Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Надежды реформаторов

Автор: Пресс-папье

Главной темой нынешнего внутриполитического дискурса в Иране вполне можно считать активизацию обсуждения будущих президентских выборов и возможности консолидации реформаторских сил вокруг единого кандидата, который может составить серьезную конкуренцию кандидатам от консервативных кругов.

Возможная консолидация реформаторского крыла
Резко активизировавшийся после парламентских выборов бывший президент Ирана, а ныне руководитель Совета по определению целесообразности принимаемых решений Али Акбар Хашеми-Рафсанджани в начале июля первым заговорил о том, что в 2013 году страну ожидает серьезное испытание – проведение президентских выборов, которые, ввиду серьезного регионального кризиса, могут быть связаны с вполне конкретными угрозами. В качестве одной из них политик назвал возможные нарушения и фальсификации результатов выборов, которые могут подорвать доверие иранского населения к власти и стать предлогом для вмешательства внешних сил во внутренние дела страны.
Слова Рафсанджани прозвучали достаточно странно, так как до президентских выборов еще год, а в Иране открытое обсуждение будущей президентской кампании начинается, как правило, за несколько месяцев, но никак не за год до выборов. Однако уже через несколько дней после заявления Рафсанджани стало очевидным, что на этот раз президентская кампания в Иране начнется достаточно рано. Сразу несколько источников распространили неофициальную информацию о том, что местный реформаторский лагерь начал активно обсуждать возможность выдвижения на будущих президентских выборах единого кандидата. Вопрос для реформаторов очень важный, так как бывший единый кандидат Мир Хоссейн Мусави в выборах 2013 года, по всей вероятности, участвовать не будет. Формально, это произойдет из-за того, что Совет экспертов (высший надзаконодательный орган, который утверждает кандидатов в президенты) откажется регистрировать кандидатуру этого политика, ввиду его деятельности, подрывающей основы исламского строя.
Что касается неформальной стороны дела, то в реформаторских политических и религиозных кругах Ирана, а также среди активной иранской молодежи крепнет уверенность в том, что Мир Х. Мусави пошел на сделку с высшим руководством страны и намерен завершить свою политическую карьеру. Есть много версий относительно содержания этой сделки. Согласно одной из них, власти страны смогли обнаружить серьезные нарушения в деятельности фирмы одной из дочерей Мусави, чья семья занимается импортом оборудования в Иран. Расследование дела привело к практически доказанному факту хищения, но, самое важное, к серьезным подозрениям о причастности дочери Мусави к шпионажу в пользу Великобритании. С учетом этого, власти предложили политику отказаться от активной политической жизни в обмен на закрытие дела в отношении его дочери. Насколько верна эта версия, судить сложно, но факт остается фактом: с начала февраля сего года Мусави резко снизил уровень своей политической активности.
Таким образом, сегодня иранское реформаторское движение находится в активном поиске нового лидера, который сможет объединить умеренное крыло иранского истеблишмента и повести его к президентским выборам-2013. 19 июля во время встречи со студентами и преподавателями тегеранских вузов о необходимости выдвижения единого кандидата от реформаторских сил заявил бывший президент Ирана Мохаммад Хатами, который назвал «нереалистичными» ожидания того, что реформаторский лагерь сможет достичь каких-либо успехов без объединения. В Иране многие ожидают, что Хатами сам выставит свою кандидатуру.
Вместе с тем, в Иране есть и те, кто считает, что Хатами сам баллотироваться не будет и своими активными выступлениями готовит почву для вступления в предвыборную гонку другого кандидата – Мохаммад-Реза Арефа, который является его правой рукой. М.-Р. Ареф был вице-президентом (2001-2005) в администрации Хатами и курировал телекоммуникационную и транспортную сферы в иранском правительстве. Однако иранской общественности он более всего известен в качестве бывшего ректора Тегеранского университета (1994-97), играющего ключевую роль в политической и общественной жизни страны, и отца-основателя студенческого протестного движения, благодаря поддержке которого в 1997 году реформатор Хатами и был избран президентом страны. Надо отметить еще одно важное обстоятельство: Ареф, который ныне занимает должность профессора в Шарифском технологическом университете, всегда считался сторонником ирано-американского сближения, что обусловлено, в числе прочего, и тем, что он выпускник Стэнфордского университета.
Биография Арефа, его связи со студенчеством и молодежью, опыт работы с протестными движениями, а также возможные связи с американцами могут создать хорошие условия для его превращения в нового кандидата в президенты от реформаторского лагеря. Вместе с тем, перечисленные характеристики Арефа косвенно могут говорить о том, что иранская оппозиция начинает ориентироваться на организацию протестов, демонстраций и дестабилизацию ситуации в стране после президентских выборов 2013 года, что может создать условия для попыток повторения сценария «арабской весны» в Иране.

Выборы председателя Совета экспертов
Говоря о нынешней политической ситуации в Иране, невозможно обойти и другую важную тему – избрание председателя Совета экспертов. Совет экспертов – это орган, состоящий из 12 человек, который имеет право, как отменять законы, принимаемые иранским меджлисом, так и вывести любого человека из избирательных кампаний, охарактеризовав его деятельность как несоответствующую исламскому строю.
19 июля на пост председателя совета был переизбран консервативный религиозный деятель Ахмад Джаннати. С 2010 года он является номинальным главой Совета экспертов, а работами структуры руководит его заместитель Аббасали Кадходаи, который, однако, на пост главы совета не может быть избран из-за того, что не имеет религиозного сана.
В 2012 году многие в Иране с нетерпением ждали, кто же сменит Джаннати, так как во многом от руководителя Совета экспертов зависит будущий расклад сил в стране. Самой очевидной была кандидатура аятоллы Мохаммада-Таки Месбах-Язды, ультраортодоксального представителя исламского духовенства, которого считают основным духовным наставником иранского президента Махмуда Ахмадинежада. Несмотря на то, что его отношения с главой государства в течение последних 2-х лет ухудшились, Язды остался косвенным критиком политики духовного лидера Али Хаменеи и, как полагают многие, стремится сменить последнего на посту рахбара (высшего руководителя Ирана).
Накануне выборов председателя Совета экспертов Язды считался основным кандидатом на этот пост, однако в день выборов А. Джаннати неожиданно заявил, что готов продолжить свою работу, что лишило Язды всяких шансов на победу. В результате, он даже не выставлял свою кандидатуру, отлично понимая, что его обвинят в желании оскорбить старого и больного Джаннати, что, по иранской этике, в том числе, религиозной является недопустимым.
Ахбар Джаннати, по всей вероятности, вновь выставил свою кандидатуру по просьбе духовного лидера Али Хаменеи, который всегда опасался Язды. В особенности, сегодня, когда политика Ирана по поддержке режима Ассада является достаточно пассивной, что вызывает возмущение многих представителей крайних консерваторов. Для многих сторонников военного вмешательства в сирийские дела аятолла Язды является человеком, который это вмешательство поддержит. Именно Язды, как выяснилось 2 года назад, в 80-х и 90-х издавал фетвы об уничтожении иранских диссидентов, выступающих против исламского строя, что для крайних консерваторов является показателем решимости Язды защищать интересы Ирана. С этой точки зрения, неизбрание Язды на пост председателя Совета экспертов является своеобразным поражением радикальной линии во внешней политике Ирана, тем самым представляя собой важное событие, как во внутри-, так и во внешнеполитической жизни страны.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте