Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Чего ждать в российско-грузинских отношениях?

Автор: Игорь Мурадян

(…)
Грузии отводится роль «непотопляемого авианосца» США, а отношение к этой стране европейцев будет определяться ее отношениями с США и Россией. При этом, видимо, имеется в виду не некая ближняя, а гораздо более дальняя перспектива. Американцы не меньше, чем европейцы, понимают, что эта самая «развязка» уже наступила, и говорить о проблемах Абхазии и Южной Осетии имеет смысл только в аспекте безопасности и защищенности энергетических коммуникаций, идущих по грузинской территории. Одним из результатов американской политики стало окончательное дистанцирование Грузии от России и создание надежных условий для размещения в этой стране американских военных баз. Одновременно, «закрытие» вопроса об отколовшихся провинциях снимает с США всякую ответственность и озабоченность по этому поводу. Хотя американцы никогда себя и не связывали конкретными обязательствами относительно этих проблем, они, тем не менеее, несли определенную ответственность за положение своего партнера.
(…)
Россия, как и в прошлом, не имеет никаких рычагов и никаких шансов для оказания влияния на внутригрузинскую ситуацию и вынуждена делать вид, что у нее якобы нет никаких политических проблем с Грузии, и она может себе позволить оставаться индифферентной к нынешней ситуации и развитию событий в этой стране. Российские политологи, как всегда, не в состоянии предложить более или менее осмысленные идеи по поводу «присутствия» России в политических процессах, идущих в Грузии, хотя предложить сейчас что-либо практически невозможно.
Вместе с тем, как ни парадоксально, но ни Европейский Союз, ни даже США вовсе не заинтересованы в увеличении напряженности на Южном Кавказе. Напряженность и, тем более, взрывоопасная ситуация в регионе могут стать причиной изменения некоторых долгосрочных планов Запада и привести к излишним издержкам и повышению ответственности за этот регион. Не только США, но и Евросоюз приложили немало усилий, затрат политических и экономических ресурсов на Южном Кавказе, чтобы позволить кардинально изменить ситуацию в этом регионе в сторону неподконтрольного роста угроз и рисков.
Несмотря на то, что определенный уровень напряженности для США и ее ведущего партнера – Великобритании, в определенной мере, полезен и даже необходим, доводить ситуацию в регионе до очередной войны американцы, конечно же, не хотели бы. Поэтому, возможные инициативы России или каких-либо предполагаемых посредников по поводу грузино-российского урегулирования при приемлемых для США и ЕС условиях могут быть ими одобрены. Что же может означать данное «урегулирование»?
Независимо от продолжительности и содержания нынешних напряженных отношений между Грузией и Россией, любой правящий режим, политические группировки и политики понимают, в каком положении оказался Тбилиси. И ему придется упорядочить отношения с РФ. В этом процессе осмысления и конкретных дел можно попытаться определить три этапа или три принципиальные задачи.
Задачи первого этапа, из которых наиболее простыми являются восстановление дипломатических отношений и транспортного сообщения, могут быть решены довольно быстро. Как показывает практика отношений между европейскими государствами, такие вопросы довольно легко разрешаются даже после крупных конфликтов. В этом заинтересована не только Грузия, но и Россия, так как нынешние отношения с Тбилиси наносят ей политический ущерб, крайне ограничивая ее возможности на Южном Кавказе. Кроме того, России не хочется давать США и ЕС повод и создавать условия для их серьёзного вмешательства в кавказские дела.
Однако, независимо от внешних обстоятельств и факторов, Россия не может допустить продолжительного отсутствия дипломатических отношений с соседним государством. США и ЕС восстановление этих отношений воспримут также позитивно.
Второй этап урегулирования имеет более фундаментальное значение и призван определить перспективы грузино-российских отношений. Это, конечно же, вопрос Абхазии и Южной Осетии, решение которого требует осмысления новой ситуации, прежде всего, со стороны грузинских политиков, которые должны быть готовы принять невероятно сложное, но необходимое решение.
Грузия, вставшая перед фактом практического признания международным сообществом независимости Абхазии и Южной Осетии, рано или поздно придет к решению о признании этих двух республик – в обмен на статус проживающего там грузинского населения. В данном аспекте, имеется в виду, что грузины – второй государствообразующий народ (в этих республиках – ПП), с соответствующими законодательными и международными гарантиями. Численность грузинского населения в Абхазии может достигнуть 100 тысяч, а в Южной Осетии – 24 тысячи человек. Грузия, как и прежде, располагает такой возможностью, и этот путь был всегда гораздо более реалистичным, чем боевые действия и попытки решения проблемы силовыми методами.
Абхазию и Южную Осетию невозможно принудить вернуться под юрисдикцию Грузии. Но убедить эти две республики принять такой план Москва сумеет, так как для них открывается перспектива либо международного признания (через независимое существование), либо вхождения в Российскую Федерацию. Для Грузии это единственная возможность сохранить «жизненное пространство» грузинского народа и существование на этих землях грузинской государственности. До военной авантюры августа 2008 года данный путь позволил Грузии выиграть гораздо большее и иметь более предпочтительные позиции. Сейчас ситуация намного хуже, но шансы выправить её все еще остаются.
(…)
Трудно себе представить, что Грузия пойдет на что-либо, касающееся любого ограничения отношений с США или игнорирование, даже в очень незначительной мере, американских интересов. Однако некоторые договоренности в части безопасности и наращивания военных потенциалов в регионе могут быть достигнуты, хотя это в большей степени будет касаться отношений между Россией и США и, в определенной мере, Грузии.
Параллельно с вопросами обороны и безопасности, могут быть решены проблемы экономического сотрудничества и транспортных коммуникаций. Вполне реальными могут стать планы восстановления абхазского железнодорожного направления и регулярного сообщения через (Главный) Кавказский хребет. В этом случае более значимую роль в восстановлении грузино-российских отношений могла бы играть Армения, способная опираться на свои связи с Россией, США и Ираном. В этом вопросе Ереван должен играть свою игру, суметь стать региональным игроком, решая, в том числе, и проблемы армян в Грузии.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте