Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Темур Чилачава: «Мечтаю с благословения Патриарха и при помощи всей Грузии построить в Абхазии храм»

Автор: Русудан Шелия

Бывший участник войны в Абхазии, ныне академик Темур Чилачава считает, что грузино-абхазский вооруженный конфликт являлся следствием политических ошибок тогдашнего руководства Грузии. Грузинская сторона, как заявил он в интервью изданию, фактически действовала по сценарию, написанному в Москве.
Версия: - Вы очевидец и участник событий 1992-93 годов. Как Вы думаете, могла ли война в Абхазии развиться по другому сценарию?
Т. Ч.: - 14 августа 1992 года вооруженные подразделения Китовани (бывший командир грузинской Национальной гвардии – ПП) и Ланчава (бывший командующий внутренними войсками Грузии – ПП) пересекли административную границу Абхазии. Думаю, тогда была совершена большая политическая ошибка. Кто именно ее допустил, Шеварднадзе или группа окружавших его тогда людей, ответ на этот вопрос даст история. Факт в том, что вступившие в Абхазию вооруженные силы мало общего с регулярными войсками. Когда на территории Абхазии начались военные действия, в составе батальонов вместе с другими патриотами воевал и я. К сожалению, некоторые находившиеся в Сухуми сбежали в Тбилиси. Например, нынешний ректор Сухумского университета Джони Апакидзе. Когда он скрывался в Тбилиси, прибывшие оттуда юноши самоотверженно сражались и погибали в Сухуми.
Версия: - Не стали ли именно эти факты причиной потери Сухуми, или все это было неизбежно?
Т. Ч.: - Разыгравшаяся в Абхазии трагедия, когда лицом к лицу оказались два братских народа, готовилась давно. В событиях в Абхазии, помимо Кремля, большую роль сыграл и Тбилиси. Все давно планировалось. Смело можно сказать, что в университетах России росли абхазские сепаратисты. Именно так Кремль вырастил и Ардзинбу (первый президент Абхазии – ПП) – в одном из исследовательских институтов. Если бы в вузах Тбилиси для абхазских студентов выделяли больше мест, фатальный результат мог не наступить. Из-за недостаточных лимитов, волна абхазских студентов повернулась к России. Там выходцев из Абхазии «бескорыстно» зачисляли в вузы, что и обусловливало формирование их соответствующей ориентации.
Между прочим, осенью 1991 года, когда проводились выборы в Верховный Совет Абхазии, было решено, что абхазам предоставят 28 депутатских мест, грузинам – 26, а некоренным национальным меньшинствам – 11. Эту модель тогда разработал профессор Леван Алексидзе, а большинство местных депутатов выступили против нее. Сейчас думается, что эта модель выражала правильную политическую позицию.
Как известно, в тот период Ардзинба, нарушив конституцию, абсолютно незаконно создал мононациональные вооруженные силы. Разве где-нибудь найдется такое государство, тем более, один из его регионов, вооруженные силы которого подчинялись бы председателю парламента? Грузинская депутация во главе с Тамазом Надарейшвили (бывший вице-спикер довоенного парламента Абхазии – ПП) избрала путь протеста и не участвовала в заседаниях парламента, а затем вообще вышла из Верховного Совета и создала отдельную фракцию «Демократическая Абхазия». Именно в тот период Ардзинба выступал в парламенте и заявлял, мол, я заставлю грузин стрелять в абхазов. Было очевидно, что он готовился к провокации. В такой обстановке появились и грузинские вооруженные формирования, против которых выступили абхазские вооруженные группировки. Понятно, что все это переросло в вооруженное столкновение. Повторяю, это была политическая ошибка Эдуарда Шеварднадзе, последствия которой мы до сих пор пожинаем. А столкновения, в конечном счете, приняли характер войны. Раньше в Абхазском университете я преподавал на трех секторах – грузинском, русском и абхазском. Среди моих студентов, естественно, было немало абхазов. К тому же, у меня бабушка была абхазка. Когда грузинские подразделения появились в Абхазии, мои родственники и студенты оказались по ту сторону баррикад. Словом, с обеих сторон стояли очень близкие мне люди. К сожалению, тогда абхазы отождествляли грузин с врагами, что надо считать следствием продолжительной политики России, которая на протяжении многих лет обрабатывала абхазский народ и, особенно, его лидеров.
«Версия»: - Когда третья сила встала открыто между двумя братскими народами?
Т. Ч.: - Против нас воевали, в основном, российские граждане – казаки, чеченцы и другие. На фоне антигрузинской пропаганды, которую вела российская сторона, Тбилиси, к сожалению, ничего не предпринимал, наше поражение было неизбежным. Считаю, что Эдуард Шеварднадзе заранее рассчитал, что военные действия в Абхазии должны были закончиться поражением грузинской стороны. Этим воспользовались внешние враги, в частности, Ардзинба обратился за помощью к северу (к России – ПП). Так в войну ввязались кабардинцы, чеченцы, был создан и батальон имени Баграмяна, который был укомплектован местными армянами и казаками. Эти группировки в отношении проявили грузин неслыханную жестокость.
Сегодня уже я понимаю, что все заранее было спланировано. Вступившие в Гагру чеченцы и казаки в октябре 1992 года зверски расправились с местными женщинами и детьми. Тем не менее, тогда никто из нас не допускал мысли о том, что Сухуми придется оставить. Однако, к сожалению, это произошло, со всеми вытекающими отсюда трагическими последствиями.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте