Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Республике Казахстан предложили стать султанатом

Автор: Пресс-папье

В начале сентября в алматинской газете «Караван» была опубликована статья первого вице-министра иностранных дел РК Рахата Алиева «Республикостан или Казахский Султанат. Какой выбор мы сделаем?». Откровения «старшего зятя» президента страны вызвали заметный резонанс среди казахстанской общественности.
В своей статье Р. Алиев предлагает, во-первых, упразднить в Казахстане республику, как форму правления, не способную обеспечить стабильность и решение актуальных проблем общества и государства, и ввести конституционную монархию – султанат. Во-вторых, он выступает за формирование парламента по родоплеменному (жузовому) и этническому признакам.
Учитывая то положение, которое Рахат Алиев занимает в правящей элите республики, а также нечастое после известных событий осени 2001 года (тогда за свою чрезмерную политическую активность он был снят с поста первого зампредседателя КНБ и утратил прежнее влияние), его нынешнее выступление на внутриполитические темы наводит на мысли о неслучайности данного демарша. Здесь имеет смысл рассмотреть следующие версии.
Версия первая. Публикация Алиева преследует цель путем широкой дискуссии дискредитировать идею сильной президентской власти как реальной возможности ее перерастания в монархию, где президент из избираемого лица превращается в султана, передающего власть по наследству. В этой связи, автор стремится спровоцировать искусственный политический кризис, следствием которого становится критическое выступление президента страны Нурсултана Назарбаева, содержащее программу кардинальных политических реформ, целью которых является превращение Казахстана в парламентскую республику.
В этом случае, возможны два варианта. Первый из них предполагает, что Р. Алиев на свою инициативу получил «добро» от самого главы государства. Зная неприязнь к своему «старшему зятю» (Р. Алиев женат на старшей дочери президента Дариге Назарбаевой) со стороны широкого круга представителей правящей элиты и оппозиции, Н. Назарбаев, возможно, сознательно решил дискредитировать идею введения монархии в Казахстане. На волне этой дискредитации он путем изменения Конституции вводит парламентскую республику, в которой победившая на выборах партия формирует правительство и контролирует другие органы государственной власти уже не через администрацию президента, а через аппарат парламента и правительства.
Соответствующие поправки в Основной закон страны вступают в силу после истечения конституционного срока правления Н. Назарбаева. В связи с этим, проводятся выборы в парламент, по итогам которых доминирующее положение в нем занимает «президентская» партия «Отан». В этой системе экс-президент может занимать посты либо спикера парламента, либо просто лидера «Отана», сохранив при этом практически прежнее влияние в политической системе и оставаясь, теперь уже неформально, первым лицом страны.
Если в данном случае имеет место личная инициатива Рахата Алиева, то вполне вероятно, что она рассчитана на реализацию тех или иных его интересов. Если, допустим, президент пойдет на введение в Казахстане монархии, то его потенциальным наследником может стать один из двух сыновей Дариги Назарбаевой и Рахата Алиева. Если же будет введена парламентская республика, то тогда данная семейная группа будет ожесточенно бороться за лидирующее положение в партии «Отан», с которой в июле этого года была фактически принудительно объединена партия «Асар», контролируемая данной группировкой.
Версия вторая. Идет сознательное провоцирование Р. Алиевым своих политических оппонентов и зондирование так называемого «болота», чьих одобрения или нейтралитета необходимо добиться в борьбе за власть и передел собственности, который неизбежно приближается в связи с реформами, децентрализацией власти, а также предстоящими в будущем парламентскими и президентскими выборами. В этом смысле, вполне вероятно стремление самого Р. Алиева вернуться в активную политику, от которой его фактически отлучили после событий 2001 года.
Версия третья. В данном случае, вероятно стремление «заглушить» информационную волну, вызванную результатами завершившегося судебного процесса по делу об убийстве одного из ведущих общественно-политических деятелей РК Алтынбека Сарсенбайулы и его спутников. Известно, что Рахат Алиев неоднократно назывался представителями оппозиции и рядом местных СМИ в качестве лица, возможно, причастного к этому преступлению. Немаловажно, что этого мнения придерживается и экс-председатель КНБ Нартай Дутбаев.
Правда, сам Алиев, имея алиби, связанное с его отсутствием в стране в соответствующее время, практически никак не фигурировал в талды-корганском процессе. Кроме того, еще в мае он выиграл судебный процесс против полковника КНБ в отставке Арата Нарманбетова, который открыто утверждал о его прямом участии в совершении данного преступления.
Вместе с тем, откровенные проколы и фальсификации в процессе следствия и судебного разбирательства, а так же сомнительный, в плане объективности, приговор суда по этому делу способны вновь поднять среди широкой казахстанской и международной общественности вопрос о необходимости проведения нового, более тщательного и объективного расследования, включая четкое выяснение по поводу возможной причастности к данному преступлению вероятных подозреваемых, включая и президентского зятя.
В связи с этим не исключено, что последний сознательно пытается инициировать дискуссию вокруг необходимости смены формы правления в Казахстане с тем, чтобы переключить внимание политической элиты и общества, включая и своих оппонентов, с такой неприятной для себя темы, как подозрение в причастности к убийству Сарсенбайулы. Одновременно с этим, он в своей статье косвенно касается главы казахстанского сената, имя которого, кстати, было открыто озвучено на суде одним из главных обвиняемых в убийстве Рустамом Ибрагимовым в качестве одного из заказчиков.
Версия четвертая. По ряду оснований и слухов, в ближайшее время в стране ожидаются серьезные кадровые перестановки. Причем, Рахату Алиеву прочат место посла в одной из латиноамериканских стран. Сам же он, непосредственно занимаясь вопросом ожидаемого избрания Казахстана председателем ОБСЕ в 2009 году, скорее всего, рассчитывает занять пост министра иностранных дел. Такая перспектива позволит ему, во-первых, повысить уровень своего влияния в госаппарате, а, во-вторых, непосредственно представлять Казахстан в ОБСЕ в качестве председателя этой организации.
В связи с этим, не исключено, что Алиев своей публикацией решил напомнить о себе главе государства и заработать перед ним лишние политические очки. В этом случае, он может рассчитывать на то, что идея возможного введения в Казахстане монархии вполне могла уже подниматься и раньше как в разговорах внутри Семьи, так и на публичном уровне, в том числе, в СМИ. При успешной реализации своего замысла Алиев, в лучшем случае, может избежать своего устранения из политической жизни республики посредством продолжительной по срокам дипломатической «ссылки».
Что касается сторонних отзывов на статью Алиева, то серьезной политической реакции в виде заявлений тех или иных общественно-политических сил с поддержкой или осуждением его идей так не последовало. В основном, имеют место многочисленные комментарии представителей политической элиты страны, преимущественно дискуссионного характера с оценками не в пользу автора. При этом каких-либо жестких осуждений или обвинений в адрес Р. Алиева до сих пор не выдвигалось. В то же время, в кулуарных беседах между представителями казахской национальной элиты инициативу вице-министра называют необоснованной, нескромной и неуместной.
Из официальных кругов на эту статью более-менее отозвался только спикер мажилиса (нижней палаты) парламента РК Урал Мухамеджанов. В одном из своих комментариев в прессе он отметил, что лично не разделяет мнение Алиева, но поддерживает его право на его изложение. Непосредственный же начальник Алиева глава МИДа Касымжомарт Токаев вообще фактически отказался от ответов на соответствующие вопросы журналистов.
Вполне вероятно, что эти и другие высокопоставленные чиновники ожидают реакции от самого президента, которой пока не последовало. Если такая реакция будет иметь место, то, в зависимости от ее характера, станет ясно, какая из отмеченных выше версий реализуется в процессе дискуссии о вопросе дальнейшего развития политико-властной системы Казахстана. Так что, придется подождать «высочайшего решения».

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте