Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Перспектива «чеченского синдрома»

Автор: Каха Канделаки

По утверждению российских властей, Москва успешно решила чеченскую проблему. «Покоренную» Чеченскую Республику возглавляет новый президент, фаворит Путина. Хотя, фактически Рамзан Кадыров давно контролирует ситуацию в Чечне, точнее, после того, как его отца Ахмада Кадырова убили мятежные соотечественники. Путин передал Рамзану должность отца сразу же после исполнения ему 30 лет (по конституции Чечни, минимальный возраст кандидата в президенты республики должен быть не менее 30 лет).
На этот раз Рамзана Кадырова на пост президента назначил Путин, но ему самому тоже в овладении первым креслом России немало помогла именно Чечня. Война в Чечне «застала» его в нужном месте и в нужное время. В другом случае такое стремительное восхождение никому не известного офицера КГБ было бы немыслимо. Война и окутанные тайной взрывы многоэтажных жилых домов вновь надолго вернули ФСБ в политическую жизнь России. К тому же эта война стала причиной или поводом жестких политических шагов со стороны Путина.
Сегодня две войны в Чечне, вроде бы, стали достоянием истории. Республика вновь находится в составе России, а потенциальные поборники отделения других регионов ясно видят, во что обошлись подобные мысли Чечне (во время военных действий погибло около 100 тысяч мирных жителей, а еще больше стали беженцами).
Чеченская война дорого обошлась и России. Но именно она стала предпосылкой для формирования России такой, какой она является сегодня – агрессивной и авторитарной страны.
Именно связанные с Чечней нашумевшие террористические акты послужили причиной множества инициатив со стороны Путина, в том числе, изменения процедур парламентских выборов и упразднения народных выборов губернаторов регионов.
Президент России очень хотел, чтобы Чечня была воспринята в мире в качестве одного из фронтов «борьбы с терроризмом». Именно поэтому скептическое отношение Запада к трагедии в Беслане вызвало раздражение президента России. Помимо Беслана, Запад также с сомнением воспринял инициированные Путиным политические реформы и российскую политику на Северном Кавказе вообще.
Война в Чечне в значительной степени обусловила также формирование внешнеполитического курса Путина. Речь идет о возрождении отношений с бывшими союзниками СССР в арабском мире. Усилия в этом направлении должны были смягчить негативное отношение в исламском мире, связанное с Чечней. Конечно, была и другая цель – досадить американцам.
Хотя Россия никак не может считаться демократической страной, но изменению общественного мнения в Кремле до сих пор уделяют серьезное внимание. В формировании свирепствующей ныне в стране ксенофобии война в Чечне сыграла решающую роль. Связанный с чеченцами постоянный страх и подозрительность переросли в крайнюю напряженность и ненависть к инородцам.
Война была примечательна не только тем, что благодаря ей во главе власти оказались бывшие шпионы, она выявила также беспомощность некогда непобедимой российской армии. До начала первой войны министр обороны из администрации Ельцина собирался взять Грозный за два часа, а в действительности, после двух лет военных действий российская армия потерпела позорное поражение.
Во время второй войны кадыровы и им подобные уже воевали на стороне Москвы. Новая и жесткая тактика российской армии оказалась более эффективной. На этот раз о жестокостях в Чечне в средствах массовой информации уже не сообщали, особенно после силового захвата государством последнего свободного телеканала – НТВ. Так что, война в Чечне определенную роль сыграла и в проводимой Путиным кампании против свободы слова.
Наибольший интерес все же представляет создавшаяся во время войны обстановка в российской армии. В этот период царящую там коррупцию следует считать самым легким преступлением. Широко практиковались похищение людей, продажа украденного оружия противнику и весьма прибыльная незаконная торговля нефтью. Даже поговаривают, что некоторые российские офицеры мятежным чеченцам продавали своих солдат.
Из-за такой моральной деградации и по причине традиционной в российской армии т.н. «дедовщины» ежегодно погибает больше военнослужащих, чем теряет Америка в Ираке. Именно поэтому так часты случаи уклонения от обязательной военной службы. Несмотря на то, что на сегодня призывников уже не должны направлять в Чечню, все же такие случаи нередки, что служит источником довольно прибыльного бизнеса и коррупции. Состоятельные родители спасают своих детей от такого призыва, выплачивая солидные взятки, что становится причиной социальной напряженности и протеста со стороны нуждающихся семей.
Однако самая тяжелая плата за войну в Чечне – человеческие потери. Во время военных действий, по официальным данным, федеральные силы потеряли свыше 10 тысяч военнослужащих, а по неофициальной статистике, эта цифра намного больше. Большинство вернувшихся с войны ветеранов, число которых превышает один миллион человек, проявляет склонность к алкоголизму и асоциальному поведению. Налицо т.н. «чеченский синдром», что опаснее, чем сама война. По этой причине, в последние годы в России насилие достигло катастрофических масштабов. В стране число убийств в расчете на тысячу жителей в двадцать раз больше, чем в странах западной Европы.
Вопреки утверждениям Кремля, война в Чечне еще не закончена. Несмотря на гибель большинства лидеров мятежников, оставшиеся в живых продолжают борьбу за независимую Ичкерию. Сегодня они убивают бойцов соединений, подчиненных Кадырову. Часты также потери федеральных сил и среди мирного населения.
Евросовет неоднократно обвинял Кадырова и российские власти в пытках и незаконных арестах. Продолжающийся в течение 10 лет стресс в Чечне стал причиной роста случаев самоубийства, особенно среди населения в возрасте 30-40 лет.
Разгул насилия и нестабильность в Чечне затронул и соседние северокавказские республики, население которых также страдает от бедности, этнической напряженности и некомпетентного правления. К этому добавляется и наплыв чеченских беженцев, часть которых уже не хочет возвращаться на родину.
Велика вероятность того, что недовольство населения еще больше возрастет и на Северном Кавказе произойдет еще один взрыв. Этому способствует и распространенный в период войны в Чечне радикальный, агрессивный ислам. Но главная опасность может исходить от самого Кадырова.
Уже поговаривают о том, что руководимая 30-летним Кадыровым Чечня начинает походить на средневековое ханство. Действующие в республике властные структуры укомплектованы бывшими боевиками. Если Кадыров сможет уцелеть (многие чеченцы и российские офицеры желают его смерти), никто не может предсказать, что он натворит или чего потребует завтра.
Сегодня его главный партнер и покровитель – президент России Владимир Путин, который в 2008 году покинет свой пост. А Кадыров уже сегодня играет с огнем. Правда, Москва пока отрицает это, но столкновения между его военными формированиями и федеральными войсками – не редкость. Ныне, перед выборами Путину нужна стабильная Чечня, но чего захотят российские власти завтра, неизвестно.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте