Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Досрочные президентские выборы в Казахстане: причины, итоги и возможные последствия

Автор: Пресс-папье

Состоявшиеся 3 апреля в Казахстане досрочные президентские выборы впервые за все годы независимости прошли в абсолютно спокойной и предсказуемой обстановке, исключающей острую конкурентную борьбу и серьезные выступления протеста со стороны оппозиции. Тем самым, они предопределили главный итог – переизбрание Нурсултана Назарбаева на новый срок с более высоким, чем раньше электоральным рейтингом (95,5%).
В то же время, избирательная кампания породила ряд вопросов, среди которых наиболее загадочным является вопрос о причинах, побудивших главу государства пойти на объявление досрочных выборов, впервые проведя их в максимально сжатые сроки (2 месяца), причем, добровольно отказавшись при этом от двух лет своего правления. Единственным серьезным объяснением такого шага Н. Назарбаева может быть только опасение вероятного выступления против него, вплоть до свержения, определенных групп влияния внутри правящей элиты. Сценарии же такого выступления в условиях нынешней политической системы могут быть самыми разнообразными – от организации массовых акций протеста до совершения «дворцового» переворота. Косвенными подтверждениями наличия у президента РК таких опасений можно считать:
а) осуществление с его подачи тактики «контролируемой напряженности», выразившейся в проведении беспрецедентной антикоррупционной кампании, по итогам которой уголовному преследованию подвергся ряд абсолютно лояльных в политическом отношении высокопоставленных чиновников и представителей бизнес-элиты. При отсутствии каких-либо убедительных мотивов такой «чистки», она вполне может стать фактором нарастания страхов и скрытого недовольства внутри элит и, как следствие, спровоцировать определенные группы влияния на ответные действия;
б) назначение в августе 2010 года председателем Комитета национальной безопасности РК Нуртая Абыкаева, являющегося наиболее преданным соратником главы государства;
в) муссируемая с сентября 2010 года в ряде СМИ информация о раскрытии КНБ так называемого «заговора южан», направленного на отстранение Назарбаева от должности президента страны. Независимо от того, имел ли место этот заговор в действительности или его по аналогии с практикой советских органов госбезопасности в сталинскую эпоху придумало новое руководство КНБ, эта тема способна еще больше обострить и без того напряженную ситуацию внутри правящей элиты. В частности, по некоторым данным, один из лидеров группы «южан», управляющий делами президента РК Сарыбай Калмурзаев еще с прошлого года находится в Германии под предлогом лечения, что можно расценить как подготовку к возможному бегству за рубеж, в случае уголовного преследования на родине;
г) активизация выступлений против Назарбаева и членов его семьи (особенно, против среднего зятя Тимура Кулибаева и ближайших соратников) со стороны непримиримых оппонентов в лице скрывающихся за рубежом бывшего президентского зятя Рахата Алиева и экс-председателя совета директоров «БТА-банка» Мухтара Аблязова. Пока данные выступления звучат в формате «информационных войн». В то же время, характер обнародованной информации, включая прослушиваемые разговоры различных высокопоставленных персон, дает основания предполагать наличие у данных оппонентов скрытых сторонников в Казахстане, в том числе, находящихся в системе государственной власти, которые, видимо, и поставляют им эту информацию. При таком раскладе, не исключено, что Алиев и Аблязов в подходящий момент могут использовать этих людей для всевозможных антипрезидентских акций. Еще более опасным для властей может стать их вероятный альянса с другими недовольными представителями правящей элиты, в том числе, с теми же «южанами»;
д) ожидание скорого ухудшения социально-экономической ситуации в Казахстане, что вполне возможно в связи с последствиями финансово-экономического кризиса. Примечательно, что в феврале этого года соответствующее заявление озвучил премьер-министр Карим Масимов, который связал данное опасение с колебаниями цен на энергоресурсы, металлы, зерно и другие экспортные товары и критическими тенденциями на мировых рынках. Если же такое осложнение действительно произойдет, то оно способно ухудшить социальное самочувствие значительной части населения и вызвать рост протестных настроений, чем, в свою очередь, могут воспользоваться заинтересованные группы влияния.
С учетом сказанного, можно предположить, что президент Н. Назарбаев как никогда заинтересован в укреплении своего положения в политической системе Казахстана путем повышения уровня легитимности своего пребывания во главе государства и поддержания статуса Лидера нации, а также принятия мер по переформатированию внутриэлитного баланса, включая кадровые перестановки.
Сначала в этих целях был запущен сценарий инициирования референдума по продлению президентских полномочий Н. Назарбаева до 2020 года. Однако, с учетом негативной реакции из-за рубежа и, возможно, слабой эффективности прогнозируемых результатов этого сценария, включая большие основания для сомнений по поводу легитимности дальнейшего пребывания президента на своем посту, в конечном итоге, был выбран другой путь – проведение досрочных президентских выборов.
Нужно отметить, что помимо прочего, этот сценарий удобен еще и тем, что он дает президенту легальные основания для того, чтобы без оглядки на неформальные правила и отношения внутри элиты, провести масштабные перестановки кадров в верхнем эшелоне государственной власти. Это связано с положениями Конституции РК, согласно которым правительство и акимы (губернаторы) областей и городов Астана и Алма-Ата слагают свои полномочия перед вновь избранным главой государства.
Форсированность событий, связанных с проведением президентских выборов, передалась и поствыборному развитию ситуации. Наглядным явлением здесь стала инаугурация Н. Назарбаева, проведенная 8 апреля, то есть на второй день после установления Центральной избирательной комиссией РК и опубликования итогов прошедших выборов. Такая беспрецедентная поспешность лишний раз подтверждает стремление главы государства успеть предпринять те или иные меры и, видимо, избежать срытого или даже открытого сопротивления со стороны потенциальных оппонентов внутри правящей элиты.
Вместе с тем, вопреки различным прогнозам и ожиданиям, а также традиционным особенностям своей кадровой политики, президент оставил на посту главы правительства Карима Масимова. С одной стороны, такое решение лишний раз демонстрирует дефицит квалифицированных и, что сейчас еще более актуально, абсолютно лояльных лично президенту кадров. С другой стороны, это дает основания предположить наличие, если не высокого уровня доверия главы государства к своему среднему зятю Тимуру Кулибаеву, в группу которого входит премьер, то большого потенциала данной группы, с помощью которой президент обеспечивает внутриэлитный баланс.
Обращает на себя внимание также то, что, форсировав события с проведением досрочных выборов и церемонии своего вступления в должность, казахстанский лидер в то же время пока не торопится проводить масштабные кадровые изменения в госаппарате. Это касается, в том числе, председателя Сената (верхней палаты) парламента РК, несмотря на то, что занимающий этот пост Касым-Жомарт Токаев по предложению президента РК в марте этого года был назначен еще и заместителем Генерального секретаря ООН – Генеральным директором Отделения ООН в Женеве.
Учитывая, что позиция спикера Сената является ключевой, с точки зрения официальной преемственности верховной власти в случае невозможности главы государства в силу определенных обстоятельств исполнять свои обязанности, предстоящий уход Токаева вполне мог подвигнуть ведущие группы влияния на использование всех своих возможностей для продвижения на его место собственного представителя. В то же время, окончательное решение вопроса с назначением нового председателя Сената всецело остается за главой государства и зависит исключительно от тех задач, которые будут возложены на преемника Токаева. Либо это будет очередной «дежурный» спикер, чье пребывание на данном посту ограничится формальным осуществлением своих функциональных обязанностей, либо, что не исключено, это уже будет потенциальный преемник Н. Назарбаева, которому он может доверить свое место при форс-мажорных обстоятельствах.
Помимо подбора подходящей кандидатуры на должность спикера Сената, глава государства не менее озадачен вопросами дальнейшей карьеры и судьбы неудобных и утративших его доверие персон. Тем более что сохранение Масимова в должности премьер-министра сужает его возможности для кадровых маневров. Однако, в любом случае, следует ожидать, что будут приняты соответствующие меры в отношении «южан», включая не только Калмурзаева, но и, видимо, генерального прокурора Кайрата Мами, вице-премьера Умирзака Шукеева и других. Скорее всего, одна часть из них будет назначена акимами второстепенных регионов, а других отправят в дипломатическую «ссылку». Каких-либо жестких мер к данным лицам ожидать не следует из-за нежелания президента выталкивать их в лагерь своих оппонентов.
Другими «проблемными» персонами для главы государства представляются руководитель президентской администрации Аслан Мусин, использующий свое должностное положение для расширения своего влияния, и аким Астаны Имангали Тасмагамбетов, отличающийся известным своеволием. Хотя, скорее всего, последний может сохранить свою должность, поскольку она позволяет держать его под максимальным президентским контролем.
Что касается Мусина, то его могут назначить либо вице-премьером, либо министром, независимо от профиля деятельности. Тогда как на должность руководителя президентской администрации сегодня претендует первый заместитель председателя Народно-демократической партии «Нур Отан» Нурлан Нигматулин, хорошо проявивший себя во время президентских выборов во главе избирательного штаба кандидата Назарбаева.
Еще одной серьезной дилеммой для казахстанских властей является дальнейшее движение в рамках проведения обещанной президентом в его инаугурационной речи политической модернизации. В частности, этот процесс предполагает расширение полномочий парламента и ответственности правительства, совершенствование выборного процесса, децентрализацию власти и делегирование полномочий регионам, развитие эффективной многопартийности и системы ответственных и свободных СМИ, обеспечение эффективности судебной системы.
Показательным в этом отношении стало довольно неординарное высказывание советника президента Ермухамета Ертысбаева в одном из своих интервью от 4 апреля: «Я думаю, после инаугурации парламент может сообщить о роспуске, чтобы не дать застоя и помочь президенту в проведении его политических реформ. Тогда выборы пройдут летом текущего года. Логика политического развития страны подсказывает именно такой ход». Тем самым, он дал понять, что вслед за досрочными президентскими выборами в таком же порядке, не дожидаясь 2012 года, могут быть проведены и парламентские выборы.
Скорее всего, такое заявление Е. Ертысбаева было сделано с целью зондирования настроений среди населения и, особенно, в правящей элите относительно возможной реализации такого сценария. Вместе с тем, сам президент во время своего выступления в Мажилисе (нижняя палата) парламента успокоил депутатов, заявив о том, что парламентские выборы состоятся в 2012 году, согласно официальному графику. С другой стороны, максимальный контроль президента и его ближайших соратников над избирательным процессом, что позволило им беспроблемно провести президентскую кампанию, и игра на опережение потенциальных оппонентов, находящихся внутри правящей элиты и за рубежом, вполне могут побудить Н. Назарбаева все же пойти на досрочное проведение парламентских выборов. Тем более что Конституция дает ему право распускать весь парламент или только один Мажилис, фактически, по своему усмотрению.
В любом случае, независимо от того, состоятся парламентские выборы в этом или следующем году, уже сейчас и сама власть, и действующие партии прикидывают, кто из них может войти в парламент наряду с президентским «Нур Отаном». Судя по всему, наибольшие шансы здесь имеют Партия патриотов Казахстана и Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК), чьи недавние кандидаты в президенты Гани Касымов и Жамбыл Ахметбеков, фактически, оказали поддержку властям, придав избирательной кампании конкурентный и плюралистический вид.
В то же время, за это право могут поспорить Демократическая партия «Адилет» и Казахстанская социал-демократическая партия «Ауыл», которые во время выборов находились вместе с «Нур Отаном» в коалиции «Казахстан-2020» и действовали в поддержку кандидатуры Н. Назарбаева. С другой стороны, в силу низкого уровня популярности и электорального рейтинга, ни одна из названных партий не может самостоятельно и гарантированно набрать во время парламентских выборов нужного процента голосов для прохождения в Мажилис даже при благосклонности властей. Поэтому, не исключено, что они инициируют свое объединение в одну партию, ну, если не все вместе, то хотя бы «патриоты», «Ауыл» и КНПК.
Демократическая партия Казахстана «Ак жол» может рассчитывать на определенную признательность со стороны властей в силу того, что ее председатель Алихан Байменов в этот раз не стал конкурентом Назарбаева на выборах. К тому же она имеет большие возможности для того, чтобы реально преодолеть 7-мипроцентный избирательный порог. В неоднозначном положении находится также Партия зеленых «Руханият», которая практически никак не проявила себя на выборах, то есть ни за, ни против президента.
Что касается оппозиции, то прошедшие выборы внесли еще большую разобщенность в отношениях между Общенациональной социал-демократической партией «Азат» и блоком «Народовластие» в составе Компартии Казахстана и незарегистрированной Народной партии «Алга!». Если последние объявили бойкот выборам с соответствующими призывами к гражданам, дискредитацией избирательной кампании в СМИ и организацией акций протеста, то ОСДП, фактически, заняла нейтральную позицию, ограничившись лишь направлением своих наблюдателей на избирательные участки в день голосования. Примечательно, что власть учла такую позицию, и одним из ее первых шагов навстречу социал-демократам стало приглашение их лидеров Булата Абилова и Жармахана Туякбая на инаугурацию главы государства, которую они приняли. В связи с этим не исключено, что при полном переходе на позиции лояльности к властям, ОСДП «Азат» может рассчитывать в перспективе на статус парламентского меньшинства.
Таким образом, явной «персоной нон грата» остаются только коммунисты и НП «Алга!», которые не скрывают своей связи с Мухтаром Аблязовым. При этом их деятельность во время президентских выборов продемонстрировала слабые организационные способности к проведении акций протеста в Астане, Алма-Ате и других городах и регионах. К тому же они не смогли создать альянс не только с ОСДП «Азат», но и с объединениями, представляющими протестные социальные группы («Казахстан-2012», «Оставим народу жилье», «Социалистическое сопротивление Казахстана» и т.д.). В этих условиях власти могут реально опасаться только происков со стороны недовольных групп влияния.
Итоги прошедших выборов, безусловно, найдут свое отражение и во внешней политике, включая дальнейшее развитие взаимоотношений Казахстана с Россией. О значимости этих отношений, в частности, свидетельствует осуществленный 17 марта рабочий визит Нурсултана Назарбаева в Россию, где он имел встречи с президентом РФ Дмитрием Медведевым и главой российского правительства Владимиром Путиным. Судя по всему, одной из основных целей этого визита было стремление казахстанского президента заручиться официальной поддержкой российского руководства своему переизбранию на новый срок.
Для России же, видимо, наиболее важным было выяснить последовательность политики Казахстана в рамках его участия в Таможенном союзе и других интеграционных проектах под эгидой РФ. Тем более что, например, с 1 июля этого года будут сняты таможенные посты на казахстанско-российской границе, а к 2012 году эти страны вместе с Белоруссией рассчитывают завершить формирование Единого экономического пространства.
Кроме того, РФ вполне может беспокоить растущая активность Китая в отношении Казахстана. Тем более что во время выборов свой первый визит Н. Назарбаев совершил не в Москву, а в Пекин (21-23 февраля), где он встретился с председателем КНР Ху Цзиньтао, премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао и другими официальными лицами и подписал ряд соглашений, в том числе, о поставке Китаю 55 тыс. тонн казахстанского урана. В этих условиях Россия вполне может расценивать рост экономического влияния Китая на Казахстан, как угрозу для своих интересов в отношении последнего, а также в рамках Таможенного союза.
Тем не менее, в своем последнем послании народу Казахстана Н. Назарбаев выдвинул отношения с Россией на первое место. Поэтому, несмотря на наблюдаемое лавирование между Москвой, Пекином и другими внешнеполитическими партнерами (США, ЕС и т.д.), он будет сохранять максимальную лояльность к Кремлю, которую могут поколебать, разве что, возможная смена подходов самой России в отношениях с Казахстаном и его лидером после гипотетических изменений в составе руководства РФ в 2012 году.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте