Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Стратегические объекты могут оказаться в руках России?

Автор: Нана Мишелашвили

Депутат парламента Грузии Гурам Чахвадзе выражает обеспокоенность в связи с тем, что магистральный газопровод может попасть в руки российской компании. В интервью изданию парламентарий заявил, что при принятии любого решения по стратегическим объектам общество должно о нем информироваться.
«Ахали таоба»: - Согласно закону, приватизация железной дороги Грузии возможна. Уже появилась информация, что она размещена под еврооблигации. Что Вы скажете по этому поводу?
Г. Ч.: - Нас интересует, с каким условием произошло это размещение, на сколько лет и под какой процент, какова при этом степень риска. Если объект заложен и есть риск, что в случае невыплаты долга, его может взять та компания или то государство, которые купят эту еврооблигацию, то риск действительно велик и об этом надо сказать открыто.
«Ахали таоба»: - Должен ли быть проинформирован по этому вопросу парламент страны?
Г. Ч.: - Думаю, парламент должен быть в курсе дела. В начале июля премьер-министр Ника Гилаури побывал в Лондоне, где об этом и было объявлено.
Размещение под еврооблигации широко практикуется. Грузия тоже воспользовалась такой возможностью. Однако когда речь идет об объектах стратегического значения, процесс должен быть более прозрачным, и мы имеем право знать, с каким условием совершается эта операция и не угрожает ли это нашей железной дороге.
Бизнес- и экономические риски существуют всегда. Если мы не в состоянии покрыть долг в определенный период, не выполняем своих обязательств, то что получит взамен покупатель? Железную дорогу? Общество должно знать об этом. У нас практически не осталось стратегических объектов. Точнее, остались только Грузинская железная дорога, магистральный газопровод и Ингури ГЭС. Кстати, магистральный газопровод уже включен в список приватизируемых объектов...
«Ахали таоба»: - Сейчас в парламенте рассматривается законопроект «О приватизации государственного имущества». Почему оппозиция, в том числе, и вы не поддерживаете его?
Г. Ч.: - В нем говорится, что приватизацию любого объекта, в том числе, и газопровода можно осуществить через аукцион, прямую продажу или с удовлетворением конкурентных условий, но ни слова не сказано о продаже акций.
«Ахали таоба»: - Насколько велика вероятность того, что магистральный газопровод станет собственностью России?
Г. Ч.: - Такая вероятность вполне реальна. В свое время «Газпром» проявлял и проявляет сейчас к стратегическим объектам большой интерес. Это – гигант с темными историей и коммерческой деятельностью. К тому же, эта компания, как и действующие в Грузии другие фирмы, прочно пристегнуты к государству.
Еще в 2005 году «Газпром» имел интерес в связи с этим трубопроводом. Тогда между правительством Грузии и руководством «Газпрома» даже велись переговоры на предмет возможной продажи газопровода. Если не ошибаюсь, речь шла о 250 миллионах долларов. Но за этим последовала соответствующая реакция со стороны общественности и, что самое главное, советы со стороны администрации США о том, что продажа газопровода может нанести вред нашей энергетической безопасности. В ответ прозвучало заявление тогдашнего премьер-министра Зураба Ногаидели, который сказал, что правительство Грузии сделает то, что оно хочет и никого спрашивать не будет. А Каха Бендукидзе (бывший государственный министр – ПП) заявил, что этот объект надо отдать России, поскольку, мол, мы должны создать альтернативное направление газопровода – Баку-Тбилиси-Эрзерум.
Теперь мы видим, что происходит в связи с Грузинской железной дорогой. Я не сомневаюсь, что после ввода в действие нового закона будут предприняты шаги, которые предпринимались в связи с газопроводом. Мы требуем, чтобы стратегическим объектам в законе была посвящена отдельная статья с тем, чтобы отчуждение их доли осуществлялось путем акционирования с оставлением 51 процентов акций государству.
«Ахали таоба»: - А есть у нас концепция экономической безопасности?
Г. Ч.: - Такой концепции у нас нет. Между тем, если мы отделим экономику от политики, то должны будем сказать, что в политическом смысле Россия является агрессором и захватчиком, а в экономическом плане она – либеральный и доброжелательный партнер. Так мы приходим к абсурду.
Я предлагаю вспомнить, что происходило с Украиной, Западной Европой и Белоруссией в связи с поставками газа, что наглядно показывает взаимозависимость политики и экономики. Что произошло в Киргизии? Там Россия подняла тарифы на газ и именно это стало причиной социальных волнений, которые потом переросли в насильственные действия. Именно благодаря льготам, предоставленным Украине в связи с тарифами на газ, Москва сумела продлить на 25 лет срок пребывания своего Военно-Морского Флота в Севастополе.
«Ахали таоба»: - Грузия давно выступает против приема России во Всемирную торговую организацию...
Г. Ч.: - Да, Грузия стала единственным фактором, препятствующим вступлению РФ в эту организацию. Однако теперь, вполне возможно, правящее большинство начнет утверждать, что, вступив в ВТО, Россия будет вынуждена соблюдать определенные правила и стандарты. То есть, готовится почва для того, чтобы Грузия сделала выгодный для Москвы шаг. Насколько мне известно, из всех членов ВТО, только Тбилиси выступает против принятия России.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте