Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Кто такая «тетя Нино из Тбилиси»?

Автор: Дмитрий Мониава

Этот вопрос, некогда прозвучавший в художественном фильме «Мимино», на минувшей неделе в России и Грузии приобрел особую актуальность. Нино Бурджанадзе гостила в Москве и ее встретили с почестями. Если визит Зураба Ногаидели можно было расценить, как некий политический казус и плод случайного совпадения обстоятельств, то шаг, предпринятый Бурджанадзе, показал, что дело обстоит куда более серьезно и, возможно, на наших глазах в российско-грузинских отношениях начинается формирование новой реальности.
Влияние России в мире не обусловлено только наличием у нее такого арсенала, половины которой было бы достаточно для того, чтобы в ближайшем тысячелетии на нашей планете не росла даже трава. Для других государств континента она представляет критически важного экономического партнера, поставщика энергоносителей и сырья. Отсюда вытекает довольно простой вывод: что бы ни произошло, сегодня из-за Грузии никто не пойдет на введение торгово-экономических санкций против Москвы и, тем более, на военную конфронтацию с ней. Такие действия означали бы посягательство на глобальную безопасность.
Грузия оказалась перед сложным выбором. Для решения имеющихся проблем она может: 1) самостоятельно приступить к урегулированию отношений с Россией на основе двусторонних соглашений; 2) отказаться от урегулирования и попытаться увязать решение собственных проблем с диалогом между США и Россией; исходя из нынешнего потепления во взаимоотношениях двух сверхдержав, это означает ожидание изменений конъюнктуры в режиме «ни войны, ни мира» неопределенное время (существует ли необходимый для такой паузы ресурс – это другой вопрос); 3) объявить тотальную мобилизацию и начать войну против России, что из-за неравного соотношения сил, сегодня как серьезный вариант даже не рассматривается.
Политика нашей нынешней власти основана на втором подходе. Хотя с каждым днем становится очевидным, что вопрос Грузии в американо-российских отношениях, а также и в отношениях между Евросоюзом и Россией не только утрачивает актуальность и остроту, но даже имеет тенденцию к исчезновению из повестки дня. Все более четко звучит призыв Запада: «Урегулируйте отношения с Москвой!».
Соответственно, наша политическая элита и общество стоят перед следующей необходимостью: в рамках первого из перечисленных подходов провести зондирование позиции России, точно установить, что хочет Кремль от нас, и какие встречные предложение можем выдвинуть мы. На основе полученной информации можно разработать сценарий действий на случай, если безуспешность нынешней политики окажется очевидной (кстати, до этого осталось совсем немного).
Видимо, будет лучше, если состоявшиеся на минувшей неделе в Москве встречи мы будем рассматривать именно под таким углом зрения: с довольно большой вероятностью первые лица российского руководства ясно и недвусмысленно озвучили те принципы, на которых, по их мнению, должны основываться будущие российско-грузинские отношения. В визите Нино Бурджанадзе главным является именно этот момент. На самом деле, было бы странно, если бы участники встречи обсудили детали сценариев подвешивания Саакашвили за то или иное место, для чего существуют иные каналы политической коммуникации и другие люди, поднаторевшие в этом деле.
Независимо от того, как мы оцениваем политическую деятельность Нино Бурджанадзе, справедливости ради следует отметить, что сейчас в грузинской политической элите едва ли можно найти фигуру, которая имела бы более широкие контакты. Она, так или иначе, знает правила игры на уровне первых лиц государств (играет сама или нет – это другой вопрос), цену слов и гарантий. Следовательно, для того, чтобы донести до грузинского общества собственное видение, Владимир Путин лучшего собеседника в среде сегодняшней грузинской оппозиции сомнительного происхождения и политической ориентации найти бы не смог.
Логично также, что после визита в Москву Бурджанадзе запланировала поездку в Брюссель и Вашингтон. Важно также прозондировать реакцию на предполагаемые перемены в российско-грузинских отношениях, которая последует на Западе. Этого требует элементарная предусмотрительность.
В этом контексте не имеет значения, сколько раз члены парламентского большинства назовут Бурджанадзе «предателем» и какую тональность вложит она в произнесенное в ответ на это обвинение слово «трусы». Что поделаешь, таков стиль их взаимоотношений. Главное – это те пожелания, которые привезет Бурджанадзе, и выбор, который сделает Грузия. Самым парадоксальным в этой тяжелейшей ситуации является то, что Грузия все еще сохраняет возможность выбора. Может быть, некоторые политики предпочитают, чтобы этот выбор вместо них сделала некая внешняя сила, которая навязала бы стране новые условия и, соответственно, избавила их от персональной ответственности. Это, наверное, не что иное, как интеллектуальный и нравственный тупик, последнее темное убежище слабых людей.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте