не так плох для Баку. В случае его реализации, он получит обратно большую часть своих территорий и не потеряет надежду на окончательное возвращение своей бывшей автономии. При этом И. Алиев фактически получает из рук Москвы мандат на бессрочное «царствование» в Азербайджане. Этот вариант, в принципе, устроил бы Иран, который избавился бы, наконец, от угрозы размещения в зоне конфликта военного контингента НАТО.
Безусловно, этот вариант очень выгоден для России, которая, разместив своих миротворцев на берегах Куры и Аракса, будет контролировать все основные процессы в Армении, Азербайджане и, конечно, в самом Нагорном Карабахе.
Даже западные страны вынуждены будут согласиться с этим вариантом, т.к. формально реализуется предложенная ими же схема, которая обеспечит мир в регионе.
Получаемая конфигурация кажется очень невыгодной для Армении и, тем более, для Нагорного Карабаха, и здесь России придется продавливать ее принятие армянским руководством. В этом случае, по мнению экспертов, в обмен на согласие официального Еревана, Кремль вполне может дать полные гарантии безопасности для семьи и капиталов Роберта Кочаряна. Одним словом, ему будет предложена сделка: национальные интересы Армении – в обмен на учет интересов личных. Учитывая, что Р. Кочарян сегодня является наиболее слабой политической фигурой среди авторов всего процесса урегулирования в Нагорном Карабахе теоретически нельзя исключать, что он согласится на предложенную схему.
С другой стороны, в Ереване есть понимание и другого: сделка, предложенная Москвой, вряд ли состоится по другим причинам. Препятствиями для этого могут стать:
- максимализм требований Ильхама Алиева в отношении Нагорного Карабаха, который, по мнению официального Баку, должен остаться автономией в составе Азербайджана;
- уровень контроля американцев над И. Алиевым и Р. Кочаряном достаточен, чтобы не допустить реализации этой невыгодной для Вашингтона политической сделки.
В данной ситуации важно другое – в Ереване полагают, что нынешние российское руководство для восстановления влияния России в регионе проводит традиционную политику в отношении армян и Армении. Речь идет о том, что последние предложения В. Путина по Карабаху воспринимаются как торговля России с Азербайджаном «товаром», который Москве собственно и не принадлежит – подконтрольными армянам территориями (речь идет как о районах «зоны безопасности», так и о самом Нагорном Карабахе).

По мнению армянских экспертов, нынешняя политика Кремля в отношении Армении и безоглядная поддержка, мягко говоря, непопулярного в народе Р. Кочаряна, может иметь серьезные последствия в случае «смены караула» в Ереване.
К этому добавляется четкое осознание в армянской политической элите того, что повышение цены на поставляемый в Армению российский газ, в конечном счете, ударит по и без того невысокому жизненному уровню населения республики. Это легко спрогнозировать после недавних решений республиканской Комиссии по общественным услугам, которая установила цену на газ для потребителей таким образом, что основная нагрузка повышения цены на подаваемый в страну газ ляжет на рядового потребителя, а не на российских поставщиков – РАО ЕЭС или «АрмРосГазпром» (контрольный пакет этой компании принадлежит «Газпрому» и «Итере»).
За повышением цены на газ последует цепная реакция повышения цен на электроэнергию, продукты питания, транспортные услуги, воду и пр. Все это происходит на фоне того, что СМИ время от времени напоминают о том, что между президентом Армении и «Газпромом» была достигнута договоренность о том, что российский монополист не будет повышать цену на поставляемый в Армению газ, а взамен этого диаметр трубопровода Иран-Армения не превысит 700 мм. Кроме того, под давлением «Газпрома», в договор о поставках иранского газа в Армению, был вписан пункт, согласно которому, иранский газ не может поставляться напрямую населению (т.е. только в виде электроэнергии). Одним словом, у населения и элиты Армении сложилось устойчивое мнение о том, что, ради сохранения своего монопольного положения на газовом рынке Армении, Россия, используя, политические и экономические рычаги, блокирует потенциально выгодную для Еревана газовую сделку с Ираном.
Все это принимает интересный оборот и в связи с тем, что США, которые до недавнего времени были последовательными противниками строительства как технического, так и магистрального газопровода Иран-Армения, с некоторых пор достаточно ясно намекают на то, что Вашингтон является последовательным сторонником диверсификации поставок энергоносителей в регион и, в частности, в Армению. Таким образом, США фактически дают понять, что они более не являются противниками сотрудничества Еревана и Тегерана в области энергетики.

Достаточно однобокая поддержка Москвой непопулярного Р. Кочаряна и новшества в газово-энергетических взаимоотношениях между Россией и Арменией привели к значительному снижению влияния в республике сторонников традиционно пророссийской ориентации Еревана.
Стоит обратить внимание на то, что большинство «традиционалистов», по своим политическим предпочтениям, являются левыми, в последние годы неуклонно теряющими свое влияние. Именно левые силы (прежде всего, местные коммунисты, а также партии и движения социалистической ориентации) были раздроблены и разобщены Р. Кочаряном. Что касается левой партии Армянская революционная федерация Дашнакцутюн, то ее политическая линия определяется сложным внутренним балансом различных группировок, зачастую лоббирующих интересы тех или иных стран. Таким образом, можно считать, что возможная политическая база российского влияния в Армении также перманентно слабнет.
В то же время, в армянской политической и интеллектуальной элите, где сегодня доминируют либеральные настроения, есть тенденция формирования мнения о необходимости постепенного дистанцирования от России, которая, по мнению либералов, «постоянно заигрывая с Азербайджаном и Турцией, теряет имидж надежного союзника для Армении». Правда, при этом отмечается необходимость безусловного сохранения с Россией корректных и добрососедских отношений.
В заключение отметим, что в последние 15 лет из Москвы неоднократно, но в целом безуспешно, предпринимались попытки наладить российско-азербайджанское стратегическое сотрудничество. Комментируя одну из таких попыток в первой половине 90-х, один российский дипломат сказал: «...опасная игра. Там, в Баку, мы мало что получим, а здесь, в Ереване, можем многое потерять».

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте