Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Карабахский ключ

Автор: Пресс-папье

Последние месяцы 2008 года с точки зрения реализации посреднических усилий международного сообщества в вопросе разрешения Карабахского конфликта оказались наиболее динамичными и насыщенными.
Сначала в ноябре в Москве президенты России, Армении и Азербайджана подписали Декларацию по Нагорному Карабаху, которая стала конкретным шагом в 14-летнем урегулировании этого самого застарелого конфликта на пространстве бывшего СССР. Причем, как полагают аналитики, комментировавшие результаты московской встречи Дмитрия Медведева, Сержа Саркисяна и Ильхама Алиева, этот шаг, инициированный Кремлем, подтвердил факт, уже ставший аксиомой: главным гарантом мира на Южном Кавказе сегодня является Москва.
Затем, уже в начале декабря в Хельсинки министры иностранных дел стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ – России, США и Франции – выступили с совместным заявлением, в котором, в частности, говорится: «Мы призываем стороны предпринять совместно с сопредседателями Минской группы ОБСЕ усилия с целью завершения в ближайшие месяцы согласования базовых принципов урегулирования и перехода затем к составлению на этой основе проекта всеобъемлющего мирного соглашения. Мы вновь подтверждаем наше твердое мнение о том, что нагорно-карабахский конфликт не имеет военного решения, и призываем стороны подтвердить свою приверженность мирному урегулированию».
Собственно, главным результатом принятия Московской декларации и хельсинкского заявления является фактическое исключение нового военного противостояния в зоне Карабахского конфликта, которое в последние год-два становилось все более реальным. До августа нынешнего года выдвигавшиеся сопредседателями Минской группы ОБСЕ инициативы во многом были направлены на сохранение конфликта в замороженном состоянии. Однако война в Южной Осетии показал, что очередное вооруженное столкновение в стратегически важном регионе Южного Кавказа весьма реально и, более того, оно чревато непредсказуемыми последствиями. В случае же дестабилизации ситуации в Нагорном Карабахе, в этот процесс были бы вовлечены и ведущие мировые державы.
Активизируясь на карабахском направлении, Москва, по мнению большинства армянских экспертов, пытается создать условия для налаживания выгодного ей транспортного коридора Север-Юг, который должен пройти через Южный Кавказ на Турцию. Для этого ей просто необходимы стабильность и спокойствие в регионе.
Кроме того, Россия сегодня пытается закрепить (правда, другими средствами) позиции, достигнутые в Абхазии и Южной Осетии, а также усилить свое политико-экономическое присутствие на всем Южном Кавказе. И в этом контексте проблема Нагорного Карабаха является своеобразным ключом.
Судя по всему, осознание этих перспектив и привело российское руководство к принятию экстренных мер по урегулированию конфликта. Уже 2 сентября, спустя всего неделю после признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии, состоялась сочинская встреча президентов России и Армении. Через несколько дней Дмитрий Медведев уже разговаривал по телефону со своим азербайджанским коллегой. Тогда же, в сентябре, он принял Ильхама Алиева в Москве, а в октябре побывал с визитом в Ереване, в гостях у Сержа Саркисяна. Таким образом, московский саммит по Нагорному Карабаху стал результатом интенсивной и кропотливой работы именно российского президента.
В отличие от ситуации с Абхазией и Южной Осетией, когда многие на Западе обвинили Москву в попытке силовыми методами подчинить себе часть постсоветского пространства, на этот раз в Кремле серьезно поработали над тем, чтобы речь шла исключительно о мирном содействии и применении политических методов для урегулирования конфликта. К тому же Россия однозначно выступает за продолжение совместного посредничества с другими сопредседателями Минской группы ОБСЕ – Францией и Соединенными Штатами. Это специально оговаривает Московская декларация и заявление, принятое на совещании министров иностранных дел стран ОБСЕ в Хельсинки.
После подписания Московской декларации Серж Саркисян заявил: «Если мы достигнем общих точек соприкосновения с азербайджанской стороной, думаю, что должно быть подписано соглашение о принципах урегулирования, за которым должен последовать основной договор… Однако я думаю, что за этот период появится необходимость в общественных обсуждениях. Я, по крайней мере, вижу необходимость подобных обсуждений для Армении и армянского общества».
Между тем пока не ясно, по какому поводу должны проводиться эти обсуждения, если до сих пор общественности обеих стран мало что известно о так называемых «Мадридских принципах», которые Московская декларация заявляет как фундамент для посредничества и дальнейшего урегулирования. Судя по различным публикациям в прессе, в том числе, интервью и заявлениям международных посредников, эти предложения имеют примерно следующее содержание:
- вывод армянских войск из пяти районов вокруг Нагорного Карабаха (за исключением Лачина и Кельбаджара);
- продолжение переговоров по Лачину и Кельбаджару;
- гарантии безопасности и размещение в зоне конфликта международных миротворческих сил;
- возвращение беженцев в освобождаемые районы;
- предоставление Нагорному Карабаху наземного коридора для связи с Арменией;
- промежуточный статус Нагорного Карабаха до определения его окончательного статуса;
- создание совместной комиссии по реализации соглашений;
- оказание Нагорному Карабаху международного экономического содействия;
- разблокирование транспортных маршрутов, в том числе, между Арменией и Турцией;
- выбор статуса Нагорного Карабаха населением самой республики (посредством референдума или голосования).
Сегодня же большинство экспертов склоняется к мнению о том, что о выходе на подписание основного договора по Карабаху можно будет говорить только после опубликования «Мадридских принципов» в открытой печати и их последующего серьезного и обстоятельного обсуждения в Армении, Азербайджане и Карабахе.
Между тем относительно будущего Нагорного Карабаха, в Ереване и Баку сегодня по-прежнему придерживаются различных позиций. Армянское руководство заявляет, что приоритетом в урегулировании проблемы является право населения НКР на самоопределение, наличие сухопутной границы между Арменией и Нагорным Карабахом и предоставление последнему международных гарантий безопасности. Официальный Баку, в свою очередь, говорит об урегулировании конфликта «на основе территориальной целостности и нерушимости границ Азербайджана».
Особый разговор – позиция карабахцев. В Московской декларации и хельсинкском заявлении ничего о Нагорно-Карабахской Республике, как о стороне на переговорах, ничего не говорится, да и участия в выработке и принятии этих документов представители Степанакерта не принимали. Обращая внимание на то, что основным субъектом конфликта является именно Нагорный Карабах, президент непризнанной республики Бако Саакян заявил: «Конечно, любой диалог положительно влияет на урегулирование вопроса, но мы одновременно отмечали и отмечаем, что диалог и все усилия, предпринимаемые Минской группой ОБСЕ и в особенности Россией, неполноценны без участия НКР… Мы приветствуем переговорный процесс в рамках этой группы, однако вопрос не получит окончательное решение из-за того, что НКР не участвует в переговорах». При этом карабахский президент напоминает о том, что на всех встречах Степанакерт требует от международных посредников выполнения решения Будапештского саммита ОБСЕ (1994 года – ПП), согласно которому НКР признана полноценной стороной этих переговоров.
Хотя и говорят, что власти Нагорного Карабаха в вопросе урегулирования сегодня идут в фарватере Еревана (лидер армянской оппозиции Левон Тер-Петросян недавно назвал это «безоговорочным содействием»), нет никаких сомнений в том, что руководство НКР и в ближайшем будущем будет настаивать на своем участии в переговорном процессе. В противном случае конкретных результатов в урегулировании конфликта вряд ли можно ожидать, сколько бы документов и на каком бы уровне не подписывали Ереван и Баку.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте