Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

КПД стратегии в отношении оккупированных территорий равен нулю

Автор: Мари Отарашвили

«Если эта стратегия построена на доброй воле России, тогда радоваться нечему. Государственная стратегия в отношении оккупированных территорий такая же непригодная и недейственная, как само министерство, ее разработавшее», - считает политолог Сосо Цинцадзе.
«Государственная стратегия в отношении оккупированных территорий: участие через сотрудничество» вступила в силу в январе нынешнего года, хотя до сих пор ни одно предусмотренное ею мероприятие осуществлено не было. Согласно этому документу, власти Грузии предлагают абхазам и осетинам создание учебников на абхазском и осетинском языках, грузинская сторона обеспечивает проживающему на оккупированных территориях грузиноязычному населению получение образования на родном языке и доступность грузинских учебников.
«Наша цель – установление соответствующих процедур и разработка механизмов с тем, чтобы те, кто получает образование в Абхазии и Цхинвальском регионе (Южная Осетия – ПП), получили возможность продолжить учебу на остальной территории Грузии или за рубежом. Для жителей Абхазии и Цхинвальского региона надо разработать такие механизмы, которые позволят им подключиться к доступным для всех граждан Грузии международным образовательным и обменным, а также к президентским грантовым и другим государственным программам», - сказано в документе.
Между тем, политолог Сосо Цинцадзе считает, что созданная ведомством Темури Якобашвили стратегия изначально была обречена оставаться только на бумаге.
Сосо Цинцавдзе: - Стратегию в отношении оккупированных территорий сначала, вроде бы, все одобрили. Реально же, она представляет лишь благие намерения, которым не суждено быть реализованными. Когда Якобашвили знакомил с этой стратегией европейцев и устраивал ее презентации, в Париже на вопрос журналиста: «На что Вы надеетесь?», он ответил: «На добрую волю России». Это, мягко говоря, неадекватно, по сравнению с существующей реальностью – очевидно, что в вопросах деоккупации и восстановления территориальной целостности мы должны надеяться на добрую волю России…
Если эта стратегия построена на доброй воле России, тогда нам не на что надеяться. А в этой стратегии речь идет только о добрых намерениях. Например, то, что осетинских и абхазских юношей и девушек мы отправим учиться в Оксфорд и Кембридж тогда, как на границе стоит российский пограничник, а движение через границу минимально или вовсе отсутствует… Интересно, в такой ситуации как мы дойдем до абхазов и осетин?! А если до Сухуми и Цхинвали не будет никаких барьеров, тогда и нужда в стратегии отпадет.
Политолог категорически утверждает, что коэффициент полезного действия стратегии пока весьма сомнителен. Он считает, что стратегия такого типа для Грузии абсолютно непригодна.
«Вообще, стратегия построена на взаимоотношениях, укреплении фактора доверия и нашей способности зайти на эти территории, т.е. мы должны приехать в Сухуми и там объяснить местному юноше, что мы желаем ему хорошего и поэтому отправляем его в Кембридж. Помимо всего прочего, это вызовет неоднозначную реакцию со стороны других граждан Грузии: тогда, как большинство нашего населения не имеет средств на то, чтобы здесь, в Тбилиси заплатить за учебу, государство для обучения осетина и абхаза в Кембридже и Оксфорде выплачивает 100 тысяч долларов...
Эта стратегия очень сложно реализуема, хотя невозможного здесь ничего нет, но на сегодня нет никаких условий для ее реализации. Просто русские не подпустят (нас) ни к осетинам, ни к абхазам. Если ты разговариваешь с абхазами и осетинами из Европы, Брюсселя, Страсбурга и Вашингтона, это уже совершенно другая стратегия, и она ничего общего с шедевром Якобашвили не имеет», - сказал Цинцадзе.
По мнению политолога, документ, возможно, действительно привлекателен, но трудноосуществим, точнее сказать, неосуществим.
Сосо Цинцадзе: - Во всяком случае, в условиях нынешних реалий его осуществление практически невозможно. Если реальность изменится и мы сможем восстановить доверие и общение с абхазами и осетинами, тогда эта стратегия вообще не нужна. Она нужна, когда мы имеем дело с кризисом и надо искать выход из него. Имеющемуся сегодня кризисному положению – не с абхазами и осетинами, а с русскими – эта стратегия не поможет. Первоначально стратегию одобрили на всех уровнях, но после интерес к ней фактически сошел на «нет». Даже в Европе, где ее так шумно одобрили, теперь о ней никто не вспоминает. Сам Якобашвили старается меньше говорить о ней внутри страны. Как видно, он другую цель имел изначально. Кажется, действительно предполагалось, что Якобашвили надеялся на добрую волю России.
Как видите, стратегия уже почти год, как гуляет по Европе и Америке. За это время хоть один шаг вперед надо было сделать. Мне непонятно, чем еще занято это министерство, помимо упомянутой стратегии. Для заявления о том, что мы никогда не признаем независимости Абхазии и Южной Осетии, министерство не нужно. Тут достаточны заявления президента страны и министерства иностранных дел.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте