Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Грузия: на пороге НАТО

Автор: Зураб Абашидзе, бывший посол Грузии в Российской Федерации

Мои русские друзья и коллеги часто выражают огорчение: мол, плохо, что Грузия изменила свою позицию в отношении России и предпочла дружить с богатым «дядей Сэмом», а теперь собирается вступить в НАТО и игнорирует интересы РФ.
В связи с этим, вспоминаются тяжелые 90-е годы и весь путь, пройденный Грузией со дня восстановления своей независимости. Я не собираюсь комментировать драматические события в Абхазии 1992-93 годов. К сожалению, наша дружба тогда не выдержала испытания временем, а тогдашняя рана у нашей страны до сих пор не затягивается. Знаю, что в Москве некоторые политики в трагедии Абхазии до сих пор обвиняют Тбилиси. Хотя, вовсе не случайно, что в 1994 году Борис Ельцин извинился перед грузинским народом за роль России в этой трагедии.
Почему-то забывают о том, что во время вооруженного противостояния в Абхазии грузинские власти, надеявшиеся на поддержку Москвы в урегулировании конфликта в Абхазии, в 1993 году приняли решение о вступлении Грузии в СНГ, а затем присоединились к соглашению о коллективной безопасности. Было подписано также соглашение о сохранении российских военных баз в Грузии сроком на 25 лет, где максимально учитывались интересы России. Хотя условием ратификации этого документа грузинская сторона открыто назвала поддержку в решении абхазской проблемы и строительстве вооруженных сил Грузии со стороны России. Кроме того, силовые министры Грузии (обороны и государственной безопасности) были назначены с учетом «рекомендаций» Москвы.
В дальнейшем все развивалось как в порочном кругу. Москва вроде правильно ставила вопрос о том, что грузины и абхазы сами должны найти общий язык. Однако абхазы не шли на компромисс, поскольку из России получили сигналы иного свойства.
Не дождалась Грузия помощи и в строительстве своей маленькой армии.
В такой обстановке был поставлен вопрос о ратификации соглашения в связи с российскими военными базами. А в 1995 году был осуществлен террористический акт против Эдуарда Шеварднадзе, после чего министр государственной безопасности Грузии Игорь Георгадзе с российской военной базы в Вазиани срочно вылетел «в неизвестном направлении».
До сих пор непонятно, почему Москва не воспользовалась таким лояльным отношением Шеварднадзе, почему они (россияне – ПП) хотели видеть в Тбилиси другую власть? Неужели неприятие его личности перевесило государственный подход и интересы России?
1995 год стал годом психологической метаморфозы Шеварднадзе. После террористического акта он убедился, что Россия никогда не простит ему развала Советского Союза и разрушения берлинской стены. На этом фоне в регионе появились первые серьезные проекты Запада, и энергоресурсы Каспия приобрели важное значение. Отказаться от этих проектов Грузия не могла. Одновременно они стали раздражать Москву. «Нефтепроводы в обход России» – так называли их в российских политических кругах. Хотя, понятно, что в проекты нефтепроводов, идущих из Баку через Тбилиси, Россию включать было никак нельзя. По мере осуществления этих проектов, давление со стороны РФ усиливалось. Причем, в качестве главного рычага использовалась именно Абхазия. В этой ситуации, Грузия была вынуждена более решительно повернуться лицом к Западу.
В 1996 году саммит СНГ принял важное решение по Абхазии, в котором в значительной мере учитывались интересы Грузии. Однако из-за уступчивой позиции Москвы в отношении Сухуми, выполнить это решение не удалось.
В 1996-97 годах вступил в действие заключенный в связи с проектом Баку-Джейхан первый контракт, были сделаны первые реальные шаги по сотрудничеству с НАТО, подписано соглашение между Евросоюзом и Грузией. Грузинские дипломаты, чтобы не нервировать Москву, постарались не превышать уровень сотрудничества с альянсом, по сравнению с взаимоотношениями с РФ. Грузия нуждалась в экономической поддержке Запада, хотя она не собиралась свертывать сотрудничество с Россией. Шеварднадзе, как опытный политики, не сомневался, что сможет вести сбалансированную политику между двумя векторами.
В этот период, точнее, в 1998-99 годах в кулуарах Евросоюза начали разрабатывать документ по безопасности Кавказа, который должен был удовлетворить Россию, США, Евросоюз, Турцию и, естественно, Азербайджан, Армению и Грузию. Предполагалось, что основные «игроки» должны были взять на себя ответственность за стабильность и мирное развитие этого региона. Фактически речь шла о самобытном нейтральном статусе этих трех стран Закавказья. Этот проект в Тбилиси встретили с энтузиазмом. К нему проявили интерес и другие страны. Однако когда дело дошло до Москвы, процесс застопорился. Мы не смогли получить какого-либо разумного ответа на эту инициативу. Стало ясно, что Москва не собирается с кем-нибудь делить Южный Кавказ.
Наступило новое столетие, из-за событий в Чечне, российско-грузинские отношения резко ухудшились. Москва вознамерилась использовать свои дислоцированные в Грузии военный базы для нанесения ударов по противнику в Чечне, а после появления чеченских боевиков в Панкисском ущелье – для проведения спецопераций и там. Грузинские власти не могли допустить перенесение чеченской войны на территорию страны и проведение военных операций в ста километрах от Тбилиси. Из-за этого с самого начала грузинские власти отрицали факт нахождения в этом регионе чеченских боевиков, что следует считать ошибкой. А после перемещения чеченского полевого командира Гелаева и его боевиков из Панкиси в Абхазию обозначились контуры опасной авантюры.
Тем не менее, реакция Москвы на позицию Тбилиси, по нашему мнению, изначально была неадекватной. Ввели визовый режим, открыли железнодорожное сообщение Москва-Сухуми, а жителям Абхазии раздали российские паспорта. Последний шаг в Грузии расценили как явную попытку аннексии территории страны.
На пике этого кризиса «неопознанные летающие объекты» разбомбили Панкисское ущелье. Надо знать психологию кавказцев, чтобы понять реакцию населения Грузии. Эти силовые акции и утверждения о том, что территорию Грузии бомбили сами грузины, крайне возмутили народ. После этого Грузия обратилась к США с просьбой оказать ей помощь в создании специальных антитеррористических подразделений, а в 2002 году на саммите НАТО Шеварднадзе поставил вопрос о вступлении Грузии в этот альянс. Так что, как я представляю, Грузия пошла в обход России потому, что Россия оттолкнула ее.
Что касается нынешних российско-грузинских отношений, то это уже другая история, очень похожая на то, что уже было. А новое в ней то, что между Москвой и Тбилиси перестали летать самолеты, пострадали невинные люди, почти совсем оборвались торгово-экономические отношения.
Что же касается проблемы Абхазии, министерство иностранных дел России предлагает развивать «прецедент Косово», которого, как известно, пока еще не существует. После этого вновь ставится вопрос: почему Грузия хочет вступить в НАТО?
Иногда меня спрашивают: разве в этом виновата только Россия? Виноваты, разумеется, и эмоциональные грузины, хотя здесь показатель ответственности каждой из сторон прямо пропорционален их территориям.
Несмотря на это, хочется верить в то, что стороны сделают шаги навстречу друг другу и сумеют постепенно восстановить отношения. Да, Грузия должна учитывать интересы России, но что это значит? Ведь эти интересы много раз менялись. На сегодня Москву серьезно волнуют планы Тбилиси в связи с его вступлением в НАТО. Выходит, что Грузия должна отказаться от них и от своих интересов? А ведь именно на них, с точки зрения безопасности страны и создания гарантий демократического развития, возлагает надежды подавляющее большинство населения Грузии. (Между тем, совсем недавно «неопознанные летающие объекты» нанесли бомбовые удары по Верхней Абхазии, территории, контролируемой Тбилиси).
С учетом всего этого, видимо, стоит взглянуть на проблему под другим углом зрения и обсудить вопрос: что предпочтительнее для России – иметь у своей южной границы нестабильную Грузию или спокойную современную страну, интегрированную в солидную международную структуру?
Несмотря на сегодняшние драматичные российско-грузинские отношения, перед отдельными странами стоят вызовы и проблемы, требующие незамедлительного и быстрого решения. Это – борьба против терроризма, контрабанды, незаконной торговлей оружием и наркотиками и др. Есть общие экономические и гуманитарные вопросы. Известно, что российскому капиталу в Грузии не чинят никаких препятствий, напротив, значительный объем энергетики страны принадлежит крупным российским компаниям. Как не вспомнить наши культурные связи, представляющие собой уникальное явление. Так что, настало время, начать все с чистого листа.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте