Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Отступление с песней

Автор: Тигран Торосян

(…)
Августовская русско-грузинская война не только стала поводом для выхода на первый план длительной позиционной борьбы за раздел зон влияния между Россией и США (достаточно только ознакомиться с заявлениями российских и американских высокопоставленных деятелей в эти и последующие дни), но и сделалась серьезной геополитической проблемой, так как, кроме вышеназванного раздела, она касалась также пересмотра роли России в мировой политике, урегулирования конфликтов и т.д.
Хотя в течение прошедшего времени были представлены разные версии мотивации начала войны, инициированной президентом Саакашвили, а также комментарии (по этому поводу – ПП), однако наиболее вероятным кажется то, что в основе этой инициативы была следующая упрощенная схема: накануне Олимпийских игр Грузия начинает войну, которая может иметь два возможных исхода: или фактор Игр становится решающим и под сильным давлением международного сообщества война прекращается и у Грузии в руках оказывается символическое приобретение (Саакашвили частично выполняет свое обещание о возврате территорий), или получается то, что произошло: Грузия «освободилась» от Абхазии и Южной Осетии, которые мешали, в частности, ее членству в НАТО; она получила реальную перспективу громадных инвестиций; Россия приобрела эти две территории и представила заявку на новое участие в мировых процессах; Соединенные Штаты полностью «оторвали» Грузию от России и получили реальное пространство для полноценного утверждения на Южном Кавказе.
Конечно, необходимо еще, чтобы народ Грузии «понял», что для него это был вариант с наилучшей перспективой, чтобы были ликвидированы шероховатости, связанные с уважением принципа территориальной целостности и фактическим применением принципа самоопределения наций со стороны сверхдержав. Однако решение этих вопросов – проблема техническая, обусловленная временем.
(…)
Отдельной проблемой является развитие армяно-российских отношений после русско-грузинской войны, относительно которой министр иностранных дел России Сергей Лавров расставил совершенно новые, важные акценты в интервью, опубликованном 7 октября в «Российской газете». Причем, заметны также значительные изменения в позиции (России – ПП) в отношении Турции и Азербайджана.
Уже идет второй месяц, как отношениях с Азербайджаном Россия проявляет большую осторожность. Во-первых, сразу же после признания независимости Абхазии и Южной Осетии господин Лавров поторопился заявить, что Нагорно-карабахский конфликт – иной случай, так как в первых двух была война, этнические чистки, попытка геноцида. В интервью в «Российской газете», довольно подробно коснувшись урегулирования Нагорно-карабахского конфликта, он почти ничего не говорит об Азербайджане.
Конечно, после «потери» Грузии большая чувствительность России по отношению к Азербайджану понятна, так как с потерей последнего влияние Москвы на транспортировку азербайджанских энергоносителей не только полностью пропадет, но и Россия будет вынуждена отказаться от идеи расширения своего влияния на восток от Кавказа. В данный момент для России особого значения не имеет даже то обстоятельство, что, в отличие от Азербайджана, Армения является членом Организации Договора о коллективной безопасности.
Говоря об урегулировании нагорно-карабахской проблемы, С. Лавров несколько раз подчеркивает «огромные трудности Армении в вопросе контактов с внешним миром», замечая, что «географических и политических выходов из этого положения в действительности не так уж много. Как только урегулирование Карабахской проблемы станет фактом, Турция будет готова помочь Армении в вопросе установления нормальных связей с внешним миром». Вместе с этим министр иностранных дел России напоминает, что для урегулирования нагорно-карабахской проблемы осталось решить два-три вопроса. Прежде всего, вопрос Лачинского коридора. Для опытного дипломата намек более чем прозрачный: эти «2-3 вопроса» попытайтесь решить в форме, приемлемой для ваших соседей, и вы получите турецкую «дорогу жизни».
Но почему российский министр иностранных дел толкает Армению в сторону Турции? Может быть, Лавров действительно верит «в традиционную линию Анкары, в соответствии с которой необходимо обеспечить право стран региона иметь возможность самостоятельного поиска решения проблем Кавказа и сопредельных районов» или в будущее турецкой «Платформы стабильности и сотрудничества»? Конечно, нет. Россия не может не видеть, что это такой же «блеф», как и программа распространения в начале прошлого века с помощью Турции коммунистической идеологии на Восток. Сама цель очень проста: у Турции есть проблемы с Арменией, на которую имеет большое влияние Россия. Последняя же ждет чего-то от Азербайджана, на который велико влияние Турции.
Решение проблем Турции не противоречит интересам России, а решение проблем России – интересам Турции. Следовательно, Россия и Турция имеют реальную, исходящую из взаимных интересов, возможность согласия, что он и пытаются осуществить. Для Армении же ценой будет не столько вопрос геноцида (армян в Османской Турции – ПП), сколько схема урегулирования нагорно-карабахского конфликта, каждый элемент и деталь которого получают исключительное, беспрецедентное значение. Армения не имеет права на ошибку. Нового 70-летнего жестокого испытания Арцах (историческое название Нагорного Карабаха – ПП) может и не выдержать. А в этом случае, вопросы Армении решатся без серьезных затруднений.
(…)

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте