Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

«Нежный» выбор Москвы

Автор: Пресс-папье

После безрезультатного завершения переговоров по поводу будущего статуса Косово при посредничестве США, Евросоюза и России, уже в ближайшее время этот край Сербии официально провозгласит свою независимость от метрополии. Вопрос лишь в том, произойдет ли это путем одностороннего провозглашения или же может последовать признание со стороны Соединенных Штатов и стран-членов Европейского Союза.
Западные политики утверждают, что вопрос Косово – уникальная проблема, которая не может быть прецедентом для урегулирования подобных конфликтов, в частности, на постсоветском пространстве. В отличие от Запада, против предоставления Косово даже ограниченного суверенитета выступает другой важный международный игрок – Россия. По словам главы российской миссии в Косово Андрея Дронова, признание независимости Косово в обход ООН «неизбежно означает прецедент, и следующие на очереди – Приднестровье, Карабах, Южная Осетия, Абхазия, которые, в отличие от Косово, давно уже живут в условиях самообеспечения без протектората ООН и имеют «больше оснований для официальной независимости… Аргумент, что случай Косово уникален, не будет работать. Должны быть уникальные принципы разрешения конфликтов: все граждане равны перед законом, а все страны – перед международным правом. Вы можете что угодно говорить, но людям не докажете, что то, что позволено Косово, не позволено Абхазии». Председатель Комитета Совета Федерации России по делам СНГ Вадим Густов более конкретен: «Решение косовского конфликта повлияет на решение судеб непризнанных государств СНГ… В таком случае другие конфликтные очаги – Абхазия, Южная Осетия и Нагорный Карабах – тоже потребуют независимости. Чем отличается Косово от них?».
Действительно, эти конфликты, в принципе, мало чем отличаются от косовского, хотя, безусловно, и имеют свои специфические особенности. Во всех случаях бывшие автономии вначале вели борьбу за самоопределение против бывшей метрополии, затем эта борьба вследствие силового вмешательства центральной власти перешла в военную стадию, в результате которой были созданы непризнанные государства со всеми атрибутами государственности. И здесь на первый план выдвигается геополитический фактор: насколько та или иная мировая держава заинтересована или же не заинтересована в урегулировании данного конфликта. И если заинтересована, то каких международно-правовых принципов она придерживается.
Если рассматривать позицию Москвы по отношению ко всем «замороженным» конфликтам на постсоветском пространстве, то ситуация вырисовывается следующая. Как на словах, так и на практике Кремль явно отдает предпочтение Абхазии и Южной Осетии. К примеру, президент Владимир Путин, говоря о косовском урегулировании, замечает: «Нельзя в отношении Косово преименять одни правила, а в отношении Абхазии и Южной Осетии – другие». Большая часть жителей этих самоопределившихся республик – граждане России, а их лидеры – не просто частые гости в Москве. Их здесь принимают на самом высоком уровне, несмотря на перманентные протесты Грузии. Москва имеет в Сухуми и Цхинвали конкретные военные и экономические интересы, причем, не скрывает этого.
Столь «нежное» отношение России к Абхазии и Южной Осетии объясняется, главным образом, тем, что бывшая их метрополия – Грузия – один из самых ярых геополитических оппонентов Кремля, и их взаимоотношения сегодня находятся на самой низшей отметке с момента развала СССР. Тбилиси, проводя явно проамериканскую политику, предпринимает все возможное для того, чтобы ослабить позиции своего основного оппонента на Южном Кавказе. Москва же, со своей стороны, во многом посредством бывших автономий Грузии пытается укрепить свое геополитическое влияние в стратегически важном регионе.
Несколько иная ситуация с Приднестровьем. В последние год-полтора Россия начала налаживать нормальные отношения с Молдавией. Вот почему Москва сегодня старается не делать акцента на вопросе независимости Тирасполя от Кишинева. Более того, она не исключает вхождения Приднестровья в состав Молдавии на правах автономии или же федерализации этой страны путем создания двух неравнозначных субъектов.
Что же касается позиции России относительно урегулирования нагорно-карабахского конфликта, то здесь вопрос намного сложнее. Высокопоставленные представители РФ признают, что Москва – это всего лишь один из международных посредников. По словам министра иностранных дел Сергея Лаврова, «нагорно-карабахский конфликт является уникальным по своей сути и единственным, где интересы Российской Федерации, США и ОБСЕ не противоречат друг другу». По его утверждению, Минская группа ОБСЕ разработала такой документ по решению конфликта, что ему позавидовали бы многие другие конфликтующие страны. «Я надеюсь, что именно эта уникальность поможет Баку и Еревану выйти на новый уровень урегулирования. Окончательное решение будут принимать руководства Армении и Азербайджана, но страны-сопредседатели (Минской группы ОБСЕ – ПП), в том числе, Россия будут гарантами выполнения достигнутых в ходе переговорного процесса обязательств».
Между тем некоторые ереванские эксперты замечают, что Россия заинтересована в нерешенности конфликта, поскольку это предоставляет ей рычаги воздействия на Армению и Азербайджан. По словам исполнительного директора Армянской атлантической ассоциации Тевана Погосяна, «в условиях мира и дружбы России будет затруднительно обеспечивать свое присутствие в регионе без особых усилий – реализации серьезных культурно-образовательных, экономических и инвестиционных программ». Политолог Агавни Караханян полагает, что «решение карабахского конфликта, который является составным элементом геополитического противостояния на Южном Кавказе, резоннее искать в Москве и Вашингтоне». А ее коллега Степан Григорян отмечает, что «усиление в последние месяцы противостояния России с Западом уменьшает шансы мирового сообщества на нахождение общих подходов в решении этого конфликта».
Однако, судя по всему, в Ереване все-таки видят выход из подобной ситуации. По мнению Армена Ашотяна, депутата Национального собрания от правящей Республиканской партии, «армянская дипломатия должна следить за развитием ситуации в Косово, пытаясь среди противоположных интересов сверхдержав находить такие, которые совпадают с нашими… Главным для Армении в этом вопросе – не стать первым государством, признавшим Карабах». Как утверждает депутат, «Россия как сверхдержава, противостоящая в вопросе Косово другим сверхдержавам, после его признания может в качестве встречного шага признать независимые государства на территории СНГ, в том числе, и Нагорно-Карабахскую Республику».

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте