Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Внешнее влияние

Автор: Пресс-папье

В Армении наступила «минута тишины» перед выборами нового президента страны. Завтрашнее голосование даст ответы на многие вопросы, задававшиеся в последнее время. Например, какую власть в Армении не любят больше – нынешнюю или прежнюю? Или, достаточно ли владеть административным ресурсом для того, чтобы выиграть выборы? Или, имеет ли для них значение внешний фактор?
Последний вопрос носит отнюдь не риторический характер. Оценке зарубежной поддержки местных политиков в этой стране уделяют традиционно пристальное внимание. Кто, кому, что и как сказал во время визитов в Армению и за рубеж является предметом тщательного изучения и анализа не только местных политиков и экспертов, но и общества.
Нынешние выборы в этом смысле не оказались исключением. Исключением стала, скорее, пассивность самого зарубежья. То есть, внешнее влияние на предвыборную кампанию, по сравнению с прежними выборами, выглядело весьма скромным. Страны, большие и малые, имеющие свои интересы в Армении, не проявили целенаправленной публичной активности в вопросе оказания поддержки перспективным, с их точки зрения, кандидатам. Исключением стала, пожалуй, только Россия, имеющая с Арменией особые отношения. Да и то, поведение Москвы на этот раз было намного более сдержанным, а в некоторых вопросах, даже оригинальным для нее.

Прежде всего, следует отметить, что влияние Грузии на внутриполитические процессы в Армении практически равнялось нулю, что вполне объяснимо – Тбилиси сейчас не до армянских выборов, со своими бы разобраться. К тому же, у Грузии нет ни выраженных мотивов для воздействия на предвыборную ситуацию в соседней стране, ни фаворитов из числа местных политиков, в том числе, претендующих на президентское кресло.
Воздействие Турции и Азербайджана можно охарактеризовать как «весьма и весьма опосредованное». Например, в армянском внутриполитическом дискурсе иногда использовались цитаты из материалов турецкой или азербайджанской прессы. Зачастую они приводились вне контекста статьи, либо их авторы, по мнению армянских экспертов, имели довольно смутное представление о том, что реально происходит в Армении.
Влияние же таких публикаций на армянскую ситуацию было крайне ограниченным. По некоторым оценкам, с Турцией напрямую связаны порядка 10 тыс. армянских «челноков», но эта группа населения не имеет значимого влияния на настроения в обществе. В Турции же, по утверждению властей этой страны, работает порядка 70 тыс. граждан Армении (армянские эксперты считают эту цифру «сильно завышенной»), но они находятся вне армянского политического процесса и в силу объективных причин не будут участвовать в выборах. То, что с Турцией ведут дела некоторые представители среднего и крупного бизнеса Армении, которые проявляют живую заинтересованность в открытии армяно-турецкой сухопутной границы, также особого значения не имеет, т.к. в действительности на их настроения турецкая сторона повлиять не может.
Куда больше возможностей для влияния на внутриполитические процессы в Армении имеет Иран. Там функционирует одно из самых влиятельных крыльев традиционной армянской партии – Армянской революционной федерации Дашнакцутюн (АРФД). В Армении учится немало иранских студентов, в Ереване действует шиитская мечеть, а при ней – иранский культурный центр. Кроме того, в последнее время многие представители иранского бизнеса активно покупают недвижимость в армянской столице, что некоторые эксперты связывают с сохраняющейся угрозой американской атаки на Иран.
Тем не менее, прямое влияние Тегерана на политические процессы внутри Армении ограничено возможностями АРФД. Заинтересованность иранской стороны в итогах предстоящих президентских выборов состоит в том, чтобы к власти в Армении не пришел «чрезмерно прозападный» политик, способный кардинально изменить нынешний внешнеполитический курс Еревана и «железной рукой» повести страну на Запад, как это сделал в Грузии президент Михаил Саакашвили.
Говоря о персоналиях, можно предположить, что иранцы более всего были бы заинтересованы в победе дашнака Ваана Оганесяна. Однако, исходя из реалий, они наверняка готовятся к более вероятным вариантам: к победе нынешнего премьер-министра Сержа Саркисяна или возвращению к власти Левона Тер-Петросяна, с которым они вполне успешно сотрудничали 7 лет. Вообще же Иран устраивает победа практически любого из 9 зарегистрированных кандидатов, за исключением, пожалуй, лидера партии «Оринац еркир» Артура Багдасаряна, который в глазах Тегерана как раз и является тем самым «армянским Саакашвили», который якобы круто развернет армянский государственный корабль носом на Запад и, соответственно, кормой к Ирану.
Между тем, сам Запад в лице Европы и США пока ведет себя более чем прагматично, предпочитая уделять основное внимание главным претендентам на победу – премьер-министру С. Саркисяну и первому президенту РА Л. Тер- Петросяну.
Если говорить о европейцах, то в интересе, проявляемом ими к Армении, безусловно, лидируют французы, которые традиционно «опекают» Ереван «от имени и по поручению» ЕС. Париж всегда плотно работал с Р. Кочаряном, бывшим секретарем Совета национальной безопасности и нынешним председателем Совета общественного ТВ А. Арутюняном, экс-спикером А. Багдасаряном, а ранее - с Л. Тер-Петросяном.
Если говорить о предпочтениях европейцев, то чисто эмоционально они, конечно же, на стороне интеллектуала и полиглота Л. Тер-Петросяна. Но в Брюсселе руководствуются не эмоциями, а вполне здоровым прагматизмом и поэтому готовы работать и с С. Саркисяном.
Пока же ЕС действует достаточно консолидированно и жестко в вопросе оказания давления на армянские власти с требованием проведения честных и демократических выборов. Можно не сомневаться, что эта линия будет им продолжена, вне зависимости от того, во сколько туров пройдут выборы. А Еревану в лице «кандидата от власти» С. Саркисяна делаются достаточно прозрачные намеки на то, что степень эффективности сотрудничества с ним будет напрямую зависеть от степени демократичности нынешнего электорального процесса.
Если говорить об отношении к выборам со стороны США, то их позиция в данном вопросе весьма размыта. С одной стороны, это требование проведения честных и демократических выборов, а, с другой - шаги, которые нельзя назвать последовательными. В частности, неожиданной для многих стала история с отменой американцами на выборах в Армении exit pool`ов.
В один прекрасный день главный претендент на президентское кресло от «партии власти» С. Саркисян неожиданно дал свое согласие на проведение традиционно неприятных для властей опросов на выходе из избирательных участков (экзит-пулов). Это поначалу предвещало раскрутку очередного и столь любимого в Вашингтоне «оранжевого сценария» на постсоветском пространстве. Но после того как практически все основные игроки на армянской политической площадке, за исключением республиканцев, однопартийцев премьера, поставили под сомнение аналогичные результаты декабрьских рейтинговых опросов института Гэллапа, американцы вынуждены были взять тайм-аут. Дело в том, что экзит-пулы должна была проводить Армянская социологическая ассоциация, президент которой Геворк Погосян, по оценке большинства местных экспертов, «слишком тесно» связан с руководством страны. Именно он является и партнером института Гэллапа в Армении. Видимо тщательно взвесив все «за» и «против» американцы приняли решение отказаться от проведения этих опросов.
Почти полуторагодичное отсутствие в Ереване посла США (все это время кандидатура посла Ричарда Хогланда, отказывающегося признавать геноцид армян в Османской Турции, блокировалась армянским лобби в американском Сенате) создает интересный фон. По мнению некоторых армянских экспертов, нынешний уровень американского представительства в Армении просто недостаточен, чтобы серьезно влиять на политические процессы в этой стране. Однако, зная широкие возможности американцев, можно предположить, что это не так. Судя по всему, они, не имея на сей раз возможности сыграть наверняка и предвидя возможные скандалы, связанные с подтасовками и фальсификациями, решили умыть руки, предоставив инициативу другим игрокам, например, России. Тем самым Вашингтон снял с себя моральную ответственность за возможные эксцессы в ходе голосования и при подведении итогов. Что касается поствыборной перспективы, то наверняка, США готовы работать с любым победителем президентской гонки, способным удержать ситуацию в стране под контролем, не сильно выходя за рамки правового поля.
Гораздо более внятным выглядит интерес России к армянским выборам, хотя здесь и подходы сильно отличаются от тех, которые Москва демонстрировала на выборах, например, в Абхазии или на Украине.
Следует сказать, что российское влияние в Армении гораздо выше, чем во многих постсоветских государствах. Не случайно, кандидаты в президенты РА на исходе предвыборной кампании в качестве тяжелой артиллерии выкатили на позиции именно «российский аргумент». Со стороны Сержа Саркисяна это были визиты в Ереван спикера Госдумы Б. Грызлова и российского премьера В. Зубкова, а также объявление о поддержке, прозвучавшее из уст президента «Союза армян России» Ара Абрамяна. Левон Тер-Петросян же «предъявил» серию публикаций в российских СМИ и блиц-визит в Москву, где он, как было объявлено его сторонниками, был принят высшими должностными лицами руководства России.
В целом же российское публичное участие в предвыборных процессах в Армении на сей раз было довольно ограниченным. Москва давно определилась со своим фаворитом в президентской гонке и не особенно скрывала то, что она склонна поддержать давнего партнера по отношениям – действующего премьер-министра Сержа Саркисяна. Нельзя, правда, сказать, что Кремль особо усердствовал в вопросах его политической рекламы. Москва ограничилась выражением удовлетворения достигнутым уровнем армяно-российских отношений, успехами в сотрудничества в экономической области и демонстрацией расположения к С. Саркисяну со стороны российского руководства во время взаимных визитов.
Ситуация несколько изменилась после возвращения в большую политику экс-президента Армении Л. Тер-Петросяна. После его «второго пришествия» российские эксперты и СМИ перестали делать однозначные прогнозы, согласно которым следующим президентом Армении непременно станет С. Саркисян. Более того, Москва, судя по всему, на сей раз решила «не складывать все яйца в одну корзину» и уделить внимание также оппозиционному кандидату, который и стал главным противником нынешнего армянского премьера на выборах. Кстати, информация о неожиданном визите Л. Тер-Петросяна в российскую столицу и его встречах там якобы с Путиным и Медведевым не на шутку встревожила сторонников С. Саркисяна, усмотревших в этом тревожный синдром – поддержка Кремля, выражавшаяся до этого их лидеру, выглядела уже не столь однозначной. Однако такой баланс в предвыборных предпочтениях Москвы и ее в целом сдержанный тон в отношении обоих кандидатов может говорить о том, что российское руководство в этой сфере все больше намерено проявлять гибкость, прагматизм и придерживаться политической целесообразности.
Судя по последним событиям, ситуация в Армении в ближайшие недели вряд ли останется спокойной. Дело идет ко второму туру, однако такой вариант устраивает только одну сторону. Серж Саркисян и «партия власти», учитывая возможные последствия такого сценария для обстановки в стране, наверняка, сделает все, для того, чтобы голосование ограничилось одним туром. Противная сторона также тверда в своем намерении. Местные наблюдатели говорят о возможности гражданского противостояния. Однако ясно и другое: влиятельные внешние игроки (Россия, США, страны Евросоюза) совсем не заинтересованы в дестабилизации ситуации в Армении и, при появлении такой перспективы, вполне возможно, сменят свою относительную отрешенность на решительность в стремлении погасить поствыборные страсти.
Судя по всему, в этом и проявится внешне влияние на нынешние выборы в Армении.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте