Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Результаты парламентских выборов в Иране: президента Ахмадинежада ждут большие проблемы

Автор: Пресс-папье

Иран находится между двумя турами парламентских выборов. Прошедшие в стране 2 марта парламентские выборы существенным образом изменили расстановку сил в иранском политическом процессе. Несмотря на то, что их второй тур, во время которого определятся победители в 65 из 290 избирательных районов, пройдет только 4 мая, сегодня расклад сил в иранском парламенте уже понятен.
По результатам первого тура иранских выборов, около 50% мест досталось «Объединенному фронту консерваторов» (ОФК) – союзу умеренно-консервативных политических и религиозных сил, выступающих с позиции сохранения существующей системы управления в стране и проведения реформ, затрагивающих исключительно экономическую и социальную, но не политическую сферы. Номинальным главой ОФК является спикер иранского парламента Али Лариджани, давнишний оппонент президента Махмуда Ахмадинежада, в свое время уволенный последним с постов министра иностранных дел и секретаря Высшего совета национальной безопасности. Однако реальное управление Фронтом осуществляется из религиозной столицы Ирана – Кума, который в течение последних трех лет выступал за ограничение свободы действий нынешнего иранского президента.
Среди депутатов, прошедших в парламент по спискам ОФК, примерно четверть составляют ветераны иранской армии, Корпуса стражей исламской революции, сил гражданской обороны «Бассидж» и министерства информации (разведки). Причину присутствия представителей силовых структур в составе Фронта можно объяснить несколькими факторами.
Во-первых, высшее духовное руководство страны старается привлечь на свою сторону круги, которые во время президентских выборов 2005 и 2009 годов активно поддерживали кандидатуру Махмуда Ахмадинежада. В течение последних лет одним из самых распространенных мнений в Иране было следующее: армия и КСИР находятся на стороне президента. Хотя это было явным преувеличением, однако существенная прибавка к зарплатам и пенсиям военных и сотрудников сил безопасности, которую инициировал М. Ахмадинежад в годы своего президентства, «намекала» на то, что иранский президент всячески старается заручиться поддержкой силовых структур. В мирное и в некризисное время такая поддержка, в общем и целом, была для президента не столь актуальна, однако в течение последних лет Иран мог оказаться перед угрозой дестабилизации, которая могла быть вызвана, как активизацией протестного движения М. Мусави, так и смертью духовного лидера страны Али Хаменеи.
Во-вторых, сегодня Иран стоит перед реальной угрозой израильского удара по ядерным объектам, что, скорее всего, должно привести к ответным шагам, за которые будут отвечать армия, Корпус стражей исламской революции и, с учетом того, что к осуществлению ответного удара будет привлечен главный союзник Ирана – ливанский «Хезболла», курируемый иранской разведкой, то и министерство информации. С этой точки зрения для властей очень важно, чтобы силы безопасности чувствовали себя не только стражами страны и защитниками режима, но и частью системы политического и правового управления страной. Такую возможность, сравнительно безопасную для высшего руководства страны, дает привлечение представителей силовых структур в парламент – орган, который имеет привилегии принимать законы и является местом, где силовики могут на законных основания лоббировать свои групповые интересы.
О будущей политике «Объединенного фронта консерваторов» можно почти с полной уверенностью сказать, что эта партия в следующем году представит своего кандидата на президентских выборах, которым, по всей вероятности, будет Мохаммад Галибаф, нынешний мэр Тегерана. Он является политиком с умеренно консервативными взглядами, выступающим за модернизацию экономики страны без модернизации политической системы. Среди сторонников мэра есть, как представители умеренных консерваторов, так и так называемые «реформаторы», которых персона Галибафа по ряду причин устраивает. Тегеранский мэр в 2008-м провалил предложение президента закрыть ряд культурно-образовательных центров в городе и открыть на их месте центры по чтению и изучению Корана. В 2009-м, после кризисных президентских выборов, Галибаф выступил за диалог с оппозицией и осудил карательные операции силовых структур, осуществленных в Тегеранском университете и в студенческих общежитиях. Многим нравится сам образ мэра Галибафа, образ европейского градоначальника, который может иногда позволить себе поехать на работу не на служебной машине представительного класса, а на собственном мотоцикле. Такой тип человека близок также и тегеранской бедноте, которая видит в Галибафе «простого парня».
В то же время Галибаф достаточно презентабелен в мировом масштабе, так как за годы работы мэром Тегерана заработал себе репутацию человека, который ратует за перемены и реформы. По крайней мере, в городской жизни. В 2008 году он получил премию «World Mayor Award» в номинации лучший мэр года, что говорит о том, что его в западном мире воспринимают как современного человека, с которым можно говорить и договариваться. Сам Галибаф еще в 2008-м поддержал идею налаживания диалога с Вашингтоном, что еще раз было подтверждено им же в декабре 2009 года во время большого интервью телеканалу «Al Jazeera».
Несмотря на то, что новый состав парламента еще не утвержден, действующий парламент уже функционирует с отличным пониманием нового положения дел в стране и осознанием того, что президент Махмуд Ахмадинежад ослаблен и практически лишен серьезной политической поддержки. Если раньше кому-то казалось, что в 2013 году президент может выбрать себе преемника и протолкнуть его на свой пост, то после парламентских выборов стало очевидным, что никакой роли во время следующих президентских выборов М. Ахмадинежад играть не будет. Если в новый состав меджлиса он смог провести только 30 своих сторонников, не будучи в состоянии обеспечить победу в родном для семьи Ахмадинежада районе даже своей сестре, то в следующем году президент во время всенародных выборов, наверняка, будет практически бессилен.
Во многом по этой причине 4 марта 2012 года действующий меджлис, который ранее президента критиковал очень осторожно, вызвал М. Ахмадинежада на парламентские слушания. Два с половиной часа слушаний вполне можно назвать демонстрацией главе государства «черной метки»: практически все депутаты, выступающие с предложениями и вопросами, агрессивно и беспощадно критиковали президента и его министров. Были заданы вопросы о коррупции в правительстве, об отмывании денег, о непрофессионализме министров, получивших свои портфели исключительно ввиду личной дружбы с Ахмадинежадом. В конце концов, многие депутаты выступили с требованием объявить президенту импичмент, которое, однако, поддержки не нашло.
Сегодня одним из ключевых вопросов является следующий: удастся ли президенту Махмуду Ахмадинежаду удержать свой пост в течение еще одного года, до следующих президентских выборов. Пока же очевидно, что победившие во время парламентских выборов консервативные круги во многом искусственно создают внутри себя два лагеря, один из которых выступает за импичмент президенту, другой – «против», заявляя, что очередные выборы могут обострить внутриполитическую ситуацию в стране. По всей вероятности, никто Махмуда Ахмадинежада в отставку не отправит, так как его нахождение у власти сегодня выгодно тем, кто собирается прийти ему на смену. Дело в том, что из-за санкций, которые применяют в отношении Ирана США и ЕС, социально-экономическая ситуация в стране наверняка ухудшится. Инфляция, дефицит валюты и рост цен на потребительские товары – это то, с чем Иран столкнулся уже сегодня. В этих условиях М. Ахмадинежад, как глава исполнительной власти, будет нести формальную ответственность за состояние дел в экономике и в социальной жизни, что еще больше обратит против него и без того не особо позитивное общественное мнение. Выводя его из игры сегодня, духовный лидер Али Хаменеи может допустить большую ошибку, так как свалит все будущие трудности на новоизбранного президента, который с ними по объективным причинам справиться не сможет. Поэтому Ахмадинежада будут держать столько, сколько это возможно, т.е. до истечения срока его полномочий. Параллельно, как это уже также очевидно, разные ветви власти, прежде всего, парламент будут обрушивать на президента шквал критики, показывая, что в стране ситуация изменилась к худшему не только из-за санкций, но и из-за коррумпированности исполнительной власти и ближайшего окружения президента, которые тратили и тратят государственные средства нерационально. Тем самым к моменту своего ухода с поста президента Ахмадинежад окажется скомпрометированным и «виноватым» президентом, путь которому в большую политику будет надежно перекрыт. А М. Галибаф получит свободное от претензий президентское кресло и начнет, что называется, с чистого листа.
Важным внутриполитическим событием в Иране следует считать переназначение на пост главы Совета по определению целесообразности принимаемых решений бывшего президента Али Акабара Хашеми-Рафсанджани. Последний уже несколько лет находился в опале, как у духовного лидера Али Хаменеи, так и у президента Махмуда Ахмадинежада. Однако если конфликт с последним был открытым, то информация о кризисе в отношениях с Али Хаменеи распространялась в основном через СМИ, подконтрольные бывшему иранскому президенту. После кризисных президентских выборов 2009 года власти стали активно преследовать Хашеми-Рафсанджани: была арестована его дочь, которую обвинили в подрыве устоев государственного строя, начались проверки в сфере импорта компьютерного оборудования, которая контролируется Хашеми-Рафсанджани. В течение последних лет много говорилось о том, что Хаменеи ожидает истечения срока полномочий Хашеми-Рафсанджани, чтобы убрать его с поста главы Совета по определению целесообразности. Однако 14 марта неожиданно для многих Хаменеи переназначил Рафсанджани на этот пост сроком на 5 лет. В самой иранской прессе и в комментариях политиков есть две основные версии произошедшего: во-первых, Хаменеи просто не смог «убрать» Рафсанджани, так как среди членов победившего на выборах «Объединенного фронта консерваторов» есть много его сторонников, а, во-вторых, Хаменеи и Рафсанджани уладили все свои противоречия, так как вынуждены избавиться от группировки Ахмадинежада, которая угрожает как Рафсанджани, так и Хаменеи. Однако не исключено, что выдвижение Рафсанджани на первый план вызвано и внешнеполитическими соображениями. Дело в том, что он в течение последних 25 лет являлся сторонником нормализации отношений с США, а сегодня возникла необходимость в наведении мостов с Вашингтоном. В пользу этой точки зрения говорит и то, что молчавший в течение последних 5 лет про отношения с США Хашеми-Рафсанджани уже через две недели после своего переназначения на пост главы Совета по определению целесообразности дал большое интервью, в котором повторил свой тезис о необходимости начала прямых переговоров с США.
По всей вероятности, сегодня в Тегеране назревает решение о начале более интенсивных переговоров с Вашингтоном, в особенности, в связи с тем, что США довольно косо смотрят на перспективу израильского удара по Ирану. Тем самым, активизация Хашеми-Рафсанджани и возможная победа М. Галибафа на президентских выборах 2013 года в иранском истеблишменте укрепят так называемую «проамериканскую» группировку, которая может начать прямой диалог с США.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте