Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Плохой Грузии абхазы предпочитают плохую Россию

Автор: Натия Лабарткава, Тамуна Аладашвили

Конфликтолог Паата Закарейшвили считает, что для урегулирования конфликта в Абхазии необходимо, в первую очередь, объективно проанализировать его причины. В интервью изданию он заявил, что грузинская сторона должна ясно сказать абхазам, как она видит их место и гарантии безопасности в едином государстве.
«24 саати»: - Как Вы думаете, почему произошел конфликт в Абхазии?
П. З.: - Этот вопрос до сих пор остается без ответа. Конечно, трудно сделать это, но в грузинском обществе, к сожалению, даже не пытаются открыть дискуссию вокруг данного вопроса. Бытует лишь соображение, что будто все сделала Россия с тем, чтобы поссорить между собой абхазов и грузин. Я же думаю, что только одно это обстоятельство не могло обусловить столь глубокого раскола между двумя народами. Видимо, главная причина состоит в том, что когда грузины готовились к независимости, они не включили абхазов в строительство государства, сочли, что эта территория принадлежит Грузии, все остальные народы – абхазы, осетины, азербайджанцы, армяне – гости. Поэтому, мол, все будет так, как хотят грузины. Это было очень несовременное отношение к строительству государства. Мы не сказали абхазам и осетинам: внесите свои предложения и вместе построим государство, однако вместо этого им заявили: мы создадим государство и довольствуйтесь тем, что получите из наших рук. Такое отношение продолжается до сегодняшнего дня. Поскольку они являются нашими согражданами, нам следовало учесть их опасения, вместе с ними создать единое государство. Это было проявлением грузинского этноцентризма. К сожалению, этой ошибкой вероломно воспользовались россияне, которые все еще продолжают расширять трещину, образовавшуюся между грузинами и абхазами.
«24 саати»: - Вы считаете, что виновата грузинская сторона?
П. З.: - По моему мнению, виноваты не грузины, а грузинские политики, которые тогда от имени грузин делали политику. Между политикой и справедливостью – большая разница. Политику можно сравнить с потоком воды в русле, а справедливость – с берегами. Если они не укреплены должным образом, вода может затопить всю территорию. Именно неверные политические расчеты обусловили существование беженцев в Грузии. Поэтому, если хотим восстановить справедливость, необходимо окончательно и объективно определить, что произошло и кто виновен во всем этом.
Я сам выводил людей из Абхазии во время военных действий. В мои обязанности входили защита их прав, обмен пленными, эвакуация мирного населения, поиск пропавших без вести. Тогда мы освобождали людей, ставших заложниками политики. Эти люди – беженцы – до сих пор остаются жертвами войны. Пока мы до конца не проанализируем, не осознаем, почему случилось то, что произошло, перспектив их возвращения к своим очагам видно не будет.
«24 саати»: - Вы до сих пор поддерживаете контакты с абхазами, как Вы думаете, хотят они, чтобы мы вернулись в Абхазию?
П. З.: - Нет, не хотят. Они опасаются того грузинского государства, которое принесло им столько бедствий. Это государство еще не спросило их: как вы видите свою государственность? Грузия должна сама сказать абхазам, как она видит их место и безопасность в составе единого государства. Мы же никак не удосуживаемся поставить вопрос: почему абхазы не хотят возвращения грузин? А потому, что они опасаются – придут грузины, они составят большинство и реализуют лишь интересы грузинского государства за счет ущемления их интересов.
У нас не хотят понять, что можно создать государство, где абхазы будут наделены одинаковыми правами с грузинами. Если мы хотим урегулировать конфликт в Абхазии, то надо поднять права абхазов до уровня прав грузин. Вот тогда количество (соотношение между этническими группам – ПП) не будет иметь значения и возвращение беженцев ни у кого не вызовет опасений. Между тем, время идет, многие беженцы уже не хотят возвращаться, поскольку нынешние условия их вполне устраивают. Чем больше времени пройдет, тем меньше людей вернется в Абхазию. А мы упрямо и безрезультатно продолжаем диктовать свои старые условия. Считаю, что надо поменять государственную стратегию и видение путей урегулирования конфликта. Мы даже не знаем, что происходит в Абхазии.
«24 саати»: - Вы, кажется, знаете...
П. З.: - Да, знаю, но общество не знает. Думают, что вся Абхазия переполнена агентами России, но это не так. Часть абхазов с надеждой смотрит на Россию, но вторая часть так же опасается России, как Грузии. Они знают, что независимость недостижима. Но для них Россия – опасное государство, а Грузия – враждебное государство. Они предпочитают неопределенность, чем воссоединение с Грузией или Россией. Мне абхазы не раз говорили: что нам делать, иного выбора нет, с третьей стороны находится Черное море, не можем же броситься в него. Недавно Багапш заявил по российскому телевидению: подождем, когда Грузия станет Швейцарией, тогда и будем говорить. В личной беседе абхазы не раз говорили мне, что они ждут от Грузии реальных предложений, а пока плохой Грузии они предпочитают плохую Россию.
«24 саати»: - А какими могут быть эти предложения?
П. З.: - Их интересует, как видит грузинская сторона будущее Абхазии. Есть только два лозунга: восстановление территориальной целостности и возвращение беженцев. Но не слышно самого главного – учета интересов абхазского народа. А пока мы говорим лишь о восстановлении территориальной целостности, будто Абхазия представляет собой пустую территорию, где лежат мешки с картошкой, которые потом разложим по своему усмотрению. Но это не так, там живет народ, среди которого царит полное отчуждение в отношении грузин. Для них грузины такие же чужие, как, скажем, французы.
«24 саати»: - У нас тоже такое же положение.
П. З.: - В отличие от нас, абхазская молодежь находится в тяжелом положении потому, что у нее нет выбора, она не знает, где получить образование. В Абхазии нет условий для получения нормального образования, а Россия с каждым днем становится все более агрессивной страной, где так же избивают абхазов, как грузин, поскольку у них на лбу не написана их национальность.
Если бы абхазы имели тесные контакты с Европой, их менталитет выглядел бы иначе, поскольку на Западе отношение к сепаратизму иное, а в России – наоборот. Считаю, что мы должны содействовать абхазской молодежи в приобщении к западным ценностям.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте