Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Дела обстоят вовсе не так

Автор: Анзор Чликадзе

Конечно, сложно рассуждать о чем-либо и давать собственные оценки, когда не располагаешь достаточным количеством фактического материала. Тем более, рядовым гражданам трудно анализировать такое явление как августовская трагедия 2008 года, поскольку, помимо отсутствия достоверных фактических материалов – не все имеют доступ к заключению комиссии Тальявини, а также к книге господина Георгия Каркарашвили (бывший министр обороны Грузии – ПП) и к материалам соответствующей парламентской комиссии. Существует серьезное опасение того, что каким-либо словом и соображением мы еще раз обидим близких и родных героев, погибших во время трагедии. Согласитесь, что их близкими являемся все мы, кого все еще интересует ответ на вопрос: можно ли было избежать этой войны?
Думаю, вы согласитесь и с тем, что объективный ответ на этот вопрос важнее, чем определение лиц, ответственных за произошедшую в прошлом трагедию, поскольку проблемы Грузии как государства вовсе не заканчиваются в августе 2008 года, и если допущена ошибка, знать об этом необходимо, прежде всего, для будущего, и если, несмотря на достаточные и политически правильно сделанные шаги, не удалось избежать войны, видимо, придется сделать выводы иного характера.
У нас есть историческая память, которая подсказывает нам, что мы правы перед Россией, от которой можно ожидать всего. Соседство с Россией и ее многовековые нескрываемые имперские замыслы представляют собой среду и порожденные ею аргументы, которые не могут войти в противоречие с внутренней убежденностью большинства грузин в том, что сделанное ею не было неожиданностью.
Видимо, если речь идет о диссонансе между внутренней верой и средой, с нашей внутренней верой в противоречие пришло не противостояние с российскими вооруженными силами на нашей же территории, а то, как на телеэкране президент и министр культуры обсуждали вероятность вмешательства России в конфликт 50 на 50, и как доволен был руководитель Совета национальной безопасности страны тем, что РФ не вмешивается в конфликт.
Не могу согласиться с мнением о том, что в связи с тем, что летом 2004 года грузин в Цхинвали поставили на колени, президент по ночам видел кошмарные сны, и это один из аргументов начала войны. Думаю, всем известно, в какую эпоху и правители какого типа начинали войну из-за плохих снов...
Подобное суждение, помимо того, что оно косвенно предоставляет нам факт о начале грузинской стороной широкомасштабной военной операции, думаю, очень похоже на то обоснование участвующих в избирательном марафоне множества представителей власти, что Россия была, есть и будет врагом Грузии, международное сообщество не в силах остановить будущую агрессию России, и если Грузия не откажется от вступления в НАТО, не согласится на вступление в Евразийский союз и не признает независимости Абхазии и Южной Осетии, не имеет смысла устанавливать отношения с властями этой страны на государственном уровне, и мы должны находиться в перманентном ожидании агрессии со стороны России. Наряду с утверждениями такого типа, если мы учтем и то, что, как нам доказывают, пока Россия не развалится, у нас нет другого механизма защиты, как вступление в НАТО, рядовой гражданин создавшуюся ситуацию может представить следующим образом:
1. резолюциями ООН и Евросоюза не удается ни добиться деоккупации Грузии, ни остановить агрессию России;
2. пока Грузия не вступила в НАТО и Россия не развалилась, Грузия беззащитна перед российской агрессией;
3. поскольку цель войны – оккупация Грузии – не достигнута, достаточен какой-либо незначительный, реальный или выдуманный, повод для того, чтобы Россия начала войну против Грузии, и в этой войне у последней объективно нет шансов победить (я думаю, все помнят, что Государственная Дума РФ давно приняла закон о допустимости проведения военных операций на территории другой страны);
4. важнейший объект экономики Грузии давно находится под контролем русского капитала и, следовательно, России, и от этого мы никак не страдаем. Напротив, наша власть и после войны не противится поступлению русского капитала в нашу страну.
Если мы сочтем, что такая ситуация соответствует реальности, в чем лично я не сомневаюсь, естественно, как личность, так и общество начинают думать о самосохранении и анализируют варианты выбора с тем, чтобы хотя бы психологически быть готовым к нежелательному развитию событий. А какие варианты выбора при этом могут появиться у гражданина?
1. Продолжить конфронтацию с Россией, несмотря на реакцию Москвы, продолжить движение к НАТО, пока Россия не развалится, доверить Грузию доброй воле российских властей и подождать, когда Москва сочтет нужной полную оккупацию, распад страны и начнет процесс истребления грузин как нации.
2. Начать нормализацию отношений с Россией, и если это не удастся избежать вступления в Евразийский союз, вступить в него – ведь и без того все экономические рычаги находятся в руках России, и российский рынок тоже нужен, ведь вступили же мы в СНГ после падения Сухуми?
Как вы думаете, какой вариант предпочтет в такой обстановке народ или гражданин нашей страны – гибель или спасение? Не означает ли предполагаемый ответ – спасение, чтобы мы подсознательно были готовы и не испытали диссонанса, не стали страшно агрессивными в том случае, если власти понадобится и она предложит нам вступить в Евразийский союз?
К счастью, обстановка не такая трагическая (надеюсь, я не ошибаюсь), как мы это представляем. Россия, исходя из ее же интересов, не выпадет из круга взаимного влияния и сотрудничества мирового сообщества, и я думаю, что при обеспечении активного участия общества в определении государственной политики, отношения можно нормализовать и с врагом, минимизировать риски и одновременно двигаться вперед, развиваться и добиться намеченных целей или вступить в НАТО.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте