Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Достичь единства противоположностей

Автор: Пресс-папье

Теоретически, правящая власть и оппозиция являются антагонистами. Первая правит, вторая пытается ее обличить в неправоте и заменить собой, действуя, как правило, от противного. А если так, то политическими союзниками, а тем более, единомышленниками эти две силы быть не могут по определению. Но, очевидно, только не в Армении.
26 мая Национальное Собрание Армении одобрило инициирoванный президентом Сержем Саргсяном законопроект «Об амнистии». Кроме осужденных по отдельным статьям Уголовного кодекса, освобождаются и оппозиционные активисты, отбывающие тюремное заключение по обвинению в организации массовых беспорядков 1-2 марта 2008 года, во время которых в результате противостояния между силами правопорядка и оппозицией погибли 10 и были ранены около 200 человек. Таким образом, армянские власти выполнили третье и последнее (на сегодня) требование оппозиционного Армянского национального конгресса (АНК). Первые два – разрешение митингов на площади Свобода в центре Еревана и возобновление расследования событий 1-2 марта 2008 года – были удовлетворены еще в апреле.
Как нынешний президент Серж Саргсян, так и его основной оппонент, лидер АНК и первый президент страны Левон Тер-Петрoсян, в последнее время предпринимают конкретные шаги по разрядке внутриполитической напряженности. Они, например, они явно смягчили риторику в адрес друг друга. С. Саргсян заявляет: «Политические процессы в Армении развиваются в нормальном русле, или, как минимум, все идет к этому… власти страны готовы сделать первый шаг к разрядке в отношениях с оппозицией». «У нас есть сильная власть и оппозиция, которая не позволит власти ослабить свою мощь, и путем сотрудничества мы можем достичь серьезных результатов. Мы готовы быть первыми, кто сделает шаги к разрядке», - добавил президент.
В свою очередь, Л. Тер-Петросян говорит: «В последнее время между властями и обществом идет открытый, публичный, продолжительный диалог… Нужно (это) оценить, а не делать реверансы и не говорить о каких-то договоренностях. Нет, идет открытый диалог. Мы открыто выдвигаем властям и обществу наши требования, наши задачи, наши планы, а власть открыто дает на них ответы. Конечно, не столь конкретные и прямые, как это делаем мы, а более туманные, но делаются шаги, и это нельзя игнорировать».
Тем самым, напряженность постепенно спадает, стороны становятся толерантнее друг к другу, можно по существу говорить об их взаимном признании. Иными словами, по определению одного из местных экспертов, идет некий процесс двусторонней легитимации.
За все 20 лет существования независимой Армении, нынешняя ситуация не имеет аналога. Более того, кое-кто в Ереване констатирует, что речь идет о начале разделения политического поля между правящей Республиканской партией Армении и АНК. Если эти процессы будут углубляться, то нельзя исключать и формирования в будущем нового «властного» тандема Саргсян - Тер-Петросян. Сегодня подобный сценарий может показаться нереальным. Но надо иметь в виду следующие обстоятельства. Взаимоотношения между двумя президентами имеют долгую историю – с конца 80-х годов, когда начиналось карабахское движение. Затем в течение 5 лет – с 1993 по 1998 годы – Серж Саргсян занимал в администрации президента Левона Тер-Петросяна должности министра обороны, начальника управления государственной безопасности, министра национальной безопасности, министра внутренних дел и национальной безопасности. Причем, Тер-Петросян, в некотором смысле, покровительствовал С. Саргсяну.
В 2007 году Тер-Петросян вернулся в большую политику как основной соперник Саргсяна на президентских выборах. После того, как последний занял главный пост страны, а его бывший патрон стал главным оппозиционером, оба политика стали все чаще высказываться за диалог между противоборствующими лагерями. К тому же, их внешнеполитические взгляды, в частности, на армяно-турецкое примирение и Карабахское урегулирование, можно сказать, практически совпадают. Иными словами, нынешняя разрядка внутриполитической жизни, кроме других причин, к примеру, давления на официальный Ереван со стороны европейских структур, имеет под собой и объективную основу.
Теперь вопрос в том, насколько кажется реальным углубление данного процесса, и возможно ли оно вообще.
Комментируя ситуацию, сложившуюся в результате разворачивающегося политического диалога, политолог Ануш Седракян отмечает, что сегодня речь идет о том, в каком свете стороны намереваются представить результаты диалога: «Если в ходе выполнения всех требований оппозиции власть сумеет приписать себе роль благодетеля, то только она и будет диктовать дальнейшую расстановку сил, а если оппозиция сумеет правильно и четко представить общественности свои успехи в выполнении этих требований, то она, конечно, будет более активно участвовать в дальнейшем переустройстве политического поля».
Некоторые политики считают, что между властью и оппозицией особых идейных разногласий нет. Председатель Демократической партии Армении Арам Саркисян обращает внимание на следующее: «Обе (стороны) называют себя правыми силами с неолиберальной идеологией, поэтому АНК, на мой взгляд, не может быть альтернативой нынешней власти. Недовольство этой части оппозиции вызвано тем, что она не у власти. Имеющиеся в стране проблемы носят социально-экономический характер и связаны со всей политической системой. И предыдущие, и нынешние власти проводили и проводят одну и ту же социально-экономическую политику. То есть реальные требования народа не были выполнены ни при первом, ни при втором, ни при третьем президентах. Именно поэтому я сегодня не вижу реального идейного конфликта».
И это вовсе не случайно, как считает политолог Андраник Тевосян: «Сейчас власти всеми способами содействуют тому, чтобы протестный электорат сконцентрировался в одном месте, а единственной оппозицией было провозглашено движение Тер-Петросяна, поскольку с последним есть идеологическая общность и единство, по меньшей мере, тактических интересов. Интересов, которые не имеют абсолютно никакого отношения к улучшению общественной жизни, а всего лишь направлены на передел политического и экономического сегментов».
Между тем, социолог Агарон Адибекаян говорит, что АНК сегодня «дрейфует» и пытается закрыть собой оппозиционное поле. По мнению эксперта, переходя в центр, АНК теряет радикально настроенный электорат, но восполняет эту потерю за счет, куда большего числа конструктивно настроенных избирателей. По словам Адибекяна, АНК сегодня идет на сотрудничество с властями не ради взаимодействия или интересов нации, а для того, чтобы прийти к власти. Примерный расклад, по Адибекяну, строится на преобладающих позициях Республиканской партии. Рейтинг Раффи Ованнисяна, лидера оппозиционной парламентской партии «Наследие», по оценкам социолога, находится в районе 8%, партийные структуры провластной «Процветающей Армении» дают ей возможность претендовать на место в первой тройке, электорат АРФ Дашнакцутюн составляет 5-7%, а рейтинг АНК колеблется в пределах 20%.
О том, как будут развиваться события, станет ясно 31 мая, когда состоится очередной митинг АНК. Его лидеры уже заявили, что главное требование к властям – внеочередные президентские и парламентские выборы – остается в силе. В то же время власти однозначно отрицают их вероятность. Председатель Национального Собрания Овик Абрамян сказал на днях, что оппозиция сама не готова к такому ходу событий и призвал все политические силы готовиться к очередным выборам в парламент, которые состоятся весной будущего года.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте