Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Согласие на вступление России в ВТО не принесет никаких дивидендов

Автор: Эка Басилая

Какие политические и экономические дивиденды может получить Грузия за согласие на вариант принятия России во Всемирную торговую организацию, предложенный швейцарской стороной?! Грузинские экономисты считают, что согласие Тбилиси – это только политический шаг, не рассчитанный на получение экономических дивидендов.
Доктор экономики, заместитель декана факультета экономики и бизнеса Тбилисского государственного университета Георгий Гаганидзе считает, что получение экономических дивидендов за свое согласие на вступление России во Всемирную торговую организацию Тбилиси никогда не рассматривал в качестве предмета торга, и «наше согласие на это предложение означает, что для Грузии Абхазия и Южная Осетия – оккупированные территории, и мы не смиримся с насилием».
Справка: На основе компромиссного предложения швейцарской стороны станет возможным международный мониторинг всех грузов, поступающих через международно признанную российско-грузинскую границу, а обмен информацией будет осуществляться с помощью электронной технологии. Пока официальная позиция российской стороны неизвестна.
По словам эксперта Сосо Цискаришвили, поскольку согласие на вступление России в ВТО для нас – политический вопрос, ясно, что экономическая выгода, даже сумма таможенного налога для нас не имеет большого значения. Важно, как будет обозначена в соответствующем документе российско-грузинская граница вдоль оккупированных территорий.
Сосо Цискаришвили: - Мы так пропускаем транзитные грузы, так что, налога, практически, не берем. В Грузию ввозимые через Псоу товары не поступают и, соответственно, требовать (за них) деньги нереально. Поэтому нет никаких ожиданий и по поводу того, что в результате мониторинга этой таможни мы получим какую-нибудь экономическую выгоду. Это просто мониторинг. Для государства важно знать, товары какого типа поступают на его территорию.
Тут главное то, как будет называться эта границу. То, что независимость Абхазии и Южной Осетии не признана, вовсе не значит, что она называется российско-грузинской границей. Я не исключаю, что будет создано два разных документа – один из которых подпишет Россия, а второй – Грузия.
Кроме того, речь идет о том, что мониторинг будет осуществлять платная частная компания, которая не будет ни русской, ни грузинской. Соответственно, насколько достоверной будет информация, которую мы получим в результате мониторинга, это покажет будущее. Почему-то никто не говорит и никто не разъясняет, как будет выглядеть электронная система мониторинга технически.
Но факт остается фактом: велика вероятность того, что власти обеих стран будут торжествовать «свою» победу всегда, когда вопрос будет касаться противостояния России и Грузии. Так было после августовской войны и при обсуждении документа комиссии Тальявини, когда каждая из сторон говорила о своей победе.
Как отмечает Георгий Гаганидзе, для Грузии важен контроль над грузами, перевозимыми по оккупированным территориям и, в известном смысле, это будет признанием того, что движение грузов осуществляется между Грузией и Россией.
Георгий Гаганидзе: - Поскольку эти территории мы фактически не контролируем, важно проконтролировать, какие грузы там перевозятся. В определенном смысле, это будет признанием того, что грузы движутся между Грузией и Россией. При этом вопрос таможенного налога никогда не ставился. До 2008 года мы требовали, чтобы в т.н. «нейтральной зоне» до поступления грузов к российским таможенникам растаможку осуществляли грузинская таможня. После агрессии 2008 года Россия признала независимость этих двух регионов (Абхазии и Южной Осетии – ПП) и поэтому был поставлен вопрос контроля грузов с тем, чтобы иметь информацию о движении грузов в оба направления.
По словам Гаганидзе, несмотря на то, что грузинская сторона никогда не делала акцент на экономической выгоде взамен на вступление России в ВТО, с экономической точки зрения, это позволит, чтобы торговые отношения между двумя странами стали более цивилизованными, а грузинская продукция вернулась на российский рынок. Хотя, по мнению эксперта, это «возвращение» не означает, что российский рынок нам гарантирован на 100 процентов.
«Для наших стратегических партнеров было важно, чтобы Россия стала членом ВТО и надо надеяться, что согласие Грузии найдет позитивное отражение в ее отношениях с основными партнерами. Кроме этого, если раньше эмбарго со стороны России диктовалось политическим решением, то ее вступление в ВТО позволит нам завладеть более действенными рычагами оказания давления», - считает Гаганидзе.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте