Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Вновь о взаимных уступках. И не только

Автор: Ким Габриелян

Политическое понятие термина «взаимные уступки» не надо помещать в формулу «возвращение территорий равно признанию независимости». Эта формула бесперспективна, а такой подход – всего лишь из области психологии торговли. Проблему необходимо рассматривать, исходя из того, что в течение последних двух десятилетий Азербайджан держит Нагорно-Карабахскую Республику в блокаде, лишив ее жизненно важных путей сообщения, в то же самое время, предпринимая попытки его физического уничтожения. Смысл конфликта заключается в отделении Нагорного Карабаха от Азербайджана. ...
Сохранение созданной вокруг НКР зоны безопасности является вопросом повестки не только в нынешней ситуации. Он будет актуален и впоследствии, потому что хотим мы или не хотим того, но Карабах еще будет оставаться яблоком раздора в региональных притязаниях.
Когда министр иностранных дел России Сергей Лавров после августовских событий утверждал, что урегулирование юго-осетинского и абхазского конфликтов не может стать прецедентом для Карабаха, мы считали, что это пример двойных стандартов. При прагматичном подходе к этому заявлению, становится очевидным, что, признав суверенитет осетин и абхазов, Россия тем самым исправила старую советскую ошибку: она просто взяла назад у Грузии свои бывшие территории. Признает ли Запад правомочность этих реалий или нет, какого-либо значения не имеет. Настанет момент, когда исторические поправки станут признанным фактом. Не зря же президент РФ Дмитрий Медведев в своем ежегодном обращении отметил решимость Москвы не идти на уступки на Кавказе. Просматриваются границы, где Россия вычерчивает новые цитадели своего великодержавия.
Попытка сделать Карабах цитаделью, может, и будет сделана, но не за счет аннексированного признания. Осуществление российской программы управления Кавказом по всеобъемлющему советскому варианту невозможно, или же возможно только путем прямой конфронтации с Западом, чего Россия, наверное, попытается избежать.
Что же предусматривает «южная» программа (Москвы – ПП)? Некоторое представление о ней дает декларация, подписанная в замке «Майендорф». Даже место выбрано с особым значением. «Замковый» договор трудно связать с другой символикой. И если даже в договоре отмечено предпочтение мирного пути, все равно, результатом тягостных переговоров может быть стремительное решение. Здесь не надо искать какие-то подтексты, «стремительное решение» – это молниеносная война, которую можно считать методом, апробированным в разных конфликтах XXI-го века. При уклонении от глобальных трансформаций, так более удобно: прежде всего, мгновенными военными действиями разрубить Гордиев узел, затем заняться корректировкой политических результатов.
Согласно этим подсчетам, если Азербайджану вдруг удастся путем блицкрига сузить границу, составляющую зону безопасности Карабаха (территории вокруг Нагорного Карабаха, занятые армянами в ходе войны с азербайджанцами – ПП), то мнение международного сообщества для него будет неважно. В наихудшем случае, его обвинят в нарушении предварительных договоренностей, но страны-посредники к санкциям не прибегнут. Наоборот, они используют удобный момент для введения миротворческих войск в регион. А это уже иной разговор.
Азербайджан может лелеять призрачные надежды на подобное развития событий, так как «старение» конфликта и длительное сохранение статус-кво не в его пользу. Если настанет момент, когда регион не будет представлять интереса для сверхдержав, и нагорно-карабахская проблема не будет разрешена, ему не останется ничего другого, как окончательно отказаться от Карабаха. В соседней стране это хорошо понимают. Для начала войны, кажется, важным является не наличие военной силы, а наличие разрешения сверхдержав. Совершенно не исключено, что это Азербайджану когда-нибудь будет позволено.
(…)

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте