Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

«Ядерный» газ

Автор: Ромик Арутюнян

64-я сессия Генеральной ассамблеи ООН или, вернее, события, развивающиеся вокруг нее, могут привести к довольно серьезным изменениям на игровом поле мировой политики. Речь, в частности, идёт об определенных позиционных изменениях на фоне перемен в российско-американских отношениях, связанных в основном с ядерной программой Ирана.
Предположения, что российско-американские договоренности, согласно которым Вашингтон отказался от установки систем противоракетной обороны в Чехии и Польше, будут иметь определенную цену и то, что эта цена будет выплачена за счет Ирана, кажется, находят свое подтверждение. Во всяком случае, эти предположения косвенно подтвердил Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Хавьер Солана.
Солана выразил уверенность в том, что если Иран не откажется от намерения обогащать уран, то Россия и Китай не будут возражать против ужесточения санкций в отношении Тегерана. Согласно сообщениям международных агентств, один из членов российской делегации на Генеральной ассамблее ООН на условиях анонимности подтвердил, что Россия изменила, в определенной степени, отношение к ядерным программам Ирана и Северной Кореи, и сказал, что «в некоторых случаях карающие меры дают возможность решать проблемы».
В какой степени эти меры позволяют решать те или иные проблемы, в принципе можно понять на примерах Югославии или Ирака. Как в первом, так и во втором случаях, «невинные» меры наказания превратились в полноценные войны, в результате которых эти страны фактически прекратили свое существование. Причем, каждый раз в роли мишени выступали именно те государства, которые считались союзниками России и, что самое странное, все это происходило в условиях явного или скрытого согласия России.
Ситуация обостряется, так как Иран не намерен отказываться от своей ядерной программы и продолжает настаивать на том, что она носит исключительно мирный характер, не имела и не имеет цели создания ядерного оружия. Во всяком случае, об этом заявили, как президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, так и руководитель агентства по атомной энергетике страны Али Акбар Салехи.
(…)
Не исключено, что санкции в отношении Ирана будут ужесточены, но при этом, как это ни странно, ядерная программа совершенно ни при чем. Администрация Обамы, начавшая проявлять беспрецедентную активность на Южном Кавказе, попытается таким образом по возможности ослабить влияние Ирана в регионе, с одной стороны, защищая Азербайджан от возможного давления Ирана, с другой стороны, ослабляя тылы Армении. Последнее обстоятельство особо важно для урегулирования карабахского конфликта, поскольку Тегеран, несмотря на ряд его официальных заявлений относительно «территориальной целостности» Азербайджана, рассматривается как главный союзник Еревана в регионе и выступает однозначно против идеи возвращения освобожденных территорий (вокруг Нагорно-Карабахской Республики – ПП) под юрисдикцию Баку.
(…)
Что касается России, то в этом случае также нельзя не заметить влияния на внешнюю политику Москвы со стороны «Газпрома». Проблема в том, что в последнее время участились разговоры о возможном присоединении Ирана к проекту строительства одного из обходящих Россию газопроводов, в частности, к «Набукко». Тем самым, Тегеран лишает российского энергетического гиганта возможности получения ежегодно нескольких миллиардов долларов дополнительной прибыли.
На этом фоне Россия, с одной стороны, активно участвует в строительстве атомной станции в Бушере, с другой, невольно должна была стать сторонницей принятия соответствующих мер против Ирана, причиной которых является этот проект, в котором она сама задействована.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте