Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

От «логики коридора» противостояние пришло к «логике перекрёстка» (за 18.11.2011)

Автор: Игорь Мурадян

(…)
Ведущие западные и российские политологи и аналитики продолжают рассматривать происходящие процессы на Южном Кавказе как противостояние по «широтному» направлению. То есть, согласно давно получившей «гражданство» схеме Запад-Восток, в которой предметом политической дискуссии и борьбы является «евразийский коридор». По всей видимости, сознание политологов, аналитиков и даже профессиональных политтехнологов, а также массовое сознание, подвержено силе инерции, что не менее удручающе, чем самое досадное заблуждение имеющих спрос политиков.
Проблема (или в какой-то мере разрешение проблемы) заключается в том, что парадигма противостояния в регионе Южного Кавказа трансформирована из «логики коридора» в «логику перекрестка». «Коридорная» политическая площадка имеет свои законы и закономерности развития. В случае «коридорного» варианта, все решает субъект политики. Для Грузии и Азербайджана, в буквальном смысле, фатальное значение имело то, что известные коммуникационные проекты из субъектов политики стали её объектами, а данные государства, по существу, стали субъектами именно благодаря коммуникационным и другим геоэкономическим проектам. Тот, кто имел возможность внимательно отслеживать политические процессы в этих двух государствах Южного Кавказа, могут засвидетельствовать, что это явилось откровением и, по существу, трагедией для их политических элит.
(…)
Главным в любых переговорах между Путиным и Алиевым и Медведевым и Алиевым будет не карабахский вопрос, а геоэкономическое и экономическое сотрудничество между Россией и Азербайджаном. Экспортирующий нефть Азербайджан, несмотря на высокие цены на данное топливо, с трудом формирует госбюджет, имеет проблемы в сфере электроэнергии и газа и стоит перед перспективой утраты статуса индустриального государства.
Однако экономические вопросы не решаются сами по себе. Речь идет о приобретении семьей И.Алиева многомиллиардного состояния, но эта проблема решается не в России и не при помощи России. Она решается британцами и американцами. Имеются все возможности свести на нет опасения Москвы по карабахской проблеме.
Проблема России в Карабахе сводится к тому, чтобы в этом процессе она либо участвовала на равных с другими державами, либо в нём вообще никто не участвовал. Тем более что на Западе по этому поводу особых возражений нет. США начали процесс суверенизации различных неподконтрольных территорий, что, видимо, соответствует одному из аспектов их политики и стратегии. Звучали многочисленные заявления относительно того, что Косово – особый случай, и разрешение косовской проблемы – результат некоего специфического политического процесса. В действительности, это означает только то, что данная специфичность может быть распространена и на многие другие, аналогичные случаи. Фактически, подан сигнал о том, что достижение суверенитета возможно, но только в рамках процесса, в котором данный регион по всем параметрам будет интегрирован в западное сообщество.
Россия опасается, что США удастся «поставить точку» в карабахском вопросе, но этой «точки», в принципе, не существует. Напротив, разрешение конфликта станет началом формирования новых позиций США в регионе и новой конфронтации. Эта перспектива вытеснит Москву из большого спектра региональных проблем. Россия сталкивается с ситуацией, когда она, не допуская Армению к неприемлемому компромиссу, в результате нарушения военно-экономического баланса и внешнего давления радикально изменит свою двусмысленную позицию в отношении НКР. Эта позиция включит такие аспекты, как оборонное и экономическое усиление Армении, отказ от паритетности в политике, что поставит Москву в неудобное положение относительно поддержки патриотических политических и общественных сил в Армении, а не крайне непопулярной олигархической группировки, спекулирующей на содействии со стороны России.
Смысл российской политики в отношении карабахской проблемы заключается в том, чтобы в Нагорном Карабахе и Армении не представлялось какой-либо ценностью получение оценок правомерности существования НКР, а также происходящие здесь электоральные и административные процессы. Этот содержательный политический курс стал бы началом обретения новых российских позиций в регионе. Это нанесло бы огромный политический и морально-психологический удар по Азербайджану, при этом он не имел бы никаких формальных причин выдвижения претензий и обвинений к России. Это стало бы началом распада азербайджанской нации и государственности.
Такая же политика кардинальных действий с успехом может также привести к распаду Грузии. Но до настоящего времени политика паритетов, политика малых ударов прямого и непрямого характера не привела даже к временному успеху России. Настало время приступить к серьезным изменениям в региональной геополитике. Россия не сумела предотвратить ликвидацию аджарской государственности, способствовала не только спаду и подавлению лезгинского национально-освободительного движения в тех районах Азербайджана, которые могли бы стать стратегическим оплотом российского военного и политического присутствия, не было обращено внимание и на национальное движение талышей на юго-востоке Азербайджана. Принцип «все или ничего» на всём постсоветском пространстве так нигде себя и не оправдал.
(…)
В России произошло вытеснение левого национализма правым, который пока не созрел и формируется в борьбе между военно-промышленными, энергетическими, сырьевыми, финансовыми и информационными корпорациями. Нужно совершенно четко уяснить следующее: стратегические отношения с Россией могут иметь только те государства, которые участвуют в этой борьбе. Армения не может игнорировать отношения с Россией, как и пренебречь ими. Сложились – быть может, впервые в российской истории – самые благоприятнейшие внешнеполитические условия.
(…)

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте