Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Вкусивший власть единожды. . .

Автор: Пресс-папье

Без преувеличения можно сказать, что из множества фигур, вращавшихся на орбите официальной власти Грузии после т. н. «революции роз», наибольшей динамичностью характеризовалась личность ныне уже бывшего министра обороны Ираклия Окруашвили. Правда, свою карьеру он закончил в качестве министра экономического развития, но всем запомнился, как глава оборонного ведомства страны. Причем, не только благодаря своему вкладу в строительство вооруженных сил, но и отнюдь не ласкающими слух высказываниями в адрес оппонентов всех уровней.
Деятельность бывшего активиста Ассоциации молодых юристов в качестве государственного чиновника всегда была сопряжена с оглушительным шумом, как в прямом, так и в переносном смысле. Получив назначение на пост губернатора одного из регионов Грузии, он буквально через несколько дней на вполне официальном основании организовал взрывы на дорогах, которыми пользовались контрабандисты, перевозившие товары из неконтролируемого Цхинвальского региона (Южной Осетии – ПП) во внутренние районы страны. Тем самым новый губернатор недвусмысленно дал понять, что не собирается идти на какой-либо компромисс с окончательно распоясавшимися нарушителями таможенного режима.
Свой крайний радикализм Окруашвили демонстрировал постоянно и без оглядки. Благо, было где – буквально за считанные месяцы он побывал в амплуа генерального прокурора, министра внутренних дел и, наконец, министра обороны, где, правда, несколько задержался. С его именем связаны нашумевшие аресты известных бизнесменов, членов кабинета министров в предыдущей администрации, скандальные разоблачения и столь же скандальные оценки деятельности высокопоставленных чиновников, которых он сменил во властных структурах.
Имидж весьма неординарной личности окончательно прикипел к Окруашвили спустя некоторое время после его назначения на пост министра обороны. Пользуясь полным доверием со стороны президента страны и имея мощную финансовую поддержку, он за сравнительно короткий срок сумел вывести национальные вооруженные силы на качественно новый уровень. Отсюда и небывалый рост популярности молодого министра, который настолько уверовал в свою непогрешимость, что даже позволил себе высказывания, выходящие за рамки его компетенции. Чего стоило только заявление о намерении встретить 2007-й год в Цхинвали, за которым последовал настоящий скандал. Некоторые эксперты даже склонны думать, что именно это заявление явилось последней каплей в чаше терпения друзей Грузии на Западе. Так или иначе, там не без раздражения указали на несоответствие деструктивных высказываний Окруашвили высокой должности главы оборонного ведомства страны. Видимо, позиция Запада в отношении друга и соратника Михаила Саакашвили оказалась настолько непреклонной, что президенту пришлось расстаться с ним.
Тем не менее, уход в небытие Окруашвили, не уступавшего в популярности самому Саакашвили, произвел эффект разорвавшейся бомбы. Официальное объяснение этому факту – он, дескать, отправляется на учебу, конечно, никто не принял всерьез. Тем более что через некоторое время стало известно, что этот неприветливый и угрюмый молодой человек остался в Грузии и намерен создать свою политическую партию. Кстати, это сообщение никого не удивило, поскольку едва ли кто-нибудь мог предположить, что Окруашвили весь накопленный за годы работы в государственных структурах авторитет так разом выбросит на свалку и спокойно займется бизнесом.
Но какую пустующую нишу в политической жизни страны выберет себе отставной министр? Останется он вместе с правящим большинством или уйдет в оппозицию? Вот вопросы, которые сегодня одинаково волнуют политиков, экспертов, журналистов и людей, никак не соприкасающихся с политикой. Между прочим, ответить на эти вопросы тоже некому, поскольку Окруашвили до сих пор хранит молчание, почти не появляется на публике. Возможно, где-то и встречается со своими единомышленниками, но об этом пока ничего не известно. Несмотря на это, все более уверенно звучат утверждения, что экс-министр наверняка пополнит изрядно поредевшие когорты оппозиции, чему ее представители, конечно, будут рады. Тем более что в будущем году на парламентских выборах им придется скрестить шпаги с правящим большинством. Словом, пружина времени постепенно сжимается и присутствие или отсутствие на политической арене такой заметной фигуры, как Окруашвили, может внести серьезные коррективы в расстановку сил. Во всяком случае, таково мнение представителей большинства политических партий.
В последнее время в политических кругах Грузии появились слухи о том, что между Окруашвили и членом парламентской оппозиционной фракции «Демократический фронт» Коки Гунцадзе, который согласился стать генеральным секретарем создаваемой экс-министром партии и его политическим представителем в парламенте, достигнута некая договоренность. Однако сам Гунцадзе опроверг эту информацию. «С Окруашвили я не встречался, хотя не могу сказать, что этого не произойдет в будущем. Я буду участвовать в создании любого политического объединения, способного стать альтернативой нынешней власти. На сегодня у нас есть лишь правящее большинство, а уравновешивающая его политическая сила фактически отсутствует. В случае принятия конкретного решения, для меня важно, чтобы такая политическая сила пользовалась высоким доверием общества», - заявил политик.
Фигура экс-министра стала причиной брожения и в недрах правящего большинства. Во всяком случае, уже начались разговоры о создании новых фракций. Причем, некоторые депутаты надеются привлечь на свою сторону именно Окруашвили с тем, чтобы вместе с ним усилить позиции администрации Михаила Саакашвили. Кстати, одну из таких инициатив уже озвучила депутат парламента, подруга бабушки президента Гугули Маградзе. В эту фракцию собираются перебраться также ряд других членов парламентского большинства, которые намерены создать в парламенте некую интеллектуальную группу.
Член парламентской фракции «Правая оппозиция» Мамука Кацитадзе считает, что в будущем парламенте предполагаемая фракция Окруашвили может быть оппозиционной только формально, на самом деле же она будет выполнять функцию сателлита «партии власти». Что же касается фракции Маградзе, она не может иметь чего-либо общего с оппозицией.
Так или иначе, парадоксальность ситуации налицо. Окруашвили нигде не видно, а разные, порой противостоящие друг другу политические силы уже всеми мерами пытаются заполучить в свое распоряжение его популярность.
Популярность – популярностью, но имидж экс-министра имеет ряд серьезных изъянов. В свое время один из грузинских политологов назвал Окруашвили маргинальной личностью, не способной вести успешную борьбу на политической арене. Между прочим, такая характеристика не лишена основания. Экс-глава грузинского Минобороны действительно не имеет опыта политического деятеля, да и его личные качества – неумение находить общий язык с людьми, необщительность, склонность к деструктивным поступкам, крайний радикализм – отнюдь не привлекут к нему симпатии избирателей, скорее, наоборот. Конечно, история помнит немало примеров, когда именно такие деятели оказывались на вершине славы и всеобщего поклонения, но подобные прецеденты возможны лишь в условиях общественных катаклизмов – революций, переворотов и других, граничащих с насилием явлений, когда общество, народ пребывает в состоянии экзальтации. Однако, как только спадает волна эйфории, практически исключающей процесс созидания, спрос на вождей резко падает.
Многие грузинские эксперты считают, что в перспективе политические интересы Окруашвили и Саакашвили обязательно пересекутся, и основная борьба за первое кресло страны развернется именно между ними. С этой точкой зрения можно согласиться, если допустить, что у грузинской общественности и впредь сохранится менталитет, предполагающий непременное наличие вождя, а не государственного деятеля, обладающего универсальной способностью решать самые разнообразные проблемы не волевыми методами, а на основе закона.
Что же касается возможного противостояния нынешнего президента Саакашвили и его бывшего соратника и друга Окруашвили, его конечный результат не принесет ничего нового, поскольку они практически ничем не отличаются друг от друга. А поединок между ними будет отмечен печатью борьбы не за идею, а за власть со всеми вытекающими отсюда последствиями. Тем не менее, если допустить такую вероятность в ближайшем будущем, скажем, на очередных президентских выборах, Окруашвили не получит такой поддержки избирателей, которая позволила бы ему оказать серьезное сопротивление Саакашвили, с трудом, но все же начинающему ориентироваться в дебрях государственного строительства. Кстати, некоторые шаги грузинского лидера уже признают успешными не только друзья, но и недруги. Если ему удастся, хотя бы частично, добиться перелома в решении острейших социальных проблем, внести позитивные моменты в урегулирование грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов, его имидж тотчас же поднимется до отметки 2003 года, когда ему выразило доверие свыше 90 процентов избирателей. Если сюда приплюсовать и т.н. административный ресурс, то без колебания можно утверждать, что из упомянутого противостояния самому Окруашвили, пожалуй, ничего ласкающего его непомерное самолюбие не достанется.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте