Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

С учетом новых реалий

Автор: Пресс-папье

Распад Советского Союза и неожиданно свалившаяся на головы его народов возможность свободного выбора первоначально вызвали в недрах вчерашнего советского народа всеобщее ликование. Однако состояние эйфории продолжалось недолго. Прыжок в новое качество оказался далеко не простым делом, поскольку привнес в жизнь людей, выросших в условиях тоталитарного режима, совершенно иные понятия и требования. Дружба и братство между народами, постоянно и повсеместно декларируемые коммунистической пропагандистской машиной, вдруг оказались всего лишь словами, лишенными реального содержания.
Такое открытие всех повергло в шок, в том числе, разумеется, и грузинскую общественность. Даже на Южном Кавказе, где, казалось, общие интересы населяющих этот регион народов выражены настолько четко, что объединению усилий Азербайджана, Армении и Грузии ничто не может помешать, на поверхность вдруг всплыли далеко не простые проблемы. Постсоветское состояние общественно-политического сознания в этих государствах в значительной степени было обусловлено событиями, предшествовавшими распаду Красной империи.
В результате последовавших процессов, у каждой из стран, ответственных за ситуацию в регионе Южного Кавказа, появился свой круг друзей. Тем не менее, именно этот фактор и породил первые признаки взаимной настороженности. Ко всему этому добавились Карабахский конфликт, в который оказались вовлеченными Азербайджан и Армения, а также этнические конфликты в Грузии, военное противостояние в Абхазии.
В этот период в армянских средствах массовой информации серьезно обсуждался вопрос о целесообразности военных действий против Грузии с тем, чтобы окончательно решить проблему, связанную с территориальными претензиями. Правда, на официальном уровне об этом не было сказано ни слова, но, тем не менее, данный факт оставил у грузин неприятный осадок. Между прочим, недоразумения в связи с уточнением границ время от времени возникают и с Азербайджаном. Отдельно стоит и проблема армянской и азербайджанской диаспор в Грузии. Незнание государственного языка лишает их возможности принимать активное участие в общественно-политической жизни страны. Кстати, такая проблема ни в Азербайджане, ни в Армении не стоит, поскольку в период вооруженного конфликта многочисленная армянская диаспора полностью покинула Азербайджан, а этнические азербайджанцы ушли из Армении.
Несмотря на то, что Грузия никак не была причастна к противостоянию двух соседних государств, именно она оказалась в наиболее сложном положении. Налаживая новые отношения с ближайшими соседями, официальный Тбилиси вынужден тщательно взвешивать каждый свой шаг с тем, чтобы не зародить подозрений какой-либо из конфликтующих сторон относительно своей лояльности. Несмотря на это, исключить инциденты все же не удалось. Например, относительно недавно совершенно неожиданно для грузинских партнеров азербайджанская сторона отказалась пропускать через свою территорию идущие на запад железнодорожные составы с нефтепродуктами по той причине, что из Тбилиси нефть якобы отправляется в Армению. В Ереване до недавнего времени с настороженностью относились к идее строительства железнодорожной линии Карс-Ахалкалаки, которая позволит наладить бесперебойные железнодорожные перевозки из Центральной Азии в Европу.
Возникающая перспектива возрождения древнего Шелкового пути, который может трансформироваться в глобальную систему движения грузов не только с востока на запад и наоборот, но и с севера на юг, предполагает непременное участие в проекте всех трех государств Закавказья и, конечно, их северного соседа – России. Это важно не только с экономической, но и с политической точки зрения, поскольку только при таком подходе создается реальная основа для ликвидации недоверия, в первую очередь, между Азербайджаном и Арменией.
Вообще, следует сказать, что до недавнего времени этот момент мало учитывался. Во всяком случае, при осуществлении таких проектов, как нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Тбилиси-Супса Ереван оказался в роли наблюдателя. Это, конечно, отчасти обусловлено тем, что Армения расположена в стороне от этих маршрутов. Из-за отсутствия возможности наладить прямое транспортное сообщение в западном и северном направлениях, она испытывает весьма серьезные трудности. Поступление грузов в страну практически целиком зависит от процессов, идущих в Грузии, поскольку из-за Карабахского конфликта железнодорожное сообщение с Азербайджаном давно отсутствует. Например, во время военного конфликта в Южной Осетии в августе прошлого года, когда российские войска взорвали железнодорожный мост недалеко от Гори, практически была выведена из строя железнодорожная магистраль, по которой из морского порта Поти перевозились грузы, предназначенные для Армении. Впоследствии этот мост грузинские и армянские железнодорожники восстанавливали вместе.
С немалыми хлопотами связана и эксплуатация идущего по территории Грузии трубопровода, по которому из России в Армению подается природный газ. Не имея альтернативного маршрута, Ереван зависит от его бесперебойного функционирования. При этом повреждения, особенно, в тех районах Грузии, где компактно проживают азербайджанцы, нередко связываются с политическими мотивами.
В настоящее время грузинская и армянская стороны обсуждают проект строительства автомагистрали вдоль турецко-грузинской границы, с помощью которой Ереван получит прямой выход к Черному морю. Впрочем, эта идея в Грузии имеет немало противников, предполагающих, что дорога еще больше усилит сепаратистские тенденции в Южной Грузии, где компактно проживают армяне. Такие тенденции действительно наблюдаются в этом регионе, где даже действуют политические партии, выступающие за автономию Ахалкалакского и Богдановского районов, непосредственно примыкающих к Армении.
Тут же следует отметить, что, будучи стратегическим партнером России на Южном Кавказе, Армения вынуждена проявлять особую осторожность в отношениях с Грузией, чтобы не вызвать подозрений в чрезмерной лояльности к соседу. Надо сказать, что официальный Ереван с этой отнюдь непростой задачей пока успешно справляется. Правда, в дни августовских событий прошлого года в Тбилиси не раз раздавались заявления о том, что территорию страны бомбили самолеты противника (России – ПП), взлетавшие с расположенной в соседней Армении российской военно-воздушной базы. Но, как выяснилось, они не соответствовали действительности, и все обошлось без осложнений.
Учитывая традиции взаимоотношений между закавказскими странами, можно с уверенностью сказать, что перспектива их тесного партнерства вполне реальна, хотя в нынешней ситуации на передний план вновь выходит борьба за лидерство в регионе.
Как известно, раньше центром Южного Кавказа считался Тбилиси. В свое время такой статус за ним признавала и Россия, которая именно здесь создала свой плацдарм для завоевания Кавказа, чем, кстати, навлекла на Грузию гнев горских народов. Однако времена меняются, а вместе с ними – и критерии взаимной оценки. Сейчас, когда все острее стоит проблема добычи и транспортировки энергоносителей, на лидерство вполне обоснованно может претендовать Азербайджан. Хотя, если наметившиеся в последнее время признаки потепления в армяно-турецких отношениях обретут реальное содержание, пальма первенства в вопросе лидерства вполне может достаться Армении, которая, наконец, получит возможность наладить транспортное сообщение с Турцией и, соответственно, Европой.
Тбилиси же может сыграть важную роль в привлечении Армении к международным проектам. Вообще, участие в них должно быть трехсторонним, что позволит Еревану стать полноценным игроком в регионе и, тем самым, нести свою долю ответственности за все происходящие здесь процессы.
Парадоксально, но факт – экономическое сотрудничество между Грузией и Азербайджаном намного масштабнее, чем с Арменией. А ведь традиционно наиболее тесные отношения Тбилиси всегда поддерживал с Ереваном, в чем, конечно, решающую роль играла практически идентичная историческая судьба двух народов и их совместная борьба с иноземными захватчиками. Однако для нынешних реалий характерны несколько иные критерии оценки, в соответствии с которыми приходится ориентироваться, в том числе, в процессе поиска партнеров. Тут грузинская сторона из имеющихся возможностей вынуждена выбирать те, реализация которых не вызовет возражений со стороны государств, связанных с соседями узами сотрудничества. Вот и приходится учитывать, насколько соответствует тот или иной проект интересам российско-армянских отношений. Недавно в Анкаре был подписан договор о строительстве газопровода «Набукко». Как известно, этот проект, наряду с другими странами, предполагает участие в нем Азербайджана и Грузии, а вопрос Армении еще не решен. Кроме тог, и тут приходится учитывать реакцию Москвы, если Ереван вознамерится присоединиться к этому «проекту века».
В этом смысле, контакты с Азербайджаном, конечно, выглядят менее рискованными. Благодаря этому, партнерство между разными организациями и ведомствами двух стран развивается вполне динамично, хотя позиции азербайджанского и грузинского руководства по ряду политических вопросов не всегда совпадают.
В современном мире регионов, изолированных от внешнего мира, практически не осталось. Следовательно, те или иные решения государств часто продиктованы процессами, протекающими далеко от их границ. Если говорить о перспективах развития трехсторонних отношений между странами Южного Кавказа, можно сказать, что они могут быть весьма широкими при условии, если упомянутые проблемы будут решены хотя бы в основном.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте