Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

В бой идут одни «старики»

Автор: Пресс-папье

22-го сентября практические все иранские, а за ними и мировые СМИ сообщили о том, что Фаезе Хашеми, дочь бывшего президента Ирана и ныне руководителя Совета по определению целесообразности принимаемых решений Али Акбара Хашеми-Рафсанджани, была признана Тегеранским городским судом виновной в организации антигосударственных выступлений 2009 года и приговорена к 6 месяцам лишения свободы.
Решение отправить в тюрьму Фаезе Хашеми многими было воспринято как преследование самого Хашеми-Рафсанджани, который в течение почти 30 лет находится в состоянии вялотекущего конфликта с лидером Ирана Али Хаменеи, а на протяжении последних 7 лет – в состоянии активного конфликта с действующим президентом Махмудом Ахмадинежадом. Однако за скобками сообщений и комментариев осталось то, что ровно год назад прокурор требовал для дочери бывшего президента не 6 месяцев, а 15 лет лишения свободы, а ультраконсерваторы, всегда критически относившиеся в Хашеми-Рафсанджани, требовали переквалифицировать обвинение на государственную измену, предполагающую смертную казнь.
Вынесенный приговор Ф. Хашеми, говорит о том, что между Хашеми-Рафсанджани и Али Хаменеи достигнут некий компромисс, который призван мобилизовать весь спектр консервативных сил страны для борьбы с внутренними и внешними угрозами, стоящими не только перед Ираном, но и перед обоими политическими «китами».
О наличии такого компромисса говорит ряд фактов, на которые следует обратить внимание. Во-первых, Ф. Хашеми была приговорена только к 6 месяцам лишения свободы, из которых в тюрьме она, скорее всего, проведет не более 2 месяцев – уже 23 сентября адвокаты дочери бывшего президента подали прошение о зачете 4 месяцев ее домашнего ареста в счет срока приговора. Во-вторых, 23 сентября, через день после вынесения приговора, в Тегеран вернулся брат приговоренной Фаезе Мехди Хашеми, который на протяжении 3 лет скрывался в Лондоне. В отличие от сестры, против Мехди Хашеми в Иране заведено уголовное дело не по одной статье, а сразу по нескольким – от государственной измены до отмывания денег и коррупции. Скрывавшийся за рубежом Мехди вернулся в Тегеран на следующий день после вынесения приговора его сестре и вместо того, чтобы быть арестованным, был встречен в аэропорту своими родственниками и свободно поехал к себе домой. О том, что Мехди Хашеми получит мягкий, почти условный приговор стало известно уже 25 сентября, когда он явился в полицию и заявил, что готов предстать перед судом, в «объективности которого не сомневается».
Развитие событий вокруг семьи Хашеми-Рафсанджани говорит о том, что между бывшим президентом и нынешним лидером Ирана Али Хаменеи достигнуты серьезные договоренности, которые окажут реальное влияние на политическую жизнь страны. А то, что бывшие оппоненты сегодня нуждаются в помощи друг друга, это очевидно.
В настоящее время Хашеми-Рафсанджани стоит перед серьезнейшими финансовыми проблемами: будучи одним из богатейших (если не самым богатым) людей Ирана, он многое теряет от экономических и финансовых санкций, введенных Западом в отношении Ирана. Вопрос для семейства Хашеми-Рафсанджани, по разным оценкам владеющего имуществом и активами на сумму от 5 до 10 млрд. долларов США, стоит настолько серьезно, что оно может быть вынуждено свернуть свой бизнес и «уйти в тень» до лучших времен.
Что касается лидера Ирана Али Хаменеи, то у него в условиях экономического выживания страны возникли серьезные проблемы с ультраконсервативным сегментом иранской элиты. Часть ее не может понять, почему духовный вождь государства до сих пор не дал «добро» на начало процесса официального смещения действующего президента Махмуда Ахмадинежада, так как именно в его деятельности консерваторы видят причину всех экономических неудач страны. Критика Хаменеи в адрес президента, звучащая периодически в течение последнего года, не может удовлетворить эту часть иранского политического спектра, представители которого видят, что существенно она в стране ничего не меняет.
То, что часть консерваторов настроена критически по отношению к президенту и не убирающего его А. Хаменеи, стало очевидно 20 сентября, когда сразу несколько иранских «мараджа таклид» (великие аятоллы, имеющие право издавать указы и фетвы) собрали в религиозной столице Ирана, городе Кум, ультраконсервативных депутатов иранского меджлиса (48 человек) и выступили с чрезвычайно резкими оценками сложившейся в стране ситуации. Несмотря на то, что выступления аятолл были посвящены в основном экономическим проблемам, они носили откровенно политический характер. Великий аятолла Джафар Собхани, в частности, заявил: «Каждый день к нам приходят простые люди и говорят, что не могут жить». Другой великий аятолла и ближайший соратник аятоллы Хомейни Макарам Ширази заявил, что если власть не сможет решить вопрос сдерживания цен, то «у народа возникнет справедливое требование избавления от этой власти».
Надо отметить, что под «властью» великие аятоллы понимают ее светские институты, а сами отводят себе роль «наблюдателей», которые эту власть оценивают и контролируют во благо народа. Однако очевидно, что великие аятоллы, которые самостоятельно, без привлечения духовного лидера страны Али Хаменеи организовали собственную встречу с депутатами, себя достаточно четко политически позиционировали: мы – одно, духовный лидер – другое. В Иране встреча в Куме была воспринята именно в качестве вызова в адрес Али Хаменеи.
А. Хаменеи, очевидно, понимает, что к ежедневному росту безработицы и повышению уровня бедности в стране он имеет прямое отношение: ведь это он в свое время поддержал Ахмадинежада, ничего не сделав для смягчения внешнеполитического тона последнего, и, как бы теперь он ни старался забыть про это, в 2009 помог ему переизбраться с помощью, как минимум, спорных выборов. Теперь помощь нужна самому Хаменеи, и ее, по всей вероятности, должен предоставить Хашеми-Рафсанджани, руководящий не только Центром по определению целесообразности принимаемых решений, но и контролирующий умеренно консервативную часть иранской духовной и политической элиты.
Бывший президент Хашеми-Рафсанджани может обеспечить Али Хаменеи широкий фронт поддержки, который смягчит оппозиционную волну, зарождающуюся среди ультраконсервативной части иранской элиты. А то, что между Хаменеи и Хашеми-Рафсанджани образовался союз, после условного срока для Фаезе Хашеми и появления бывшего президента стоящим рядом с Хаменеи на саммите Движения неприсоединения в августе, очевидно.
Не меньший интерес вызывает и вопрос, насколько далеко продвинется союз между Хаменеи и Хашеми-Рафсанджани. Парадоксальным образом многие в Иране сегодня начали реально ожидать выдвижения кандидатуры 78-летнего Хашеми-Рафсанджани для участия в президентских выборах 2013 года. Возможность эта кажется абсурдной, но то, что для Рафсанджани сегодня сложилась удачная возможность для возвращения в большую политику, это факт. Речь идет, как о внутренних, так и о внешних условиях. Переживающий большие экономические трудности народ помнит, что именно президент Рафсанджани после разорительной и разрушительной ирано-иракской войны, с 1989 года начал выводить страну из экономического кризиса, поборов безработицу, инфляцию и нищету. С другой, с внешней стороны, Рафсанджани известен как рациональный и прагматичный политик, который неоднократно заявлял о необходимости налаживания диалога с Западом. Не менее привлекательным для последнего является позиция политика по России: бывший президент Ирана всегда был противником сближения Ирана с Москвой.
Скорее всего, Хашеми-Рафсанджани на выборы не пойдет, но очевидно, что активно будет поддерживать своего кандидата. Кто им будет, пока не очень ясно. Если в условиях кризиса в отношениях с Хаменеи, Хашеми-Рафсанджани был склонен поддержать компромиссную фигуру мэра Тегерана Галибафа, то сегодня ситуация изменилась. В кулуарах иранских властных кабинетов говорят, что кандидатом от Рафсанджани и его умеренно-консервативных соратников может быть секретарь Совета по определению целесообразности принимаемых решений генерал Мохсен Резаи, который 16 лет руководил Корпусом стражей исламской революции и имеет там серьезную поддержку.
В условиях кризиса и возможного конфликта с Израилем, кандидатура отставного генерала может показаться иранским избирателям приемлемой. Однако есть и те, кто считает заявление бывшего министра торговли (в кабинете М. Хатами) Мохаммада Шариатмадари о готовности побороться за пост президента инициированной Рафсанджани. Шариатмадари был автором реформы по либерализации торговли в Иране, и народ его помнит как человека, заполнившего рынки и магазины дешевыми товарами. В условиях экономического кризиса кандидатура Шариатмадари, имеющего с Рафсанджани общие бизнес-интересы, может также быть поддержана населением.
Что касается фаворита будущей гонки за президентское кресло, мэра Тегерана М. Галибафа, то он от своего намерения баллотироваться не отказался. Наоборот, в течение последнего месяца он удвоил свои усилия по дискредитации действующего президента Махмуда Ахмадинежада.
Принадлежащий Галибафу информационный сайт «Shafaf.Ir» пестрит критическими статьями о действующем президенте, который обвиняется практически во всех бедах, обрушившихся на Иран. То, что Галибаф продолжает пользоваться поддержкой Хаменеи, очевидно уже по тому, что государственные информационные агентства и телевидение в течение сентября начали активно цитировать «Shafaf»: не материалы, критикующие президента, а другие – более нейтральные. Тем самым, государственные СМИ осуществляют продвижение главного информационного ресурса Галибафа в массы.
13 сентября стало ясно, что Галибаф собирается нанести президенту сильнейший удар: инициативная группа из 30 депутатов меджлиса, представляющая интересы спикера А. Лариджани и М. Галибафа, заявила о начале собирания подписей в пользу организации «внеочередного отчета президента парламенту» в связи с ухудшением экономической ситуации в стране. За 2 недели под требованием вызвать президента «на ковер» подписались 150 депутатов, после чего стало очевидным, что президент не сможет избежать посещения меджлиса. В парламенте ему, на самом деле, сказать нечего, так как его вызывают не для дачи ответов, а для выслушивания критики и очередной попытки превращения в «козла отпущения». Аппарат правительства всячески откладывает день отчета, однако понятно, что долго откладывать его не удастся и в октябре-ноябре Ахмадинежад в меджлис явится и будет вынужден столкнуться с требованием импичмента, который активно поддержат также и ультраконсерваторы из Кума. Под требованием организации внеочередного отчета подписались все 48 депутатов, посетившие этот город 20 сентября. Что будет с президентом, неизвестно: скорее всего, его судьбу Али Хаменеи решит уже не один, а с Хашеми-Рафсанджани, с которым у него образовался, как кажется, крепкий и надежный союз.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте