Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Российско-грузинская война: 20 месяцев спустя

Автор: Зураб Абашидзе, бывший посол Грузии в Евросоюзе, НАТО и РФ

После августовской войны 2008 года прошло 20 месяцев, достаточно времени для того, чтобы, по возможности, «отложить эмоции» и провести своего рода инвентаризацию, попытаться ответить на вопросы: кто что проиграл и что выиграл, как дальше могут развиться события, какие выводы можно сделать из этой войны?
Августовская война нанесла Грузии огромный и многосторонний ущерб. Прежде всего, она унесла жизни многих людей, и это невосполнимая утрата. Многотысячная армия беженцев из Абхазии пополнилась более чем 50 тысячами изгнанных в результате этнической чистки из Цхинвальского региона (Южной Осетии – ПП) и Кодорского ущелья.
Восстановление территориальной целостности страны отложено на неопределенное время, мы потеряли контроль над Кодорским ущельем, значительный ущерб нанесен экономической инфраструктуре, серьезно пострадал международный имидж страны, что отрицательно сказывается на иностранных инвестициях, остановился процесс вступления (Грузии – ПП) в НАТО.
Это, так сказать, зримые последствия войны. Но кто оценивал такие разрушительные факторы, как психологическое состояние общества, разочарование и т.п.?!
В то же время война в значительной степени ускорила разработку Евросоюзом новой широкомасштабной инициативы «Восточное партнерство», дающей Грузии (а также Украине, Молдавии, Белоруссии, Азербайджану и Армении) уникальный шанс широкого сотрудничества (с Европой – ПП).
Война также подтолкнула оформление между США и Грузией в январе 2009 года хартии о стратегическом сотрудничестве. Это, наверное, самый важный международный документ в грузинской новейшей истории.
После войны выделенная Грузии западная финансовая помощь (приблизительно 3,5 млрд. долларов) в значительной степени сдержала разрушительную волну глобального экономического кризиса, имевшего драматические последствия для многих стран мира.
Факт, что в результате войны Россия, в основном, добилась своей цели. В частности, после вывода своих военных баз из Грузии Кремль вновь восстановил и даже усилил свои военные позиции в регионе. В соответствии с договорами, оформленными Москвой с сухумским и цхинвальским режимами, российские войска уже «законно» стоят в этих регионах – в 40 километрах от Тбилиси и всего в нескольких километрах от жизненно важной автомобильной магистрали.
Российская военная интервенция породила серьезные разногласила между членами НАТО по поводу ответной реакции. Это тоже можно считать успехом Кремля, поскольку внесение диссонанса в ряды альянса и Евросоюза было и остается одной из стратегических задач Москвы, которая, в определенной степени, также поколебала имидж Грузии, как стабильной страны. Это, по мнению кремлевских аналитиков, значительно ограничивает перспективы евроатлантической интеграции Грузии и ее энергетическую транзитную функцию.
Правда, деструктивным путем, но Россия все же сумела реализовать свою геополитическую мечту: после августовской войны с капризами Кремля в мире стали считаться больше. Как видно, в Москве не напрасно говорили о необходимости создания многополярного мирового порядка.
Признанием независимости Абхазии и т.н. Южной Осетии Россия привела в исполнение свою угрозу и отомстила Западу за признание независимости Косово. Но для грузин до сих пор остается непонятным, почему Грузия должна была стать жертвой геополитических игр. Разве мы виноваты в том, что Югославия развалилась?
Военная интервенция и дальнейшие шаги представили Россию в глазах мировой общественности, как агрессивную и ревизионистскую державу, с которой считаются, преимущественно, потому, что у нее есть грубая сила и энергоресурсы. Коэффициент притяжения «мягкой силы» России исключительно низок. С такой репутацией конкурентная способность РФ в лелеемом многополярном мире вызывает большие сомнения.
Война и признание независимости регионов Грузии придали дополнительную нестабильность такому чувствительному региону, как Северный Кавказ. Сами руководители его автономных республик признают, что резкий рост насилия за последние полтора года является также следствием августа 2008 года. Правда, это насилие имеет также множество других причин. Страны СНГ тоже не выглядят столь подавленными силовыми действиями России, чтобы они, молча, подчинились диктату Москвы.
Москва не сумела добиться смены власти в Грузии. Значение Грузии в маршрутах будущих транзитных энергетических проектов продолжает быть актуальным, также как интерес Запада к нашей стране. Следует отметить, что одним из компонентов тяжелого экономического кризиса в России была также российско-грузинская война.
От августовской войны серьезно пострадал авторитет Соединенных Штатов Америки, поскольку оказалось, что Вашингтон не в силах защитить партнера во время кризиса и оказать ему реальную помощь в противостоянии агрессии. На бытовом уровне возникло ощущение того, что Россия при защите осетин проявила больше умения, чем американцы при защите грузин. Созданию такого ощущения максимально способствовали русские. Чего стоит только факт реквизиции принадлежавших американским военным «хаммеров», которую с особым удовольствием показывали по российским телеканалам.
То же самое можно сказать о Североатлантическом альянсе, новые члены которого из Восточной Европы и Прибалтики серьезно задумались над тем, насколько они защищены в соответствии с пятым пунктом основополагающего документа НАТО – Вашингтонского договора.
Какие выводы можно сделать из августовской войны?
С глобальной точки зрения, самым серьезным последствием этой войны является то, что созданная шаг за шагом со второй половины ХХ века архитектура европейской безопасности получила мощнейший, возможно, смертельный удар. С правовой точки зрения, Европа, в известной степени, вернулась к той эпохе, когда по своему желанию, по той или иной причине, можно было «оседлать коня», пересечь границу, захватить чужую землю и перекроить политическую карту континента.
Новую доктрину президента Медведева «Договор о европейской безопасности» многие расценили, именно как попытку похоронить старую архитектуру, а также как инициативу, приспособленную под амбиции современной России (в настоящее время проблематика европейской безопасности – одна из тем диалога между Западом и Москвой).
Для Грузии серьезным уроком должно быть то, что, несмотря на российскую военную агрессию, новая «холодная война» не началась. Как саркастически заметил один европеец, НАТО и Европа оказались неготовыми начать войну ради защиты родного города Сталина – Гори – от России. В конечном счете, от стратегического видения, солидарности и смелости Запада зависит, сможет ли Россия восстановить сферы влияния и диктовать соседям свою волю.
Что касается Грузии, то я напомню слова философа Мамардашвили, который говорил, что Россия, словно огромная глыба, висит над Грузией, и надо сделать все, чтобы она подмяла ее.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте