Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Гальский район Абхазии: интеграция или изоляция?

Автор: Пресс-папье

Сегодня самый обсуждаемый в Гальском районе Абхазии, более привычно именуемом «зона грузино-абхазского конфликта», вопрос – примет ли участие его население в выборах грузинского президента 5 января 2008 года?
Вопрос важный, так как это индикатор многих процессов, далеко не узко регионального значения.
Гальский район – единственный грузино-населенный регион современной Абхазии, находящийся под фактической юрисдикцией абхазских властей. Интеграция региона в социальное пространство Абхазии стала бы, безусловно, весомым «кирпичом» в строительстве концепции международного признания республики и аргументом, исключающим обвинение в этнократическом характере «сепаратистского режима».
Официальный Сухуми, в том числе, и устами президента Сергея Багапша дал понять, что сторонников участия гальцев в грузинских президентских выборах на этой территории Абхазии нет. А заодно предупредил Тбилиси о нежелательности спекулирования гальским вопросом во время очередного выборного цикла в Грузии.
Несмотря на неурегулированность массы правовых вопросов власти Абхазии приветствуют участие населения региона в абхазских выборах и уже добились здесь определенных успехов. Правда, насколько в этом процессе сыграла роль гражданская позиция людей, не ясно. Административный ресурс в Гальском районе очень весом.
Если же гальцы придут на избирательные участки в Грузии, это будет означать политическую победу Тбилиси. Если бы не грузинское население региона, реально живущее в Абхазии, грузинские власти успешно могли бы дорисовать абхазский образ в виде инициатора чисток и геноцида грузин. Безусловно, если гальцы пойдут на эти выборы, Грузия получит весомый козырь в своих стремлениях восстановить контроль над всей непризнанной республикой.
Чисто технически, здесь налицо преимущество Абхазии. Избирательные участки на территории района, понятно, открыты не будут. Однако реальное участие людей в грузинских выборах возможно. Переориентация гражданского самосознания местного населения на Абхазию находится в самом начале пути. С другой стороны, как признают в Сухуми, влияние Грузии, прежде всего, через СМИ на жителей Гальского района очень велико.
Оценить, как реально сложились дела в Гальском районе 5 января 2008 года, наблюдателю будет нелегко. Грузинские СМИ, естественно, заявят о повальном приезде гальцев на избирательные участки в Грузии, абхазские, естественно, заявят о противоположном.
Граница между Грузией и Абхазией по реке Ингури – исторический рубеж между двумя территориями, но вместе с тем, эта граница не является границей между этническим, языковым или социальными пространствами. В настоящее время по обе стороны реки живут мегрелы, считающие себя этническими грузинами. Социальная картина, а вместе с ней и политическая ориентация населения на те или иные центры начинает меняться при движении вглубь территории Абхазии.
В 1999 году официальный Сухуми одержал, пожалуй, одну из самых серьезных идеологических политических побед над Тбилиси. Было принято решение о возвращении грузинских беженцев в Гальский район Абхазии. Непризнанная республика могла бы, в принципе, этого не делать. Решение проблемы беженцев, таким образом, сулило большие неприятности системе безопасности государства. По существу, на тот момент беженцы – готовая «пятая колонна», с помощью которой у Грузии открывались широкие возможности для влияния на Абхазию с любых позиций.
Впрочем, в должной мере воспользоваться этим козырем Сухуми не смог. «Пропиарить» как следует практическое решение проблемы беженцев, абхазские власти не смогли. Международное сообщество, требовавшее консенсуса в решении любых вопросов повестки дня грузино-абхазского конфликта, поддержку в реабилитации региона не оказало. Само население оказалось в тяжелейшей ситуации. Полнейшая разруха и невиданный разгул криминала минимизировали те симпатии к абхазским властям, которые могли возникнуть благодаря возможности безопасного возвращения беженцев.
Сказать, что ситуация в Гальском районе круто изменилась, по сравнению с теми временами, будет преувеличением, но изменения к лучшему налицо. Главный успех, которого на этой территории добились новые абхазские власти – это борьба с преступностью. Сегодня в зоне грузино-абхазского конфликта достаточно спокойно.
Нельзя забывать, что в абхазской политической элите существуют принципиальные противоречия по вопросу отношения к населению Гальского района. Интеграционный вектор официальной политики встречается с сопротивлением абхазской оппозиции, фактически требующей отношения к гальцам как к временным поселенцам, живущим в резервации.
Однако официальная линия властей республики направлена на улучшение условий жизни местного населения и интенсификацию процессов, связанных с его интеграцией в жизнь Абхазии. Есть здесь, правда, и трудности, пока не нашедшие своего разрешения. В частности, до сих пор не сдвинулся с мертвой точки процесс выдачи жителям региона паспортов граждан Абхазии.
Учитывая сложность и тонкость материи, с которой приходится иметь дело, Сухуми при работе в Гальском районе приходится проявлять крайнюю осторожность и осмотрительность. Иногда, правда, это приводит к абсурдам. Например, официально торгово-экономические контакты через границу с Грузией запрещены. Но на деле, реализовать этот запрет технически нереально. Степень взаимной интеграции местного населения с соседними регионами Грузии и выгодность бизнес-контактов таковы, что сегодня рынок в Гали стал одним из крупнейших центров контрабандной торговли на Южном Кавказе. Абхазские власти, которые отказываются признать очевидный факт наличия приграничной торговли, теряют возможные налоговые отчисления, создают почву для коррупции и, в конце концов, теряют доверие местного населения.
Главным препятствием для принципиального улучшения экономической ситуации в Гальском, а также двух других восточных районах Абхазии – Очамчирском и Ткварчельском – сегодня является разруха. На самом деле, социально-экономическая ситуация здесь неоднородна, также как неоднородна и степень интеграционных процессов.
Не стоит забывать, что в 1995 году Гальский район существенно сократился в размерах. Часть его территории была передана соседнему Очамчирскому району, а на базе другой его части с присоединением к ней шахтерского города Ткварчели (Ткуарчал) был создан Ткуарчальский район. Сам же Гальский район в нынешних границах, это лишь непосредственно зона ограничения вооружений в соответствии с договоренностями о милитаризации территории конфликта. Абхазскому обществу, впрочем, так никто и не объяснил смысл и последствия подобной административно-территориальной реформы.
Однако юридическая привязанность достаточно густонаселенной части бывшего «большого» Гальского района к более спокойным регионам Абхазии имела определенный смысл для местных жителей, которые оказались вне зоны конфликта и всех связанных с ним потрясений, пережитых жителями «усеченного» Гальского района. Кроме того, население деревень, которые оказались вне административной территории Гальского района, были избавлены и от многих проблем приграничной зоны.
Сегодня жизнь в грузинских селах Ткуарчальского района выглядит куда более налаженной, чем в приграничных с Грузией деревнях. Здесь есть успешные хозяйства, больше работы, больше возможностей для сбыта продукции. Очамчирский и Ткуарчальский районы избежали десятилетия террора, который оставил неизгладимый след в памяти жителей наиболее неспокойной т.н. «нижней зоны» Гальского района.
Главной бедой этого региона сразу после окончания войны стало «партизанское движение», участников которого в Абхазии называли террористами. Их жертвами в период с 1993 по 2004 год стали несколько сот мирных жителей и сотрудников силовых органов Абхазии. В ответ, абхазские правоохранительные структуры проводили рейды в грузинских селах Гальского района. В итоге для населения эти годы стали походить на самую обычную оккупацию. В результате, вплоть до 2002 года единственной властью в селах «нижней зоны» были вооруженные формирования, под конец превратившиеся в обычный криминал, занимавшийся грабежами, похищениями людей и т.д.
Ситуация поменялась в 2004 году. Смена власти, как в Грузии, так и в Абхазии благотворно повлияла на положение людей. Новый президент Грузии Михаил Саакашвили расформировал «партизан», а через какое-то время и с абхазской стороны последовала антикриминальная операция. Люди, подозревавшиеся в связях с преступниками, были изгнаны из района.
Сегодня, на повестке дня властей Абхазии стоит важный вопрос: либо политика официального Сухуми, направленная на интеграцию и развитие региона, будет продолжена, причем, с большей динамикой, либо националистические силы внутри республики добьются ее свертывания, что в одночасье вернет регион в то положение, в котором он был до 2004 года.
Суммарно, в старых границах Гальского района проживает не менее 50 тысяч человек, что в масштабах Абхазии огромная цифра, так как это почти пятая часть всего населения непризнанной республики. В условиях игнорирования минимальных требований населения к безопасности, условиям существования, возможностям развития, образования и т.д., эта масса может сыграть решающую роль в поддержке планов Грузии по восстановлению ее юрисдикции в этом приграничном регионе. Возможности Тбилиси по изменению политических реалий в Абхазии с прошествием лет сокращаются, но положение Гальского района все еще довольно зыбко. В этой ситуации, возможности абхазских властей по нахождению общего языка с местным населением будут иметь ключевое значение.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте