Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Российско-европейские отношения и Украина

Автор: Игорь Мурадян

(…)
Пожалуй, кроме Польши, все другие государства, принятые в Евросоюз и НАТО, не разделяют политики системного давления на Россию и, тем более, не заинтересованы в конфронтации с ней, так как от этой страны зависят их энергетическая безопасность и выполнение многочисленных экономических задач. Поэтому стало понятно, что на Западе наиболее эффективным инструментарием давления на Россию может стать Украина, с которой, по крайней мере, ряд стратегических задач связывают Германия, Великобритания, США и Турция.
В определенном смысле завершен первый этап европейской и американской политики в отношении Восточной Европы, который касается и Украины. Наступило время для формирования нового этапа этой политики, с учетом уже приобретенного опыта. Столь крупное государство, как Украина, над которым нависла реальная угроза распада и утраты части территорий, не может не пытаться делать свою игру и лавировать между центрами силы. В этом раскладе украинская элита, независимо от ее внешнеполитических и идеологических предпочтений, начинает понимать, что чрезмерное увлечение курсом на США приведет к изоляции страны не только со стороны России, но и Европы. В исторической перспективе это может означать только одно – усиление тенденции по утверждению «статуса» нейтрального государства. Европейцы все еще не считают подобную перспективу реальной, пытаясь переиграть США и Россию, включив Украину полностью в орбиту своей политики и интересов. Но, рано или поздно, выяснится, что это тщетные надежды, и международная дискуссия вокруг Украины будет вестись в формате «нейтралитета». Причем, именно Европа станет инициатором этого нового проекта – «нейтральная Украина».
США пытаются использовать политику европейского сообщества, которая включает демократические приоритеты, для давления на Россию. Европа также заинтересована в критике России, как в инструментарии построения отношений с ней. США, европейские государства и Евросоюз, несомненно, имеют общие интересы в отношении России, заинтересованы в управлении ею, как государством и обществом, заинтересованным в интеграции с Западом.
Позиции трех ведущих государств Европы в отношении Украины заметно различаются. Великобритания, рассматривающая регион в качестве зоны своих приоритетных интересов и контролирующая энергетические проекты, наиболее активна. Великобритания – единственная из европейских государств, проявляющая на Украине политическую активность. Германия уже приступила к осуществлению своей политики, но ее действия по-прежнему ограничены и не сформулированы достаточным образом. На Украине происходит формирование «британского проекта», который включает в себя создание рычагов влияния на регион Восточной Европы. США и Великобритания во многих вопросах координируют свои усилия, но Лондон в большей степени, чем Вашингтон, ориентирован на нефтяные интересы и считает свое политическое присутствие в регионе приоритетным.
(…)
США выстраивают операционную систему реагирования, распространяя свои военные базы по всей Евразии, что предполагает скорейшее снятие напряженности. Приоритетными задачами США становятся обеспечение безопасности и стабильности, в связи с чем, усиливается понимание того, что нынешние геополитические конструкции легче и эффективнее изменить, чем сохранить. Эти реалии могут привести к консолидации России и Европейского сообщества по вопросу о Восточной Европе. Не располагая на Украине сильными позициями, Франция, Германия, другие европейские государства и Евросоюз получают возможность оказывать влияние на процессы в данном регионе при условии сотрудничества с Россией. США предпринимают усилия, чтобы не допустить каких-либо договоренностей между Европейским сообществом и Россией по поводу региональных проблем, в том числе, что касается государств Восточной Европы. По вопросу об албанском Косово США практически удалось убедить европейцев предоставить ему независимость, игнорируя историко-политические права Сербии. По мнению американских экспертов, данные договоренности потребовали участия самых высокопоставленных руководителей США и европейских государств. Однако в случае с албанским Косово имелись существенные совместные интересы США, Великобритании, Германии, Франции, Италии и Ватикана по внесению кардинальных изменений в геополитическую конструкцию Юго-Восточной Европы. В Восточной Европе нет такого единства. Кроме того, США, похоже, готовы поддержать любой проект, направленный против России.
Различные политические публикации в ведущих европейских и американских СМИ создают впечатление, что европейцы едины с американцами по проблемам и текущим вопросам российско-европейских отношений. В действительности, ни одно европейское государство не пыталось сфокусировать свою политику на данных проблемах. Германия и Франция практически блокировали политику давления на Россию. По оценкам американских экспертов, ведущие государства Евросоюза не допустили реализации антироссийской политики, которую инициировали государства Восточной Европы при поддержке США.
(…)
Таким образом, в своей украинской политике США примет во внимание российско-европейские отношения. Хотя данный фактор, с точки зрения американской политики, теряет свое содержание, так как Европа, США и Россия сходятся во мнении, что Восточная Европа не может быть под полным контролем США. В итоге, когда нет достаточно аргументированных альтернативных предложений и идей, могут возникнуть не только российско-европейские, но и российско-американо-европейские договоренности по Восточной Европе. Однако ощущение перспективы вовсе не означает, что существуют возможности ее реализации. Пример Украины показывает, что те договоренности, благодаря которым сформирована нынешняя система европейской безопасности, не работают и, следовательно, требуют пересмотра.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте