Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

О дилемме Серж Саргсян - Роберт Кочарян (за 14.06.2012)

Автор: Арам Аматуни

В нынешних политических обсуждениях в Армении, и вообще, в последние 2-3 года, особенно, после возвращения Владимира Путина на президентский пост, распространилось мнение о том, что Серж Саргсян – человек Запада, а Роберт Кочарян – России. И что Саргсяна у власти хочет оставить Запад, а Кочаряна к власти хочет привести Россия, чтобы пресечь западный дрейф Армении.
Это, конечно, весьма условная характеристика положения, однако, по большому счету, имеет место именно подобное восприятие ситуации. В действительности же, проблема, пожалуй, в другом, и такое разделение Серж Саргсян - Роберт Кочарян несколько искусственное, выдуманное и далёкое от реальности. Безусловно, заметно, что Серж Саргсян защиту своих политических программ начал искать, в основном, на Западе, хотя, без сомнения, он пытается сохранить также нужную планку благожелательности со стороны России. В свою очередь, Роберт Кочарян защиту своих политических программ пытается найти в Москве.
Однако это, пожалуй, поверхностная, видимая часть ситуации, а в глубине, по сути, происходят другие процессы, и там уже нет проблемы пророссийской или прозападной ориентации Кочаряна или Саргсяна. Проблема здесь – в соотношении логики ситуации в Армении и мировых процессов. Это соотношение требует от властей Армении направить политический вектор в сторону Запада. Хотя в основе этого и вообще любого подобного процесса всегда лежат интересы власти или партийно-групповые интересы, тем не менее, этот интерес формируется в общем цивилизационном контексте, включая более широкие и фундаментальные вопросы, нежели партийные или властные интересы.
В конце концов, сколько бы управление страной ни осуществлялось при доминировании этих интересов, тем не менее, даже эти узкие интересы формируются в определенном геополитическом контексте. А в этом контексте в настоящее время превалирует западный вектор, так как, несмотря на тотальный кризис, самым жизнеспособным механизмом управления государствами и организацией обществ является западный цивилизационный механизм. Следовательно, выбор вектора государственной политики властей Армении обусловлен именно этим. Западный геополитический фактор несравнимо более влиятелен, и в ключевых регионах мира он успешно продвигает свои проекты. Следовательно, для Армении было бы, как минимум, стратегической бессмысленностью противиться этому процессу или же отказаться от комплементарной политики. Но это вовсе не означает проведение антироссийской политики. Это станет не меньшей стратегической бессмысленностью. Речь идет всего лишь о том, что не следует из-за интересов России выступать против Запада, так как стратегические интересы Армении и России здесь существенно противоречат друг другу.
Эта ситуация очень сложная для Армении, чревата как политическими, так и экономическими осложнениями, чему мы, кстати, и являемся свидетелями. Однако для Армении нет альтернативы и нужно сделать более интенсивными отношения с Западом и адекватно реагировать на долгосрочные геополитические реалии, тем более что Армения в них имеет особенное значение, не в смысле разменной монеты, а в смысле партнерства.
Армения по своему человеческому потенциалу – самая жизнеспособная страна в регионе, как в плане сдерживания турецко-азербайджанской экспансии на ценностном, цивилизационном уровне, так и вообще, в плане того, чтобы стать ведущей технологической страной в регионе. В конце концов, против турецко-азербайджанских экспансионистских намерений должны быть поставлены не только войска, но и ценности, технологии, цивилизация. Эти вопросы в настоящее время являются основой долгосрочного сближения западного вектора и государственной политики Армении, и отсутствие реакции на это со стороны какой бы то ни было власти Армении может стать настоящей глупостью.
И, с этой точки зрения, Россия также понимает, в чем проблема. Этим обусловлено то, что Москва, несмотря на некоторые шатания Армении, не предпринимает шагов, направленных на дестабилизацию и смену власти в стране. Москва понимает, что ее соперником в Армении являются не личности и группы, а время. С этой точки зрения, Роберт Кочарян для России может являться фактором или инструментом внутриполитического воздействия, прояснения отношений с Сержем Саргсяном. Однако Москва никогда не будет стремиться привести Кочаряна к власти, понимая, что это не решение вопроса. Роберт Кочарян в годы своего правления сам засвидетельствовал, что готов к самому тесному сотрудничеству с Западом, и осознает важность этого хотя бы через призму личных интересов, которые, сколько бы ни противоречили государственным и общественным интересам, в конце концов, не могут быть абсолютно вне их орбиты и существовать обособленно. И, наверное, внутривластные отношения нужно рассматривать в этом глубинном контексте, а не удовлетворяться лишь рассмотрением поверхностных событий и восприятий.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте