Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Свет, но в конце очень длинного тоннеля?!

Автор: Рамаз Сакварелилзе

Августовские события 2008 года подорвали политическую структуру Кавказского региона. Спровоцировав конфликты в Карабахе и Абхазии, Россия попыталась создать в Закавказье «стабильную нестабильность», а Запад на это взирал совершенно равнодушно. В поисках выхода из создавшегося положения, Грузия и Азербайджан убедили Турцию в перспективности кавказского транзита энергоносителей. Турция же убедила администрацию Клинтона и лишь после этого Америка провела вдоль Кавказского хребта «красную линию» интересов, благодаря чему регион оказался в центре внимания всего мира. В результате у нас появились сильные друзья, которые избавили нас от многих политических и экономических кризисов. Иначе говоря, именно эффективная региональная политика дала Грузии шанс стать более стабильным государством, чем она была в 90-е годы.
Еще один аспект региональной политики обозначился в период президентства Буша-младшего. В качестве геополитического инструмента он избрал уже апробированные «цветные революции». Такой революции Америка содействовала и в Грузии, которую Буш наделил региональной функцией. Как он отметил во время своего визита в Тбилиси, эта форма установления демократии из Грузии должна была распространиться на Среднюю Азию. Это был регион уже другого масштаба, но принцип оставался прежним. Общая схема Запада предполагала, что, как транзит энергоносителей с востока на запад, так и транзит «цветных революций» с запада на восток удобнее осуществить через кавказский коридор, где партнером Запада является стоящая у ворот этого коридора Грузия. Эта схема работает и сегодня, но она стала шататься.
Указанная схема противоречила интересам России, поэтому Путин заложил «мину» против транзита революций сначала в Киргизии – заслал в революционную оппозицию сторонников Кремля и сам же снял урожай с культивированной Америкой революции (после Киргизии Буш прекратил разговоры о транзите революции). Позже, когда торговля подорожавшими из-за войны энергоносителями экономически усилила Россию, Путин начал плести ту сеть, которая для Европы должна была стать основным источником энергии. Этой стратегии превращения в монополиста мешала любая транзитная линия, которую не контролировала Москва. Такую линию представлял пролегающий через Азербайджан и Грузию кавказский коридор. В 2008 году в этом коридоре, в частности, в Грузии Россия разместила свои танки, расстреляв из орудий вышеупомянутую политическую схему региона.
Безопасность транзита через (Кавказский – ПП) регион Россия поставила под сомнение, но все же не смогла получить гарантированного влияния на региональные политические векторы. Поэтому вполне убедительным выглядит мнение о том, что оккупация грузинских территорий – только видимая часть айсберга политического замысла Москвы.
В первые же дни августовских событий, ссылаясь на необходимость восстановления порядка на Кавказе, свои усилия активизировала и Турция. Позже за этим последовали турецко-армянские контакты. Чьи интересы будут обслуживать эти контакты – Турции, за спиной которой стоит Америка, или стоящей за спиной Армении России? Если последняя окажется сильнее, не коснется ли решение проблемы Карабаха (без которой Армения не сможет иметь независимой политики) интересов Грузии?!
Допустим, что нынешние власти Турции попытаются предпринять такие шаги, которые позволят ей сблизиться с Россией. Содействие Москвы в том случае, когда она стремится к энергетической аннексии Европы, вызовет серьезную трещину в отношениях Анкары с Западом. Такая стратегия может поставить под удар не только экономическую и политическую стабильность Турции, но и саму ее власть – ведь здесь гарантом конституции являются те войска, которые как материально, так и идеологически представляют собой американский продукт. Исходя из сказанного, трудно представить себе те выгоды от партнерства с Россией, которые перевесят возникшие с этим партнерством риски для (турецкой – ПП) власти. Поэтому этот сценарий нам кажется менее вероятным (полностью исключать что-либо, конечно, не приходится).
По другому сценарию развития событий, можно допустить, что, налаживая отношения с Арменией, Турция проводит политику именно Запада. Известно, что если на регион воздействуют силы, имеющие разные вектора, он расколется, и проводить стабильную политику будет невозможно. Следовательно, если Запад хочет использовать регион, он должен установить здесь политическую гармонию.
Основным условием политической гармонии на Кавказе является урегулирование проблемы Карабаха (что едва ли входит в интересы России). Если Запад и Турция урегулируют эту проблему за счет Грузии, очагом дестабилизации станет уже она, и такая гармония теряет смысл. Более логичной кажется версия, по которой Турция затеяла строительство мира на Кавказе, согласовав это с Западом, а провоцирование новых конфликтов при этом исключается.
Думаю, наиболее вероятной является версия, согласно которой политические инициативы последнего периода не угрожают интересам Грузии. Может и наоборот – интеграция всего региона под западным вектором окажется еще одним фактором решения ее проблем. Конечно, это не произойдет за два дня, но все же лучше, что даже в конце длинного тоннеля мы увидим свет, а не… стену.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте