Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Мир и развитие

Автор: Георгий Таргамадзе

Российско-грузинская война фундаментально изменила реальность в Цхинвальском регионе (Южной Осетии – ПП), на примыкающей к нему территории, в Абхазии и в остальной части Грузии. Как в ближайшем, так и отдаленном будущем политические, экономические и социальные последствия войны будут весьма значительными.
Нынешние условия перемирия и т.н. фактическое послевоенное положение создают совершенно новую геополитическую ситуацию на Южном Кавказе. В этой ситуации Российская Федерация пытается усилить свои позиции в регионе с целью контроля над транзитом энергоносителей и доказать, что:
- она не откажется от открытой агрессии на всей территории бывшего Советского Союза и на примере Грузии сделает непривлекательным и опасным увлечение бывших советских республик Западом;
- она может остановить расширение НАТО за счет ее бывших советских владений;
- она является игроком мирового уровня, с которым надо считаться и которого следует уважать;
- она готова на основе собственных интерпретаций поставить под сомнение и без того шаткий авторитет международного права и игнорировать его.
Именно поэтому в процессе выработки собственной позиции по российско-грузинской войне цивилизованный мир должен постараться учесть даже самые отдаленные перспективы ее последствий и воздержаться от ее рассмотрения только в региональном контексте.
Непосредственно перед войной Москва до предела усилила политику «ползучей аннексии» Абхазии и Южной Осетии. Она выражалась во внешней политике России, которая открыто демонстрировала свое враждебное отношение к перспективе вступления Грузии в НАТО (примером могут служить официальные заявления, связанные с апрельским саммитом альянса и прямо указывавшие на реальную возможность потери Грузией своих территорий), а также декларированное российской политической элитой положение в связи с прецедентом Косово, ввод в Абхазию т.н. инженерных войск, концентрация и учения регулярных войск у Рокского тоннеля и т. д.
Несмотря на то, что перечисленные обстоятельства демонстрировали сильное давление на власти Грузии, действия последних трудно оценить, как реактивные. Конечной их целью была силовая реинтеграция Цхинвальского региона, они подразумевали пропаганду идеи возможного ускоренного восстановления территориальной целостности страны, рост такого ожидания в обществе, заявления о перспективе завершения всего процесса реинтеграции за один президентский срок и т.д.
В конечном счете, такие действия обусловили максимальную эскалацию напряженности. Вследствие этого сегодня стало очень сложно доказать, что Грузия не начинала войны. Все это дало Российской Федерации удобный повод для начала т.н. «операции принуждения к миру», осуществить уже не ползучую, а стремительную аннексию грузинских территорий, что и увенчалось пожалованием им государственности.
Как оказалось, и это признает сама власть, президент Грузии, участвовавшие в процессе принятия решения гражданские должностные лица и военный истеблишмент страны не учли готовность России к интервенции, ее возможный масштаб и стремительность осуществления этой операции. Расчет властей на то, что возросший военный потенциал Грузии и география Цхинвальского региона (иллюзия изоляции региона от Российской Федерации путем установления контроля над Рокским тоннелем) позволят сразу одержать победу над сепаратистским режимом, были катастрофически ошибочными.
Грузия проиграла войну, потеряла Цхинвальский регион и прилегающие к нему территории, 60 процентов которых она до 7 августа контролировала. Потерян контроль над Верхней Абхазией (Кодорское ущелье), имеющей важнейшее стратегическое значение, получила приблизительно 120 тысяч насильственно перемещенных лиц, около 200 погибших военнослужащих, жертвы среди мирного населения, уничтожение или взятие в качестве трофеев военной техники, уничтоженную гражданскую инфраструктуру, в значительной степени поврежденную экосистему.
Несмотря на тяжелые последствия, страна должна достойно перенести шок от поражения. Надо устоять в условиях униженного положения. Сейчас, когда проиграна война и будущее неизвестно, необходимо иметь прочную нравственно-духовную опору, которая позволит определить верный ориентир, не допустить расчленения страны под невыносимым прессом создавшегося положения. Такой опорой является вера. Постольку, основой возрождения Грузии мы считаем объявление православия официальной религией. В результате решающего фактора Православной церкви Грузии и ее пастыря во время войны и после нее этот шаг уже можно считать свершившимся фактом. Осталось лишь оформить его на бумаге.
У государства должна быть сила признать ошибки и приступить к анализу произошедшего. Сами по себе важные, объединяющие нацию массовые акции протеста не должны перерастать в неадекватные торжественные зрелища, поскольку они не могут оттеснить на задний план тяжелеющую ответственность. Ложь или полуправда только углубят комплекс проигранной войны, отчаяние и разочарование. Грузия заслуживает того, чтобы ее новейшая история была прозрачной, зримой и без прикрас. Для нужных выводов будет необходимо скрупулезно изучить ошибки, связанные с российско-грузинской войной и допущенные на политическом, стратегическом, тактическом и оперативном уровнях. Для этого нужно будет создать следственную комиссию парламента.
К сожалению, тактика действий Грузии в будущем пишется кровью. Основной формулой этой тактики в течение ближайших лет должны быть мир и развитие.
Мир должен быть обеспечен максимальными усилиями власти Грузии и цивилизованного мира. Для того, чтобы добиться вывода российских оккупационных войск из Грузии, необходимо оказывать на Россию международное давление; нужен такой механизм безопасности, как миссия международных наблюдателей; со стороны Грузии следует исключить такие действия (милитаристская активность, провокационная риторика), которые дадут Российской Федерации повод для повторного осуществления вооруженной агрессии.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте