Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Слагаемые власти

Автор: Пресс-папье

Было время, когда наиболее близким и влиятельным соратником нынешнего президента Грузии Михаила Саакашвили считался один из лидеров нынешней непримиримой оппозиции Коба Давиташвили, который нес на своих плечах бремя организационной работы по проведению всевозможных акций протеста не только в столице, но и в труднодоступных тогда регионах страны. Казалось, что после прихода к власти творцов «революции роз» ему достанется одно из «тяжеловесных» правительственных кресел. Однако, как оказалось, судьба уготовила ему участь вечного оппозиционера, а в ближайшем окружении уже ставшего главой государства Саакашвили появились менее известные тогда широкой общественности фигуры, среди которых, пожалуй, наименее заметным казался уроженец одной из деревень в Южной Грузии Вано Мерабишвили. Во всяком случае, он явно не был наделен теми качествами, которые гарантировано и стремительно обеспечивают политику симпатии в обществе.
За годы, прошедшие после «розовой» революции, в ближайшем окружении Саакашвили наблюдалась самая невероятная сменяемость кадров. На околовластной орбите одна за другой появлялись ослепительно блиставшие политические звезды, удивлявшие неординарностью, как суждений, так и конкретных деяний. Но через некоторое время они также неожиданно и не без скандалов уходили в политическое небытие. Например, в свое время даже самый смелый эксперт, наделенный невероятной фантазией, не мог предположить, что считавшийся фактически вторым человеком в стране, угрюмый министр обороны Ираклий Окруашвили потерпит крах и из могущественного шефа Вооруженных Сил Грузии превратится в обычного эмигранта, разыскиваемого Интерполом и с трудом получившего политическое убежище во Франции.
А Вано Мерабишвили никого не ослеплял своей нарочитой и публичной активностью, но, судя по результатам реформ, проведенных им в своем ведомстве, сложа руки, он не сидел. За время его руководства МВД кардинально был обновлен кадровый состав полиции, причем, сверху до низу, созданы новые полицейские подразделения, прекрасно вооруженные и обеспеченные техникой и экипировкой. Но, что самое главное, министру удалось переломить сознание своих подчиненных, изменив их мотивацию. Результатом стало практически полное исчезновение коррупции в рядах полицейских. Сегодняшний грузинский служитель правопорядка – это воспитанный, вежливый, знающий свое дело и хорошо оплачиваемый работник.
Что касается самого министра внутренних дел, то при всем великолепии, царящем в его ведомстве, публичная и бытовая скромность творца этого «полицейского чуда» не может не удивлять. В. Мерабишвили почти не видно на людях, он очень редко встречается с журналистами и почти не выступает с высоких трибун. Правда, косноязычие и плохая дикция всегда были характерны для речей главы МВД, за что он, кстати сказать, не раз получал жесткие замечания от самого президента. Однако подобные трепки положительно на ораторских талантах В. Мерабишвили никак не отразились, что для обычного политика могло бы стать серьезной проблемой. Но только не для Мерабишвили, который эти недостатки компенсировал высокой работоспособностью, кропотливым трудом и последовательностью действий по преобразованию своего детища. В результате, возглавив полуразвалившуюся силовую структуру и наведя в ней порядок, он через некоторое время получил под свое начало еще одно силовое ведомство – министерство государственной безопасности со всеми его возможностями. Фактически, это и сделало его самым влиятельным министром Грузии.
Несмотря на несвойственную его бывшим и нынешним коллегам скромность, своим авторитетом В. Мерабишвили сегодня явно доминирует над другими членами команды Саакашвили. Этому, конечно, способствовали те нашумевшие, а порой и скандальные мероприятия, которые под его руководством проводили правоохранительные органы страны. Чего стоили только аресты ряда бывших министров из правительства Шеварднадзе, известных бизнесменов и коррумпированных чиновников... Эти экзекуции неизменно и подробно освещались средствами массовой информации, телезрители с удивлением узнавали, что, например, пользовавшийся высоким авторитетом бывший руководитель Грузинской железной дороги, оказывается, обычный расхититель, у которого изъяли двадцать миллионов долларов. Правда, изумленную публику несколько смущало то, что бывшие чиновники, получившие репутацию лиц, «погрязших в коррупции», несмотря на тяжесть содеянного, почему-то продолжали оставаться на свободе. Но всем было ясно, что решения по ним принимались уже не на уровне министра внутренних дел...
Новое всегда привлекает внимание, а творцы «революции роз», как известно, никогда не скупились на новшества. Например, телезрителей поверг в шок показ кадров оперативной видеосъемки, разоблачавших подозреваемых в противоправных действиях. Это, конечно, впечатляло, но позже те же технические приемы были использованы для того, чтобы записывать уже диалоги неугодных властям лиц, в том числе, лидеров политических партий. Причем, эти записи демонстрировались с завидным постоянством.
После разгона в ноябре 2007 года в Тбилиси многотысячной акции протеста контролируемые властями телекомпании, стремясь дискредитировать руководителей оппозиции, прокрутили записи их разговоров, которыми, как явствовало из текстов, «кудесники» из ведомства Мерабишвили запаслись задолго до тех событий. Понятно, что после этого в Грузии даже близкие друг другу люди опасаются говорить вслух что-либо, что может быть истолковано не в их пользу. Удивляться сему не приходится, ведь сумел же один из фаворитов Мерабишвили – высокопоставленный полицейский чин Ираклий Кодуа – записать монолог влиятельного бизнесмена Бадри Патаркацишвили, с которым он встретился в Лондоне. И это, несмотря на то, что незадолго до этой встречи его тщательно проверили настоящие профессионалы.
Сейчас в Грузии почти никто не сомневается в том, что везде, где находятся люди, установлены подслушивающие устроиства – в рабочих кабинетах, в парках, в общественном транспорте, в подъездах жилых домов и даже в частных автомобилях. А что касается телефонов, то они прослушиваются повсеместно. Как говорится, у страха глаза велики и население, возможно, преувеличивает масштабы тотального контроля настроений в обществе, но и того, о чем время от времени становится известно достоверно, хватает, чтобы сделать вывод о том, что многое из сказанного соответствует действительности.
Плохо это или хорошо? Смотря, для кого. Конечно, тотальный полицейский контроль над обществом – это плохо для государства, если учесть, что в Грузии «революция роз» произошла под лозунгами борьбы за демократию. О какой демократии может идти речь, в условиях всеобщей слежки и преследования инакомыслящих.
Но это, как говорится, одна сторона медали. А другая сторона позволяет говорить о том, что при такой постановке дела работа МВД, а, соответственно, и его руководства получает высокую оценку самом наверху. Очевидно, что именно ее своей деятельности «заработал» Вано Мерабишвили, и эта оценка дана первым лицом страны.
Раз есть оценка, значит, можно говорить и о «высочайшем» доверии. Хотя для того, чтобы получить столь желанный для чиновника любого ранга «капитал», недостаточно слыть исполнительным и энергичным министром. Именно за эти качества с самой высокой трибуны не раз возносили до небес Ираклия Окруашвили, но он так и не смог справиться со своими непомерными амбициями, стал возражать «самому президенту», за что и поплатился. А вот В. Мерабишвили до сих пор пребывает в тени и неслышно поднимается по политической лестнице, наверняка лелея заветную мечту о главном кресле. А каким он располагает капиталом для реализации этой программы-максимум?
Находясь на своем посту, Мерабишвили «оброс» грузом неприязни со стороны целой армии своих недругов, влиятельных и не очень. Он, конечно, знает о существовании каждого из них и, наверное, неплохо контролирует ситуацию. Но в то же время глава МВД, в силу стечения благоприятных обстоятельств, за эти годы сумел также непомерно расширить свое влияние, которое в настоящее время распространяется на и министерство обороны Грузии.
Достаточно сказать, что нынешний глава военного ведомства Бачо Ахалая срочно был переведен на этот пост, а его становление проходило под руководством Мерабишвили. Кстати, эта перестановка была сделана сразу же после раскрытия заговора военных, которые, как было сообщено официально, готовили, ни больше, ни меньше, государственный переворот. Тогда для пущей убедительности тоже были продемонстрированы видеозаписи совещаний заговорщиков. Очевидно, нет нужды объяснять, что их тоже сделали вездесущие сотрудники секретных служб.
После этих событий местные эксперты стали поговаривать, что М. Саакашвили не доверяет военным, и поэтому в качестве нового министра назначает им одного из людей преданного ему Мерабишвили – Б. Ахалая.
Таким образом, получается, что сегодня глава МВД Грузии обладает самой большой властью в стране, которой его фактически наделил сам президент. Но как мог пойти на такую безрассудную и опасную щедрость человек, о подозрительности которого говорят все, кому приходилось общаться с Саакашвили? Не может быть, чтобы такой политик не видел опасности в том, что в руках одного из его чиновников, пусть даже приближенных, сосредотачивалась фактически вся реальная власть… Объяснить это только наличием безграничного доверия грузинского президента к своему министру было бы легкомысленно. В политике доверие – это не тот фундамент, на котором можно строить здание взаимоотношений и партнерства. Вывод тут может быть один: Саакашвили и Мерабишвили сковало вместе нечто такое, разглашение чего для обоих «смерти подобно».
Можно найти множество возможных вариантов этой тайны, которая стоит между двумя политиками. Это и злоупотребления при закупке вооружений за рубежом, и загадочная смерть премьера З. Жвания и, возможно, еще что-то. Но главным остается другое. Удивительное спокойствие Саакашвили при все более усиливающихся разговорах о непомерной власти, сконцентрированной в руках Вано Мерабишвили, который при любом сценарии развития событий может рассчитывать на небывалый взлет к вершинам власти. А если учесть, что в недалеком будущем Грузию ждут очередные президентские выборы, то картина с главным претендентом от «партии власти», можно сказать, уже ясна, несмотря на отсутствие пока информации об официальном преемнике М. Саакашвили на посту главы государства. Опять же, говорят, что сам президент видит в этой роли тбилисского мэра Г. Угулаву. Однако последний вряд ли сможет тягаться во влиянию с главным полицейским Грузии, а поддержка Саакашвили для В. Мерабишвили, с учетом сказанного, вопрос, похоже, легко решаемый.
Можно, конечно, предположить, что он не страдает политическими амбициями или избегает самостоятельной политической карьеры в качестве первого лица государства, обличенного, как известно, не только властью, но и обязанностью принимать, зачастую единолично, важные государственные решения. Однако такое предположение выглядит слишком невероятным.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте