Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Чаепитие в Украине

Автор: Юрий Симонян

Если спросить у иностранцев из так называемого «ближнего зарубежья», проживающих в Москве, что для них самое неприятное, подавляющее большинство отметит институт прописки. Самая простая и доступная – 3-месячная регистрация по месту проживания. Для этого в паспортном отделении районной милиции нужно написать соответствующее заявление, подкрепленное заверением о согласии всех прописанных в той или иной квартире людей. И все. С бумагой, на которой стоит штамп о пересечении границы России и со штампом о 3-месячной прописке, человек, как правило, освобождается от излишних милицейских придирок, выискивающих иностранцев по внешним признакам. Но через эти 3 месяца иностранец становится желаемой добычей милиции и миграционных служб.
Теоретически можно продлевать этот миграционный листок, но мало у кого это получается. Надо из России выезжать. Есть, конечно, соблазн обратиться по расклеенным в метро объявлениям, заплатить кому-то необходимую сумму и получить «легальную», как свидетельствуют эти самые объявления, регистрацию. Но вы не можете быть уверенными, что она действительно окажется сделанной по закону. Это, кстати, очень легко проверяется. И если, не дай Бог, выяснится, что документ липовый, то неприятностей не оберешься. Да таких неприятностей, что мечтать будешь о «самодепортации» и забудешь дорогу в Россию.
А в таких случаях часто и приходится забывать. СНГ хоть и уступает в компьютеризации всему миру, однако в вопросе нарушения миграционных правил находится на высоком уровне. Так что лучший выход – и впрямь покинуть территорию России, въехать обратно с новой миграционной карточкой и идти в отделение милиции за новой регистрацией.
Некоторые так и делают. Но едут не на родину, а куда ближе и дешевле – на поезде на Украину. В минувшие выходные я находился по делам в Харькове. Обилие соотечественников не могло не привлечь внимания. Разговорился с одним из них. Он и рассказал об этой схеме, к которой он был вынужден прибегнуть во второй раз. Причем, Сурен (имя условное - Ю.С.) не на шутку был обеспокоен. Регистрация у него была просрочена на два дня. «Все зависит от порядочности пограничников», - вздохнул он. Под «порядочностью» следовало понимать одно – чтобы не очень придирались из-за этих двух злосчастных дней. «Может, не заметят?», - предположил я, чтобы поддержать разговор, хотя в то, что не заметят, верилось с трудом. Естественно, заметили. Российский пограничник, не обращая внимания на просьбы Сурена, без лишних слов вызвал по рации представителя миграционных служб. Тот появился довольно быстро и был лаконичен: «Что будем делать?». Такой подход к делу, как мне подумалось, предполагал банальную взятку. «Ну всего два дня... Спина болела – не мог выйти из дому... Билета не было... Ну, пожалуйста...», - захныкал мой новый знакомый. Реакцию «миграционщика» предположить было трудно, даже невозможно: «Ладно. Езжай. В честь праздника». Дело было 23 февраля.
Сурен поблагодарил и вернулся в купе. Я не поверил своим глазам. Неужели, дело в стратегическом партнерстве между Россией и Арменией? «Нет, просто человек хороший попался», - сказал Сурен. «А обратно проблем не будет? По штампам же видно, что ты уже один раз нарушил?», - спросил я. «С русскими проблем не будет – они на старые документы не смотрят. Хохлы мозги вынимают», - пожаловался Сурен на украинцев.
В этом довелось убедиться очень скоро. Украинский пограничник вывел его из купе в коридор и зашептал (но было слышно): «Я ж знаю, зачем ты едешь – у тебя регистрация закончилась. Имею право высадить с поезда для допроса. Пока будем беседовать, поезд уедет. Оно тебе надо? Мне не надо», - пограничник взял паузу, а Сурен полез в карман. Вытащил оттуда какую-то бумажку, и она быстро исчезла...
На обратной дороге из Харькова в Москву также было несколько армян, очевидно провернувших ту же «операцию» по пересечению границы, что и Сурен. Недалеко от украинской границы они вложили какие-то бумажки в паспорта и стали дожидаться пограничного контроля. Пограничники шутили с ними: «Чай хоть успели выпить?». Видимо, эти люди пересекли границу буквально несколько часов назад. А российские пограничники вели себя подчеркнуто сдержанно. Естественно, они никак не хуже украинских коллег понимали причины сверхкраткого пребывания на Украине этих людей, но предпочитали действовать строго в соответствии с законом. Ведь эти люди законы не нарушали, а просто нашли выход из сложившегося положения.
И в этот момент возникла неожиданная мысль или вспомнилась кем-то сказанная фраза, что степень отношения к закону служащих свидетельствует о том, что закон состоялся. Или наоборот – не состоялся. Россияне к своим законам (хороши они или плохи – другой разговор) отнеслись, в данном случае, с уважением. Украинские пограничники предпочли, используя даже не свое украинское законодательство, а российское, найти возможность и... Вот и думайте, как хотите. Я во всем этом увидел ту самую причину, почему Россия порой позволяет себе небрежный тон в общении с бывшими республиками СССР. Похоже, они в качестве полноценных самостоятельных государств вызывают массу вопросов. Во всяком случае, пока.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте