Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Ни соло, ни дуэтом

Автор: Эдуард Казарян

Еще в период активных боевых действий на карабахских фронтах иранские власти, будучи озабоченными ситуацией, сложившейся в непосредственной близости от северной границы страны, перманентно заявляли, что возникший конфликт должен решаться не на полях сражений, а за переговорным столом, и Тегеран готов взять на себя посредническую миссию по урегулированию этого конфликта. Выступив в роли миротворца и предоставив пакет предложений по прекращению огня, иранским посредникам удалось дважды добиться от армянской и азербайджанской сторон согласия на приостановку боевых действий. В целях осуществления контроля над соблюдением достигнутых договоренностей, конфликтующим сторонам было предложено разместить по обе стороны линии фронта иранских наблюдателей. Однако с приходом к власти в Азербайджане президента Абульфаза Эльчибея, предъявившего территориальные претензии к Ирану, и с возобновлением военных действий, все дальнейшие попытки Тегерана, направленные на урегулирование конфликта оказались тщетными.
После того, как Иран перестал играть роль посредника, а вопросом мирного урегулирования конфликта занялась Минская группа ОБСЕ, Тегеран продолжал озвучивать свое видение решения проблемы. Его позиция заключалась в том, что, во-первых, карабахская проблема должна быть урегулирована только мирными средствами, путем переговоров между Арменией и Азербайджаном. Во-вторых, если стороны конфликта обратятся к Ирану, то последний готов вновь выступить в роли миротворца и оказать Армении и Азербайджану необходимую помощь. В-третьих, конфликт может быть разрешен не усилиями внерегиональных стран, а при содействии государств региона, то есть в формате 3+3 (Армения, Азербайджан, Грузия + Россия, Иран, Турция). Как полагают иранцы, при таком составе миротворцев будет исключена возможность столкновения интересов региональных государств с внерегиональными, что чревато дестабилизацией всего региона.
Когда Турция исключила Иран из состава стран (Турция, Россия и три южокавказские республики), которые по инициативе Анкары должны были приступить к формированию «Платформы мира и стабильности на Южном Кавказе», иранские власти, озабоченные возможными геополитическими сдвигами в регионе, таящими в себе угрозу национальной безопасности страны, резко активизировали свою дипломатическую деятельность в направлении мирного урегулирования Карабахского конфликта. Опасения Ирана «остаться вне игры» усилились в связи с подписанием Анкарой и Ереваном цюрихских протоколов и с муссированием информации о возможном прорыве в вопросе мирного урегулирования Карабахского конфликта на основе Мадридских принципов. Дело в том, что иранские власти осознают, что в случае подписания Ереваном и Баку соглашения, основанного на Мадридских принципах, в дальнейшем, на повестку дня будет вынесен вопрос о размещении международных миротворческих сил в зонах безопасности, одна из которых, примыкает к северной границе Ирана. Следует ожидать, что при таком повороте событий, Иран, ввиду сложившихся весьма напряженных отношений с США и ЕС, попытается предпринять шаги по провалу размещения в этой зоне каких-либо войск, тем более, миротворческих сил стран, входящих в НАТО. Не случайно, посол Ирана в Армении Сейед Али Сагайан, вновь подвердив о готовности Тегерана внести свой вклад в налаживание отношений между Арменией и Азербайджаном, заявил, что его страна, имеющая «общие границы с Нагорным Карабахом, выскажет свои замечания и позицию относительно состава миротворческих сил, которые, возможно, будут размещены на этих территориях».
Можно предположить, что в случае принятия решения о размещении миротворцев в зонах безопасности вокруг Нагорного Карабаха, Иран, по понятным причинам, предпочел бы видить по ту сторону пограничной реки Аракс российские, а не французские или, тем более, не американские войска. Такой вариант военного присутствия устроит не только Иран, но и Армению, и Азербайджан, и Россию, так как, именно эти страны, а не далекие Франция или США будут заинтересованы в бесперебойной работе железной и автомобильной дорог, которые проходят по этим территориям.
Примечательно, что, несмотря на очередную фазу потепления в ирано-турецких отношениях, Тегеран уже не заявляет о возможности совместного с Турцией разрешения конфликта в формате 3+3, а предпочитает в этом вопросе установить непосредственные контакты с Арменией и Азербайджаном, о чем свидетельствуют заявления главы МИД ИРИ Манучехра Моттаки о готовности Тегерана стать посредником между Ереваном и Баку.
Что касается Турции, то и она, проигнорировав в свое время предложенный Ираном формат 3+3, сегодня пытается, связав вопрос деблокады Армении с урегулированием карабахской проблемы, вклиниться в переговорный процесс. В интервью газете «Hurriyet» глава МИД Турции Ахмед Давудоглу посетовал, что Ереван не ведет переговоров с турецкой стороной по карабахскому вопросу, так как полагает, «что мы на стороне Азербайджана. Мы отвечаем: если мы могли помирить Сербию и Боснию, у которых были большие проблемы, почему мы не сможем работать в направлении решения карабахской проблемы Если мы проводили трехсторонние боснийско-турецко-сербские переговоры, почему мы не можем провести аналогичную трехстороннюю встречу между Азербайджаном, Арменией и Турцией Я бы посоветовал армянской стороне подумать об этом». Не исключено, что Давудоглу пытается задействовать Турцию в решении карабахского конфликта, «советуя Армении подумать» о возможности урегулирования этого конфликта по дейтоновскому сценарию, опробированному в Боснии и Герцеговине. Вероятно, Анкара надеется на то, что Ереван проглотит эту наживку, и тогда она сможет увенчать себя лаврами миротворца.
Таким образом, несмотря на процесс сближения позиций Тегерана и Анкары по ряду важных вопросов, обе страны, надеясь подключиться к миротворческому процессу, ведут самостоятельную политику, направленную на урегулирование карабахской проблемы. Однако, реально оценивая сложившуюся на сегодня ситуацию, можно однозначно сказать, что в вопросе урегулирования конфликта Азербайджан предпочтет действовать в тандеме с Турцией, а не с Ираном, а Армения выступит категорически против посредничества Анкары. В свою очередь, США и Франция, имея собственные интересы в регионе, не позволят изменить формат Карабахского урегулирования ни в пользу Турции (которая осуществляя свою доктрину «стратегической глубины», шаг за шагом становится неуправляемой для Запада), и, ввиду известных обстоятельств, ни в пользу Ирана.
Что касается России, то и она, рассматривая Южный Кавказ как сферу своего традиционного влияния и в силу начавшегося процесса установления тесных политических и экономических взаимоотношений с США и Францией, вряд ли согласится подключить к переговорному процессу Иран и Турцию. В этой связи нелишне напомнить, что когда Азербайджан попытался переместить вопрос урегулирования карабахской проблемы из рамок МГ ОБСЕ в рамки ООН, все три страны-сопредседательницы Минской группы выступили против такого предложения. Однако, допуская гипотетическую возможность прихода конфликтующих сторон к определенному согласию и появление на повестке дня вопроса о размещении международных миротворческих сил в зонах безопасности, всем участникам процесса Карабахского урегулирования придется учитывать, скорее, позицию пограничного с конфликтной зоной Ирана, нежели Турции, находящейся далеко от этой зоны.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте