Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Помним ли мы Абхазию?

Автор: Ивлиан Хаиндрава, директор программы южно-кавказских исследований

Евросоюз разработал политику непризнания и участия, два центральных положения которой – трансформация конфликтов и деизоляция Абхазии и Южной Осетии. Оба положения логичны: в имеющейся обстановке разговор об окончательном урегулировании конфликтов нереален, а вложенная в трансформацию деизоляция считается мерой против поглощения Абхазии Россией. Однако именно в вопросе деизоляции проявляется расхождение между грузинским и европейским подходами. Позиция официального Тбилиси тоже подразумевает деизоляцию, только в сторону остальной Грузии и, непременно, через Тбилиси – во внешний мир. А, согласно брюссельскому подходу, деизоляция Абхазии по отношению к внешнему миру возможна непосредственно или не через Тбилиси. Очевидно, что Брюссель намерен информировать Тбилиси о соответствующих инициативах и согласовывать их с ним, когда это возможно (и когда появится соответствующий план действий), хотя предоставление официальному Тбилиси права на вето в планы Евросоюза не входит. Очевидно также, что Брюссель будет способствовать преодолению самоизоляции Абхазии от остальной Грузии, хотя четкие пути и инструменты для достижения этой цели пока еще не обозначились. К тому же Сухуми не проявляет должного желания, а Тбилиси – умения. Поэтому грузинским властям придется гармонизировать свою политику с Брюсселем, если им не хочется оставить Абхазию наедине с Россией.
После событий 2008 года грузино-абхазский (грузино-осетинский) конфликт выпал из риторики официального Тбилиси (11 февраля 2011 года в своем полуторачасовом выступлении в парламенте президент Саакашвили ни разу не упоминул Абхазию и Южную Осетию) и речь идет только о деоккупации Абхазии Россией. Требование деоккупации, естественно, должно оставаться в повестке дня, но забывать о грузино-абхазском конфликте, попытка представить дело так, будто достаточно вывести российские войска и пограничников, и конфликт урегулируется, совершенно несостоятельна. Деоккупация – обязательное, но недостаточное условие для урегулирования конфликта. Поэтому необходимо восстановить и развить грузино-абхазский диалог в двустороннем формате на всех уровнях, в том числе, с де-факто властью Абхазии.
В связи с последним положением, нельзя не отметить, что подчеркнутое игнорирование официальным Тбилиси сухумских властей и их упоминание, как марионеток (в лучшем случае) Кремля не может служить почвой для выхода на двусторонний диалог. Непризнание легитимности выборов в Абхазии, конечно, совпадает с сущностью политики непризнания вообще, хотя попытка представить дело так, будто результат выборов не имеет никакого значения, несерьезна. Помимо всего прочего, в нынешнем столетии абхазы проводят президентские выборы так, что со стороны грузин уж никак не заслуживают пренебрежительного отношения. Если утвердится традиция, что выборы в Абхазии проводятся лучше, чем в Грузии, это не пройдет мимо внимания других сил.
Постольку, для восстановления диалога с Сухуми грузинская политика в целом (в том числе, и внутренняя) должна претерпеть серьезную коррекцию. Официальный диалог должен сопровождаться (если возможно, предшествовать) конкретными действиями (вначале хотя бы односторонними), подтверждающими наличие желания трансформации конфликта. Если мы действительно хотим, чтобы абхазы пользовались медицинским обслуживанием, образованием у нас (именно этнические абхазы, а не только проживающие в Гальском районе грузины), почему мы не должны дать им возможность сделать это на основе собственных (абхазских) документов? Почему мы не должны дать им легальную возможность передвигаться по территории Грузии с собственными документами, на своих автомобилях с абхазскими номерными знаками? Неужели документ действительно важнее, чем человек? Человек, который хочет вернуться в наше пространство.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте