Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Правда и полуправда «комиссии Тельявини»

Автор: Нато Гудушаури

Правда, еще не прошло достаточно времени для детального изучения и анализа 1000-страничного документа, но представленные в заключении «комиссии Тельявини» основные положения агрессор и жертва агрессии рассматривают в противоположных ракурсах. По нашему мнению, не совсем справедливо и оправданно выглядит с точки зрения норм международного права абсолютизация лишь одного момента опубликованного заключения, а именно: какая из сторон произвела первый выстрел.
Несмотря на то, что, как 40-вековая практика международных отношений, так и признанные нормы международного права и большинство специалистов отказываются от рассмотрения первого выстрела в качестве главного и единственного аргумента (в процессе установления агрессора), в публикациях прессы именно этот факт был вынесен в заголовки. Трудно сказать, почему произошло так, что на протяжении девяти месяцев (пока работала комиссия) внимание широкой общественности целенаправленно концентрировалось на происхождении именно «первого выстрела».
Для установления неизбежности начала военных действий на протяжении столетий. как политики, так и эксперты-исследователи обычно обращаются к понятию «казус бели» или была ли вынуждена одна из сторон выстрелить первой. Интересно, что до конца девятнадцатого века, как правило, в качестве «казус бели» воспринимались разные провокации, официальные оскорбления, высмеивание суверенитета и т. д. С 90-х годов XIX-го столетия «казус бели» считалось объявление военной мобилизации потенциальным противником и широкомасштабные военные учения на приграничной территории. Добавим ко всему этому систематические артиллерийские обстрелы грузинских сел (существование артиллерии в зоне конфликта российские «миротворцы» не должны были допустить!) и даже студент второкурсник факультета международного права без колебания скажет, что Тбилиси не только имел право открыть огонь по сепаратистам, но и обязан был сделать это.
Конечно, прав был автор опубликованных в «Вашингтон пост» комментариев, когда он лаконично заключил: «Грузии не позволили защитить свой суверенитет». Также аргументированным было распространенное в мировой прессе до публикации заключения госпожи Тельявини открытое письмо 12 известных европейских политиков (которые в недавнем прошлом занимали высокие посты) и общественных деятелей (в том числе, лауреатов Нобелевской премии), где категорически отвергалась решающая роль «первого выстрела» в развязывании войны. И вообще, если цхинвальские события носили характер гражданской войны, разве не с целью сохранения и восстановления территориальной целостности велось большинство намного более жестоких гражданских войн с неимоверно большим количеством жертв! Как можно назвать пятилетнюю гражданскую войну в Америке кроме как успешной попыткой сохранения единого государства.
После того прошло немало времени, многое изменилось, но никогда не изменится главное – территориальная целостность – опора государства и ее защита – первейшая обязанность и задача любой власти. Это так, но не любыми методами, может возразить несгибаемый пацифист. Но, во-первых, грузинская сторона открыла лишь ответный огонь по сепаратистам. Комиссия затруднилась ответить на вопрос, когда российские солдаты пересекли признанную Москвой государственную границу – до выстрела или после. Этому и не приходится удивляться. Свои военные соединения Россия ввела в Грузию еще до 7 августа, признание чего было равно смертному приговору Москве. В этом вопросе заключение комиссии могло приблизиться к вердикту на очень опасное для России расстояние. Еще один пассаж и никакие усилия пророссийски настроенных нескольких немецких членов комиссии не могли спасти Москву от ярлыка агрессора. А это сегодня никого не устраивает ни в Европе, ни за океаном. Такова реальность: Афганистан, Иран, Ирак, Северная Корея, судьба договора о стратегическом наступательном вооружении, срок которого истекает 5 декабря, и этот жуткий экономический кризис. Одним словом, когда Европа и новая американская администрация практически уже простили Москве проступок годовой давности, новое противостояние никого не устраивает.
Какое «соломоново решение» нашла комиссия? В заключении признано присутствие в Южной Осетии наемников, иностранных добровольцев и какой-то части российских войск, но отвергнута версия Грузии о «массированном вторжении», т.е. Россия ввела войска до 7 августа, но не столько, чтобы грузинская сторона имела повод для открытия огня.
До сих пор неизвестно, на какие данные опиралась комиссия, когда количество вторгшихся в Грузию до начала военных действий подразделений российских войск и вооружения (речь идет не о формальных добровольцах) не сочла таким действием со стороны России, которое любая норма международного права расценивает, как агрессию со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Российская пропаганда и сейчас до хрипоты кричит о гуманитарной катастрофе, указывая пальцем на Тбилиси. Имела ли место гуманитарная катастрофа? Разумеется, имела, к тому же виновника долго искать не приходится. Более ста стертых с лица земли грузинских сел и 50 тысяч беженцев. Вот жертвы гуманитарной катастрофы. Конечно, крайне цинично, когда при установлении масштабов трагедии и катастрофы руководствуются количеством погибших людей и разрушенных домов. Смерть каждого человека – невосполнимая утрата для оставшихся под открытым небом его близких, но между несколькими разрушенными или сожженными домами и ста уничтоженными селами есть большая разница.
Также российским властям не уйти от тяжелейшего международного обвинения, сформулированного в заключении комиссии. Вспомним, что именно обвинение в этнической чистке сделало Милошевича «клиентом» Гаагского трибунала. Возможно, российские генералы и солдаты непосредственно не изгоняли из домов грузин и лично не сжигали их дома, но по нормам международного права Россия ответственна за все тягчайшие преступления, совершенные на оккупированной ею территории.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте