Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Прелюдия несостоявшейся российско-турецкой «дружбы» (12.06.2012)

Автор: Ваан Варданян

Министры иностранных дел Турции, Азербайджана и Грузии провели 8-9 июня в Трабзоне трёхстороннюю встречу, по итогам которой подписали совместную декларацию. В этом документе отмечено, что новый формат сотрудничества направлен на защиту интересов каждой из этих стран.
Министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедьяров использовал упомянутую встречу для очередных антиармянских заявлений. Его турецкий коллега Ахмед Давутоглу призвал Минскую группу ОБСЕ «ускорить урегулирование замороженных конфликтов».
На фоне очередного проявления антиармянской истерии, в весьма неудобном положении оказался министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе, который был вынужден немного «скорректировать» общее впечатление и заявить, что новый формат трёхстороннего сотрудничества не направлен против какой-либо третьей страны.
Между тем, очевидно, что необходимости особо подчёркивать «стратегическое» сотрудничество Турции, Грузии и Азербайджана не было. Содержание данных отношений давно известно, они «стратегические» настолько, насколько эти страны имеют конкретные экономические интересы и совместные экономические проекты. Подписание декларации, пожалуй, является инициативой Анкары, чтобы в очередной раз подчеркнуть претензии Турции в регионе (Южного Кавказа – ПП). Это вполне устраивает Баку, но отнюдь не Тбилиси. Грузия – форпост США на Южном Кавказе, а Вашингтон расширение турецкого влияния особо не приветствует и даже пытается его ограничить. Поэтому «самооправдание» Вашадзе, в первую очередь, направлено в адрес Вашингтона и, частично, в адрес Еревана и Тегерана, так как антиармянская и антииранская направленность трёхстороннего сотрудничества не оставляет сомнений.
Примечательно, что Трабзонская декларация была принята в дни, когда проходил очередной саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), и Россия с Китаем ещё раз продемонстрировали своё намерение содействовать Ирану и вывести его из международной изоляции.
Встреча иранского президента со своим китайским коллегой была весьма содержательной. Как отмечают китайские источники, Ху Дзиньтао подчеркнул положительное содержание ирано-китайских отношений, в формировании которых особая роль принадлежит Махмуду Ахмадинежаду.
Встреча президентов России и Ирана в рамках саммита Шанхайской организации сотрудничества привносит новые, положительные нюансы в двусторонние отношения, которые в период президентства Дмитрия Медведева были довольно холодными. К примеру, российский экс-президент приостановил продажу Ирану систем противовоздушной обороны С-300. Как отметил министр иностранных дел России Сергей Лавров по окончании встречи Путин-Ахмадинежад, Москва «удовлетворена конструктивной позицией Тегерана, связанной с иранской ядерной проблемой, что даст возможность прийти к взаимоприемлемым поэтапным решениям».
Напомним, что 18-19 июня в Москве состоится очередной раунд переговоров между Ираном и «шестёркой» («группа 5+1», постоянные члены Совета Безопасности ООН и Германия – ПП) вокруг иранской ядерной проблемы. По мнению российских экспертов, в Кремле надеются зафиксировать прорыв и достичь конкретных договорённостей. Ожидается, что Иран сделает свою ядерную программу полностью прозрачной, чтобы «шестёрка» убедилась в её мирном характере, а Запад постепенно начал отменять санкции, введённые против Ирана. Сегодня Москва и Тегеран к московской встрече интенсивно готовятся.
Зафиксированные в последний год положительные сдвиги в российско-иранских отношениях связаны, в первую очередь, с восстановлением сотрудничества в региональных вопросах, что не может не беспокоить Анкару и Баку, а также, частично, Тбилиси. В последние годы Анкара пыталась путём создания положительных отношений с Москвой продвигать свою экспансию на постсоветском пространстве и, особенно, на Южном Кавказе. Этому способствовало возникшее «похолодание» в российско-иранских отношениях. Однако сирийский кризис показал Москве, насколько ненадёжным партнёром является Турция, которая на этом поле явно действует против российских интересов. Иран же превратился в естественного союзника (Москвы – ПП), по меньшей мере, в вопросе Сирии.
Инициировав подписание Трабзонской декларации, Анкара пытается показать Кремлю, что в регионе Южного Кавказа её возможности по предотвращению российско-иранского сближения несравнимо выше, чем потенциальные возможности Тегерана. Ведь такое сближение вновь превратит Россию в соперника Турции со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте