Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Начнется ли партизанская война в Абхазии?

Автор: Георгий Удзилаури

Распоряжение Путина об урегулировании отношений с Абхазией и Южной Осетией – не что иное, как демонстрация перед всем миром влияния Москвы на всем евразийском континенте. Путин не собирается признавать независимость этих самопровозглашенных республик. Он намного более умно сформулировал, в общем-то, обычное указание, оправдывая его как необходимый шаг по улучшению социально-экономического положения населения Абхазии и Южной Осетии.
Москва откроет представительства в Сухуми и Цхинвали, а зарегистрированные в этих непризнанных республиках юридические лица и соответствующие документы сохраняют юридическую силу и на территории России. В практике международного права такая формулировка не указывает прямо на аннексию, соответственно, мировое общественное мнение лишается повода для выражения своего возмущения. Зато сепаратистские регионы вздохнут свободно – они смогут смотреть в будущее с большим оптимизмом. А в Грузии многие задумаются над тем, насколько верна конфронтационная политика местных властей в отношении России.
В Москве понимают, что в декабре нынешнего года у Грузии все же будет незначительный шанс на получение МАП для вступления в НАТО (ПДЧ – ПП). Русские знают также, что поражение республиканцев на президентских выборах в США интереса администрации этой страны к принятию Грузии в альянс не снимет. Не оправдана также иллюзия, что за эти месяцы большинство населения Грузии точно проанализирует сущность НАТО и, исходя из того, что альянс не хочет вмешиваться в процесс урегулирования наших конфликтов, откажется от вступления в него. Следовательно, Москва должна действовать с учетом реального положения с тем, чтобы максимально затянуть процесс вступления Грузии в Североатлантический блок.
С другой стороны, Россию конфронтация с Грузией не устраивает. И не столько из-за наличия Чечни, Татарстана или Калмыкии, сколько из-за зимней Олимпиады 2014 года. Если Россия открыто начнет предпринимать шаги по присоединению Абхазии и Южной Осетии, нынешний переполох вокруг будущего олимпийского огня в Китае покажется игрой по сравнению с возможными акциями протеста, разразится мировой скандал, который может привести даже к пересмотру решения о месте проведения Олимпиады. А это никак не устраивает находящуюся на подъеме Россию, тем более, ее нового президента. Распоряжения Путина, скорее всего, следует считать его последним капризом в ранге президента, своего рода приветом американскому коллеге, которому он никак не может простить посягательства на территориальную целостность Сербии.
Возможно, этого шага президента России можно были избежать, если бы Саакашвили поддержал Белград. Тем более что за это Грузию никто не стал бы наказывать, зато Москва воздержалась бы от резких движений. Однако факт уже свершился, а драматизировать проблему нецелесообразно. Тем более что мировое общественное мнение пока еще не готово к тому, чтобы комментировать капризы Путина. Такая реакция маловероятна.
Путин же, уходя с поста президента, не уходит из мировой политики, следовательно, с ним будут считаться. Вроде, ничего особенного не произошло – президент поручил своему правительству позаботиться о соотечественниках, а Европа получила повод промолчать. А в ситуации, когда Грузия в Европе имеет лишь минимальную поддержку (см. список противников предоставления Грузии МАП), официальный Тбилиси не должен был делать акцент на поддержке со стороны Запада. Соответственно, остаются Государственный департамент США и проводники его интересов в Польше, Эстонии и Литве. Правда, пока царит тишина, но по сформировавшейся в последнее время традиции, за Грузию заступятся именно эти страны. Однако дальше возмущения и критики дело не пойдет. Зато Россия еще теснее приблизит к себе сепаратистов, особенно, Абхазию, которую в связи с будущей Олимпиадой ожидает процветание. Последние указания Путина развяжут руки абхазским компаниям для оформления контрактов с российскими коллегами на поставку сырья, обеспечение строек в Сочи необходимой рабочей силой. Те же поручения откроют путь и российским инвестициям, что, в конечном счете, для сепаратистов важнее, чем стать членом ООН. Если абхазы избавятся от социальных проблем и поставят на ноги экономику, они уже могут считать себя победителями, если статус-кво растянется даже на 300 лет. Есть большая вероятность того, что по уровню жизни Абхазия опередит и Грузию.
А какие гарантии у Тбилиси? Их не очень много. Наиболее перспективны активные переговоры с Россией, которые должны основываться не на принципах Метью Брайзы (помощник госсекретаря США – ПП), у которого, как говорится, семь пятниц на неделю, а на том честном слове, какое принято на Кавказе, когда через два дня не отказываются от сказанного. Несмотря на то, что Грузия стремится к НАТО, все же есть возможность проведения переговоров с Москвой, подписания соглашение, по которому Грузия обяжется не размещать на своей территории иностранные войска, ракетные или радарные установки, а Россия, со своей стороны, будет способствовать реинтеграции страны. Компромиссы бывают двусторонними, к тому же, в том случае, если силы сторон равны. Однако Грузия слишком далека от «весовой категории» России. К сожалению, она и на Европу не может рассчитывать.
Второй вариант – возобновление партизанского движения в Абхазии и сохранение постоянной напряженности в сепаратистском регионе, для того, чтобы отпугивать туристов, махаджиров (потомки абхазов, эмигрировавших в Турцию и страны Ближнего Востока во второй половине ХIХ века – ПП), российских и турецких инвесторов. В этом случае можно будет оставить (абхазскую – ПП) экономику на нынешнем уровне и сохранить статус-кво.
В последнее время в Грузии обсуждают и вариант войны, ссылаясь при этом на мощь национальной армии, на создание которой потрачены миллиарды долларов. Однако большинство экспертов считает, что война для Грузии будет губительной, а «молниеносный штурм» без согласия Москвы нереален.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте