Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Державник (за 09.05.2012)

Автор: Ваан Варданян

Бывший и новоизбранный президент России Владимир Путин после своей инаугурации 7 мая уже в третий раз приступил к обязанностям лидера своей страны. Если первые два срока охватывали 8 лет (2000-08 гг.), то третий, в результате конституционных изменений, продлится 6 лет с перспективой продления ещё настолько же.
Почти сразу после своей инаугурации В. Путин подписал один из первых указов – «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации». Естественно, что этот документ готовился к публикации скрупулёзно и в течение долгого времени, а его обнародование в первый же день своего президентства – ясный сигнал Путина остальному миру о том, каким будут взаимоотношения России с другими государствами, государственными объединениями, военно-политическими союзами и международными организациями.
Указ включает в себя все направления внешней политики России – от Арктики до стран Африки, от взаимоотношений с США и Евросоюзом до Азиатско-Тихоокеанского региона. Естественно, в документе говорится и об СНГ. В нём, в частности, отмечается: «Рассматривать развитие многостороннего взаимодействия и интеграционных процессов на пространстве Содружества Независимых Государств как ключевое направление внешней политики Российской Федерации; последовательно проводить курс на дальнейшее развитие разнопланового сотрудничества государств – участников Содружества Независимых Государств в социально-экономической, гуманитарной, правоохранительной и других сферах; содействовать вступлению в силу и практической реализации Договора о зоне свободной торговли от 18 октября 2011 года».
Иными словами, для России СНГ – уже несуществующая организация, и Москву она интересует лишь в контексте договора между государствами-членами Содружества о Зоне свободной торговли. Что, в свою очередь, само по себе не имело бы значения, если бы в этом указе не было следующего абзаца: «Продолжать активно расширять взаимодействие с Республикой Беларусь в рамках Союзного государства; способствовать углублению евразийской интеграции в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан и созданию к 1 января 2015 г. Евразийского экономического союза, исходя из открытости этих процессов для присоединения других государств, прежде всего, членов Евразийского экономического сообщества и участников Содружества Независимых Государств; содействовать международному позиционированию новых интеграционных структур; укреплять Организацию Договора о коллективной безопасности, ее механизмы оперативного реагирования на современные вызовы и угрозы и ее миротворческий потенциал, совершенствовать внешнеполитическую координацию в рамках этой организации».
Тем самым, конкретизируются основные интеграционные звенья и механизмы по удержанию бывших республик СССР под влиянием России: союз Россия-Белоруссия, Таможенный союз Россия-Белоруссия-Казахстан, ЕврАзЭС, ОДКБ и, как конечная цель, Евразийский экономический союз. При этом слово «экономический» здесь, пожалуй, весьма условно, так как Кремль на самом высоком уровне использует также формулировку «Евразийский союз», что, пожалуй, предполагает намного более глубокую интеграцию, по сравнению с интеграцией экономической. Добавим к этому указание на мероприятия по укреплению ОДКБ и совершенствование внешнеполитической координации в рамках этой организации, что означает: государства-члены данного военно-политического союза должны быть внимательны в своих взаимоотношениях с другими геополитическими полюсами. Данный блок вопросов непосредственно относится к Армении – полноправному члену СНГ и ОДКБ и имеющему статус наблюдателя в ЕврАзЭС.
Заслуживает внимания то, что в указе Владимира Путина отдельно говорится о позиции России по постсоветским конфликтам. В частности, что касается Приднестровья, отмечается: «Продолжать активно участвовать в поиске путей решения приднестровской проблемы на основе уважения суверенитета, территориальной целостности и нейтрального статуса Республики Молдова при определении особого статуса Приднестровья». Подобная формулировка однозначно говорит о том, что Россия территориальную целостность Молдовы обуславливает её нейтральным статусом: неприсоединение к Румынии и отказ от членства в НАТО. В противном случае, особый статус Приднестровья может быть трансформирован в признание его независимости Россией.
Между тем, в случае с Нагорно-Карабахским конфликтом, В. Путин ставит вопрос совершенно по-другому. Здесь российский президент вообще не упоминает ни Армению, ни Азербайджан, нет также ни слова о принципах территориальной целостности и самоопределения наций: «Продолжать последовательную работу в интересах урегулирования нагорно-карабахского конфликта во взаимодействии с другими государствами-сопредседателями Минской группы ОБСЕ и на основе принципов, изложенных в совместных заявлениях президента Российской Федерации, президента Соединенных Штатов Америки и президента Французской Республики, сделанных в 2009-2011 годах».
Таким образом, можно констатировать, что осуществился следующий прогноз многих аналитиков: как и в период своего первого президентства, Владимир Путин и впредь будет выступать за сохранение статус-кво в вопросе Карабаха. Данная политика, пожалуй, может резко измениться, если Азербайджан, в свою очередь, также совершит резкий разворот и примет участие в процессах, связанных с Евразийским союзом, что, впрочем, в ближайшей перспективе маловероятно. Но и признание независимости Нагорно-Карабахской Республики нереально, даже если Армения окажется в Евразийском союзе. Так что, остаётся статус-кво.
Что касается Абхазии и Южной Осетии, то здесь всё ясно: «Активно содействовать становлению Республики Абхазия и Республики Южная Осетия как современных демократических государств, укреплению международных позиций, обеспечению надежной безопасности и социально-экономическому восстановлению этих республик».
Сформулировано так чётко, что это просто убивает надежды определённых кругов политической элиты Грузии вернуть хотя бы Южную Осетию. В этом вопросе В. Путин будет однозначно последовательным – и Абхазия, и Южная Осетия останутся российскими «форпостами», тем более что российский генералитет уже успел реально оценить огромные стратегические преимущества контроля над этими территориями – именно в контексте осуществления военных операций.
(…)
Общее содержание и структура указа Владимира Путина свидетельствуют: старый-новый президент России видит свою страну как самостоятельный геополитический полюс в разнополюсном мире, а постсоветскую территорию – как зону приоритетных интересов России. Своим указом он вновь подтверждает, что является представителем российских державнических кругов, и что разговоры по поводу его возможного перехода в лагерь либералов – необоснованные иллюзии. Очевидно, что он будет стремиться проводить политику по восстановлению империи, по возможности, в её бывших границах. Один из российских аналитиков уже остроумно назвал эту политику имперским «постмодернизмом».

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте