Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Иранская многоходовка

Автор: Пресс-папье

Внутриполитическая ситуация в Иране в течение последних двух месяцев была связана с поствыборными процессами, главной составной частью которых было избрание нового спикера меджлиса. Спикером был переизбран Али Лариджани, однако сам процесс переизбрания выявил целый ряд новых факторов, отражающих изменение характера политических отношений в стране.
Новый-старый спикер меджлиса и вероятность кризиса в стане консерваторов
5 июня на своем первом заседании иранский меджлис переизбрал на пост спикера Али Лариджани.
Несмотря на то, что его переизбрания было ожидаемым, сам процесс переговоров между разными ветвями консерваторов, предшествующих дню голосования, выявил целый рад противоречий в внутри самой элиты. Одна ее часть выступила за переизбрание Лариджани, который и вел «Объединенный фронт консерваторов» к победе, сам на местах проводил агитацию в пользу консерваторов. Другая же часть, номинально не выступая против Лариджани, обратила внимание на плохие отношения последнего с действующим президентом Махмудом Ахмадинежадом и, не защищая последнего, утверждала, что в трудную экономическую и политическую эпоху для страны иметь конфликт между главами исполнительной и законодательной властей пагубно. Именно эта часть иранского парламента выступила с призывом избрать спикером не Лариджани, а другого консерватора, который не имел с президентом страны прямого конфликта и мог наладить взаимодействие с исполнительной властью. Таким человеком, по мнению ряда кандидатов, является Голам-Али Хадад-Адел, консервативный политик умеренного толка, который в 2004-08 годах уже руководил меджлисом и имел с действующим президентом, если не отличные, то вполне рабочие и стабильные отношения.
Несмотря на то, что 2 июня духовный лидер страны Али Хаменеи заявил о том, что на посту спикера меджлиса лично он хотел бы видеть Лариджани, часть меджлиса в день голосования выставила против последнего кандидатуру Хадад-Аделя. В момент выборов было очевидно, что Хадад-Адел не имеет реальных шансов на победу, однако результаты голосования выявили любопытную картину распределения поддержки претендентов: 177 голосов набрал Лариджани, 89 – Хадад-Адел. Несмотря на почти двукратное преимущество Лариджани, 89 депутатов проголосовали за его оппонента, – и это в условиях, когда возглавляемая Лариджани фракция «Объединенного фронта консерваторов» с присоединенными к ней независимыми депутатами насчитывает в действующем парламенте 220 человек. Фактически, часть их выступила против своего лидера, что говорит о серьезном кризисе внутри консервативной элиты в важный, судьбоносный для страны момент: перспектива вооруженного конфликта с США и Израилем приобретает более четкие очертания, а сам Иран в 2013 году должен избрать нового президента. В этих условиях разлад в консервативном лагере может отрицательно отразиться на устойчивости власти, а возможное участие в президентских выборах двух и более кандидатов от консерваторов может привести к новой дестабилизации ситуации в стране. А то, что кандидат будет не один, это уже факт.

Кто стоит за расколом в консервативной элите.
Одним из ключевых вопросов внутрииранского дискурса сегодня является следующий: кто стоит за расколом внутри консервативной элиты?
Версия №1.
12 июня во время встречи с жителями Тегерана Мохсен Резаи, секретарь Совета по определению целесообразности принятия решений, возглавляемого бывшим президентом и влиятельным политиком Ирана Али Акбаром Хашеми-Рафсанджани, заявил, что в 2013 году он обязательно выставит свою кандидатуру на президентских выборах. М. Резаи уже выставлял свою кандидатуру в 2009 году, однако набрал всего около 2% голосов.
Надо сказать, что это заявление было полностью проигнорировано иранской государственной прессой, что, скорее всего, говорит о том, что руководство страны, контролирующее СМИ, заявление это не поддержало или посчитало, что до широких слоев населения его доводить не стоит.
То, что именно Мохсен Резаи заявил о своем стремлении стать президентом страны, само по себе примечательно по нескольким причинам.
Во-первых, Резаи является другом того самого Голам-Али Хадад-Аделя, кандидатура которого неделей ранее была выставлена против кандидатуры Али Лариджани. Голам-Али Хадад-Адел в 2004 году стал спикером парламента во многом благодаря поддержке, оказанной ему Али Хаменеи и А. Хашеми-Рафсанджани. К большому сожалению для последнего, в 2005 году он проиграл президентские выборы Махмуду Ахмадинежаду. Голам-Али Хадад-Адел же, изредка входя в конфликт с президентом М. Ахмадинежадом, возглавил меджлис до парламентских выборов 2008 года. С тех пор Голам-Али Хадад-Адел находился в тени и его появление сегодня, по всей вероятности, является частью игры, начатой группировкой Хашеми-Рафсанджани, направленной на создание нового влиятельного центра в консервативной части элиты, могущей конкурировать с группировкой, руководимой Али Лариджани, а также мэром Тегерана и будущим кандидатом в президенты Мохаммадом Багер Галибафом.
Во-вторых, М. Резаи сегодня является правой рукой бывшего президента Хашеми-Рафсанджани, и его заявление, по всей вероятности, стало результатом не только личных раздумий и пожеланий, а может быть частью более масштабной игры, начатой его покровителя, который, по всей вероятности, уже сейчас стремится оказать влияние на ход президентской кампании 2013 года. С этой точки зрения, не исключено, что Хадад-Адел и Резаи – участники одной и той же игры и представляют одну команду.
В-третьих, сам Мохсен Резаи – фигура достаточно интересная. Он, безусловно, не самая популярная фигура среди широких народных масс, так как повседневной публичной деятельностью явно не увлекается. Однако он точно может рассчитывать на самую активную поддержку влиятельного Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) – во многом, по причине того, что именно он был одним из его создателей и даже руководителем в течение 16 лет. Большая часть высшего офицерского состава КСИР состоит из друзей и соратников М. Резаи, которые своего бывшего начальника всегда вспоминают с исключительной теплотой и уважением, особенно, сегодня, когда новое руководство КСИР показывает свою несостоятельность в вопросе предотвращения региональных процессов, нежелательных для Ирана. Речь, в первую очередь, идет о Сирии, в которой ИРИ поддерживает действующего президента Б. Асада.
В КСИР сегодня служит немало тех, кто создавал «Хезболлу» в Ливане и воевал там против христиан и суннитов, принимал участие в похищениях американских граждан с целью обмена на оружие. Сегодня для многих из них политика Тегерана в сирийском вопросе непонятна и неприемлема. Вот для этой части сотрудников КСИР М. Резаи и его возможное возвращение в большую политику может показаться своевременным и желанным. По крайней мере, очевидно, что, если он выставит свою кандидатуру на президентских выборах-2013, то наберет намного больше голосов, чем в 2009 году, когда он был периферийной фигурой, напоминающей 1980-е – годы нестабильности и войны с Ираком.
Версия №2.
Как ни странно, но в иранских политических кругах немало тех, кто считает, что за расколом в лагере консерваторов стоит не кто иной, как сам духовный лидер страны Али Хаменеи, который, как считают многие, на словах поддержал Али Лариджани, а на деле – его конкурента Голам-Али Хадад-Аделя. Дело в том, что Хадад-Адел близок не только Хашеми-Рафсанджани, но и самому Хаменеи. Близок не только политически, но и лично: дочь Хадад-Аделя является женой сына Хаменеи – Моджтаба Хаменеи. Последний после 2009 года играет значительную роль в иранских политических процессах. В 2009 году именно он стал фактическим руководителем сил гражданской самообороны Басидж, которые подавили т.н. «зеленую революцию» в стране.
Г.-А. Хадад-Адел в течение всех лет руководства меджлисом поддерживал Али Хаменеи и проводил в парламенте все решения, за которыми стоял духовный лидер страны. Именно это, а также родственные связи, как считают многие, привели к тому, что Хаменеи 5 июня кулуарно поддержал не Лариджани, а его оппонента, результатом чего и стали итоги голосования – Лариджани победил, однако столкнулся с неприятным фактом наличия мощной фронды. О том, что за 89 голосами, отданными Хадад-Аделю, стоит именно А. Хаменеи, косвенно свидетельствует их состав: большую часть из них представляет фракцию «Фронт стабильности», состоящую из двух основных сегментов. Один из них – ультраконсервативные политики, поддерживающие Хаменеи и выступающие против экономических и политических реформ, а другую – ветераны КСИР, которые а) поддерживают Хаменеи, б) выступают против реформ, в) не хотят видеть мэра Тегерана Галибафа следующим президентом Ирана (для них он недостаточно консервативен и замечен в желании наладить политический диалог с США и Западом).
Несмотря на то, что между первой и второй версиями есть определенные противоречия, в то же самое время, не исключено, что они в реальности не исключают, а дополняют друг друга. Ведь есть вероятность того, что Хашеми-Рафсанджани и Хаменеи играют в одну и ту же многоходовую игру, целью которой является частичное лишение группировки Лариджани/Галибафа влияния и создание к 2013 году предпосылок для более конкурентной президентской кампании. В этом случае, Галибаф, если и сможет победить, то «несамостоятельно», а благодаря поддержке от Хаменеи, что ограничивает власть будущего президента и делает его более ориентированным на согласование принимаемых решений, как с духовным лидером, так и с главой Совета по определению целесообразности принимаемых решений. Как Хаменеи, так и Хашеми-Рафсанджани не заинтересованы в чрезмерной независимости исполнительной и законодательной власти, а также в том, чтобы эти ветви составили коалицию. Для Хаменеи такое ограничение его власти – возможная угроза ее передачи сыну Моджтаба Хаменеи, в желании чего подозревают нынешнего духовного лидера практически все в политическом бомонде страны. Для Рафсанджани же это прямая угроза его экономическим интересам ( его семья обладает многомиллиардным состоянием и контролирует целые сектора торговли), а также перспективам его избрания на пост духовного лидера в случае, если по причинам плохого здоровья Хаменеи вынужден будет уйти с этого поста, чего многие в Иране уже давно ожидают.
Так или иначе, нынешнее состояние политического процесса в Иране говорит о том, что в ближайшие месяцы внутриполитическая конкуренция в стране только усилится.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте