Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Армяно-российские отношения: развитие «не без проблем»

Автор: Пресс-папье

Состоявшаяся недавно в Сочи встреча президентов Армении и России была четвертой за этот год, и она фактически оказалась приуроченной к 10-летию «большого» армяно-российского договора о дружбе и сотрудничестве подписанного Борисом Ельциным и Левоном Тер-Петросяном.
Нынешняя ситуация в армяно-российских отношениях неоднозначна. Если раньше можно было констатировать, что их приоритетом является политика, то по положению на сегодняшний день эта картина претерпела изменения. В самом деле, объем товарооборота между странами с начала года возрос на 70% и в конце года может превысить рубеж в 500 млн. долларов США. Согласно официальным данным, Россия вновь вышла на первое место по объему инвестиций в армянскую экономику. Казалось бы, что особых проблем между двумя странами быть не должно. Однако на самом деле ситуация выглядит сложнее.
Действительно, формально товарооборот между РФ и РА существенно вырос, но в данном случае речь, прежде всего, идет об увеличении российского экспорта в Армению, значительную долю которого составляют энергоносители. Армянский экспорт в Россию растет гораздо медленнее. Главная причина – транспортные проблемы, отражающиеся на грузоперевозках между двумя странами, пока остаются нерешенными.
В связи с этим, следует иметь в виду, что все три сухопутные коммуникационные направления из Армении в Россию продолжают оставаться блокированными. Маршрут через Рокский перевал и далее через Южную Осетию в Грузию, а затем в Армению бездействует из-за неурегулированного грузино-осетинского конфликта. Автотрасса через КПП «Верхний Ларс», которая, как заявляет российская стороны, ремонтируется аж с осени прошлого года, перекрыта из-за проблем в российско-грузинских отношениях. Железная дорога через Абхазию продолжает оставаться закрытой по причине неурегулированности грузино-абхазского конфликта.
Таким образом, транспортно-грузовая связь Армении с Россией продолжает осуществляться напрямую по воздуху, а также через Грузию, но в ограниченных объемах, т.к. грузовой железнодорожный паром «Кавказ-Поти», владельцем которого является узбекский бизнесмен Х. Матчанов, работает пока весьма нестабильно.
Для активизации двустронних торгово-экономических связей потенциально может быть восстановлен маршрут Мегри (Армения) - Энзели (Иран) -Астрахань или Оля (Россия), который успешно функционировал во время войны в Нагорном Карабахе в первой половине 90-х годов.
Учитывая, что переговорный процесс в грузино-осетинском и грузино-абхазском конфликтах продолжает оставаться замороженным, перспективы урегулирования этих конфликтов, а, следовательно, и разблокирования сухопутных коммуникаций, выглядят достаточно туманными, во всяком случае, при взгляде из Еревана.
По всей видимости, именно это обстоятельство при формировании своей политики в регионе учитывает Вашингтон. В частности, еще несколько лет назад ряд американских экспертов, близких к Пентагону пришел к выводу о том, что, если рассматривать все конфликты на Южном Кавказе, то в реальности они сводятся к двум конфликтам: российско-грузинскому и армяно-турецкому. Речь идет о том, что грузино-абхазский и грузино-осетинский конфликты являются продолжением (или частью) российско-грузинского конфликта, а карабахский конфликт является частью армяно-турецкого конфликта.
В этом контексте, очевидно, реализуется следующая политическая схема: нагнетание напряженности в российско-грузинских отношениях и, зачастую, неадекватная реакция Москвы на политические эскапады Тбилиси ведет к коммуникационным проблемам между Грузией и Россией. Но более всего от вводимых при этом ограничений страдает не Тбилиси, который имеет выход в Черное море и открытую границу с Азербайджаном, Турцией и Арменией, а единственный союзник РФ в этом регионе – Ереван. Напомним, что сухопутные границы Армении с Турцией и Азербайджаном закрыты. Реально сложившаяся ситуация с коммуникациями и грузоперевозками в Россию, которая, по логике, должна быть основным торгово-экономическим партнером Армении, оставляет армянскому бизнесу очень ограниченный выбор.
Во-первых, это выход на иранский и ближневосточный рынок. Однако первый из них не является либеральным. Здесь существует жесткая система квот и таможенных барьеров, которая максимально защищает интересы местного производителя. Для немалой части традиционного армянского экспорта (вино-водочная и коньячная продукция), в силу специфических причин, иранский рынок вообще остается закрытым, а иранская территория не может использоваться для транзита такого рода товаров. По этой причине интерес армянского бизнеса к достаточно ёмкому иранскому рынку в целом ограничен.
Во-вторых, следует иметь в виду выход Армении на западный и турецкий рынки, либо выход на рынок европейских стран СНГ (Белоруссия, Молдавия, Украина), минуя территорию России как транзитную страну. Если ознакомиться с внешнеторговыми показателями Армении, то можно констатировать, что экономический интерес все больше движет страну именно в этом направлении.
Таким образом, «уголь», постоянно подбрасываемый в топку российско- грузинского противостояния, приводит к тому, что США мягко выводят Армению из сферы влияния России. Кремль «поддается» этой политике, втягиваясь в клинч виртуальных игр с М. Саакашвили. Шаги Москвы, направленные на установление контроля над секторами энергетики и связи Армении, не решают проблемы коммуникационной изоляции последней от России. В этом же контексте можно сделать предположение о том, что ценовое давление «Газпрома» на Армению будет иметь кратковременный эффект.
Кроме того, следует иметь в виду, что до конца следующего года Москва выведет свою военную базу из Батуми. Таким образом, российская военная база в Армении остается изолированной и уязвимой в регионе Южного Кавказа, т.к. не будет иметь прямой связи к армейским группировкам на южных рубежах России.
Если говорить о действиях в Армении крупного российского бизнеса, связанного с государственным капиталом, то и они армянскими экспертами оцениваются неоднозначно.
С одной стороны, на лицо успехи «АрмРосгазпома», который успешно восстанавливает систему газоснабжения Армении и пользуется доверием потребителей. С другой стороны, имеет место крайне неэффективная эксплуатация армянских распределительных электросетей со стороны РАО «ЕЭС России». Интересно, что зачастую жалобы на работу распределительных сетей поступают именно от российских компаний, работающих в Армении. Можно также добавить, отсутствие серьезных российских инвестиций в республиканские электросети.
Другой пример – деятельность банка «ВТБ-Армения», который взял под полный контроль бывший «Армсбербанк». По утверждению руководства «ВТБ-Армения», в их портфеле лежат проекты на 500 млн. долларов. Они связаны в основном с промышленностью, строительством, горной металлургией и энергетикой. В действительности же, банк недостаточно быстро развивается и по темпам роста явно отстал от других членов группы ВТБ. В настоящее время он поставил перед собой задачу увеличения объемов работы на ритейлинговом рынке Армении. Но процесс этот идет очень медленно. Вместе с тем, на рынке страны давно уже работают и другие банки, которые, по оценке местных экспертов, достаточно конкурентоспособны, мобильны, обладают высококвалифицированными кадрами и во многом адаптировались к местным условиям.
Противоречива деятельность и российского собственника крупного армянского телекоммуникационного оператора «АрменТел» – компании «ВымпелКом». С одной стороны, технические службы «АрменТел» осуществляют большую работу в регионах Армении по строительству сети, чтобы к 1 октября (начало демонополизации) иметь возможность самостоятельно предоставлять услуги телефонии населению там, где они предоставлялись крайне некачественно. С другой стороны, отказ комиссии по регулированию общественных услуг (КРОУ) утвердить новые тарифы, говорит о некомпетентности юридической и экономической служб компании. По их милости компания представила в КРОУ проект договора о присоединении (interconnection) различных сетей, действующих в Армении. Этот документ представляет собой простой перевод с русского языка договора, обычно используемого в России. Не удивительно, что многие его пункты вошли в противоречие с законодательством Армении и лицензией №60, выданной компании правительством страны. Через некоторое время, лишь частично изменив первоначальный текст документа, «АрменТел» все-таки «продавил» «добро» от КРОУ. Естественно, возникает вопрос: что будет, если это решение в будущем обжалует в суде прокуратура или какой-либо другой истец?

В качестве наиболее удачного примера армяно-российского делового партнерства обычно приводят предприятие «АрменАл», которое является частью алюминиевой «империи» Олега Дерипаски. Предприятие полностью модернизировано по последнему слову техники и управляется грамотными менеджерами. Тем не менее, и здесь пока нет полной загрузки мощностей из-за тех же коммуникационных проблем.
Что касается муссируемых в российской прессе предложений о строительстве российскими компаниями нефтеперерабатывающего завода в Мегри, то пока со стороны большинства армянских экспертов они воспринимаются скептически, т.к. экономическая целесообразность данного проекта представляется весьма сомнительной.
В целом, несмотря на традиционные здравицы в честь армяно-российских отношений, большинство экспертов в Ереване предпочитают относиться к их перспективам с осторожным оптимизмом – ведь проблемы существуют не только в экономике. Напомним, что Москва не скрывает своего недовольства отношениями Армении с НАТО, а Ереван с подозрением относится к военно-техническому сотрудничеству России с Турцией и Азербайджаном. Тем не менее, Армения, будучи членом Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), желает углубить двустороннее военное сотрудничество с Россией. Это можно объяснить рядом обострений, которые наметились в последнее время в регионе Южного Кавказа: возможным конфликтом США и Ирана, возможной совместной эксплуатацией находящейся на территории Азербайджана Габалинской радиолокационной станции, новым витком обострения курдской проблемы в Турции и др. Очевидно также, что на фоне процессов, происходящих в регионе, армяно-российское военное сотрудничество, во-первых, может обрести новый смысл, а, во-вторых, оно все больше исходит из интересов национальной безопасности Армении.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте