Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Кто был главным виновником в этой войне?!

Автор: Шорена Гонгладзе

Военный эксперт Георгий Тавдгиридзе считает, что власти Грузии пошли на обострение ситуации в Южной Осетии для того, чтобы снять внутриполитическую напряженность в стране. Как он заявил в интервью изданию, с грузинской стороны военные действия в Цхинвальском регионе (Южной Осетии – ПП) планировались на дилетантском уровне и велись крайне неквалифицированно.
«Ахали таоба»: - Каким образом мы оказались вовлеченными в войну? Можно ли было избежать ее?
Г. Т.: - То, что произошло в нашей стране, едва не кончилось катастрофой для грузинского государства. Но опасность еще не миновала. Последствия всего этого очень тяжелы для территориальной целостности и экономики Грузии, безопасности и благосостояния населения. Мы отброшены назад, теперь государство придется строить заново.
К тому, что произошло, мы неуклонно шли в течение последнего года, после того, как мы избрали военную риторику, а проблему Абхазии и Цхинвали власти превратили в тему для внутреннего потребления. На официальном уровне они постоянно твердили о том, что территории мы вернем силой. Все видели, что власть увлеклась опасными играми. К сожалению, определенная часть грузинских политиков постоянно лила воду на российскую мельницу, создавая условия для того, чтобы мы поддались на эту провокацию. Например, план Штайнмайера позволял привнести какую-то новизну в замороженные конфликты. Германия намеревалась взять на себя функцию посредника.
Что же касается Цхинвальского региона, этот конфликт легко можно было урегулировать путем мирных переговоров, там имелось немало возможностей для того, чтобы начать интеграцию этого региона в грузинское конституционное пространство. К сожалению, власти исчерпали все свои ресурсы, как политические, так и финансовые для фальсификации результатов двух избирательных компаний. В конечном счете, у них осталась пустая казна, а ожидания населения, что хоть что-то изменится с точки зрения восстановления территориальной целостности и преодоления бедности, не оправдались. Фактически власть оказалась заложником собственных обещаний. Поэтому ей нужно было предпринять что-либо и выполнить какие-нибудь обещания. Она и продолжила опасные игры, сопровождаемые военной риторикой, а мы получили то, что произошло. Думаю, война началась не в августе, а намного раньше.
«Ахали таоба»: - Получается, что эта война была нужна власти?
Г. Т.: - Самым легким вариантом решения проблем, которые ожидали правящую партию в связи с финансовым кризисом, могла быть именно война, особенно, успешная кампания с целью возвращения Цхинвальского региона. Ситуация с экономической точки зрения была весьма тяжелой. Народ был недоволен также тем, что у него отняли демократию, лишили права на выборы. Следовательно, наша политическая элита могла нагло заявить, что весь этот произвол она творила ради возвращения Цхинвали. Одним словом, я разделяю мнение о том, что нашу власть устраивала хотя бы чуточку успешная военная кампания в этом регионе.
«Ахали таоба»: - Тогда давайте скажем без всякого приукрашивания: кто начал войну?
Г. Т.: - Согласно временным расчетам, соответствующий приказ первой отдала грузинская сторона. Это реальность. Господин Саакашвили может создать следственную комиссию, а общество захочет получить ответ на вопрос: о какой провокации идет речь, т.е. нас интересует не то, что скажут Саакашвили, Таргамадзе или Тортладзе, а факты – те провокации, которые вынудили нас использовать войска.
Россия совершила большое преступление, нарушила все нормы международного права, когда она предприняла попытку оккупации Грузии. Однако мы хотим убедиться в том, что Москва предприняла такие провокационные шаги, что властям Грузии не оставалось ничего, кроме как задействовать свои вооруженные силы. Этот вопрос надо обязательно изучить, а для этого надо создать общественную, а не антикризисную комиссию, от которой никакой пользы не будет.
«Ахали таоба»: - С военной точки зрения, насколько были мы готовы к ведению войны?
Г. Т.: - В течение пяти лет страна проедала бюджет, но она элементарно не была готова не то, что к широкомасштабной, но и к отечественной войне. Мы не можем вести активную войну, такую, какую могут вести Америка, Германия, Хорватия. Мы готовы лишь к тому, чтобы в случае, если кто-либо нападет на Грузию, засесть в окопах и пока не иссякнут все ресурсы, драться до последней капли крови. Для этого не требуется знания военного искусства, тут нужен только патриотизм. Мы объявили капитуляцию так, что грузинская армия не проиграла ни одного локального боя. Утверждение о том, что без объявления капитуляции Москва могла совершить то или иное действие, несостоятельно, поскольку в таком случае капитуляцию надо было объявить еще до начала военных действий.
«Ахали таоба»: - В последнее время многие военные исчезли из поля зрения общественности. Это означает, что президент недоволен ими. Как вы оцениваете работу Генштаба?
Г. Т.: - Он работал так, как ему позволили. Я уверен, что наша высшая политическая элита не спросила военных, насколько они готовы к ведению военных действий. В Вооруженных силах Грузии есть люди, которые хорошо знают реальное состояние армии. Если их обманули, что русские не будут вмешиваться, а им придется лишь занять город Цхинвали, что все обговорено, это другая тема. Однако любой генштаб планированием занимается в мирное время и у него есть готовые общие принципы действия и необходимая для их реализации материальная часть. В первый день военных действий наши вооруженные силы действовали достаточно грамотно. С первого взгляда, их план казался нормальным – они заняли высоты, продвигались к Джаве, артиллерия обрабатывала Рокское ущелье, мешая проходу российских войск через тоннель. Но вдруг на второй день все силы были брошены на Цхинвали. Мы увидели две разные стратегии, чего в природе обычно не бывает. Что это, ошибка или измена? Я не знаю. Ни одному военачальнику в мире не придет в голову такое решение. Война не знает больших и малых кампаний. У нее одни и те же законы, которые надо соблюдать, иначе непременно потерпишь поражение. Если бы мы продержались хотя бы одну неделю, конечно, были бы потери, но противник тоже получил бы мощный удар. В таком случае, он оказался бы намного уступчивее, чем когда мы практически открыли перед ним все дороги. Успех русских был абсолютным потому, что грузинская сторона уже на второй день объявила капитуляцию. Спасли усилия Европы и Америки, иначе едва ли у нас сегодня было бы государство. Мы проиграли войну, в чем решающую роль сыграли наша неподготовленность и то, что политической воли хватило только на два дня. А теперь власти лихорадочно стирают свои следы, пытаются свалить свою вину на других.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте