Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

«Все, за исключением признания независимости» (за 20.10.2012)

Автор: Нино Лурсманашвили

Выдвижение кандидатуры Пааты Закарейшвили на пост государственного министра по вопросам реинтеграции Грузии в обществе было встречено неоднозначно. Одни считают, что в Абхазии и Южной Осетии Закарейшвили доверяют, и он имеет шанс на решение проблем, а другие ждут от политика-«республиканца» признания независимости оккупированных территорий. Сам кандидат в министры уже заявил, что будет пересмотрен закон «Об оккупированных территориях» и в него внесут изменения. В интервью изданию Закарейшвили поделился своим видением проблем и путей их решения.
«Версиа»: - Возможно ли, что параллельно с пересмотром закона «Об оккупированных территориях» он вообще будет отменен или изменится его название?
П. З.: - Закон будет пересмотрен, и после консультации с международными организациями претерпит изменения. Решение мы примем только после консультаций, кстати, и с оппозицией. Мы хотим услышать от членов партии Саакашвили аргументы, почему в свое время они такой закон приняли, и что он дает стране. Целиком закон не будет отменен, не изменится и его название – «оккупация» полностью определяет то, что происходит. Фактически, территории Грузии оккупированы, хотя, по нашему мнению, этот закон приводит нас к изоляции Абхазии и Цхинвальского региона (Южной Осетии – ПП).
«Версия»: - Планируете ли Вы поездки в Сухуми и Цхинвали, если да, то когда?
П. З.: - Это не самоцель. Желание должно существовать с обеих сторон. Место встречи не имеет значения. Будет хорошо, если это произойдет в Сухуми, Цхинвали или Тбилиси, но этот вопрос не должен служить определяющим моментом для переговоров. Раньше я созванивался с абхазской администрацией и (меня), как минимум, без проблем впускали в Гальский район. Но теперь моя поездка будет носить политический характер и даже может быть скандальной, если я просто возьму и поеду. Все это надо согласовывать. Мне помогут старые контакты.
«Версиа»: - У нас кое-кто считает, что первым шагом министра реинтеграции Пааты Закарейшвили будет признание независимости Абхазии и Южной Осетии...
П. З.: - Нет! Моим лозунгом в отношении Абхазии и Южной Осетии всегда было: «Все, за исключением признания независимости»! Ни Южная Осетия, ни Абхазия не имеют ресурса для независимости. Мы однозначно должны сказать им, что мы идем на все, кроме признания независимости.
Мы должны позаботиться о налаживании грузино-абхазских и грузино-осетинских отношений. Россию надо отодвинуть как можно дальше. Конечно же, мы имеем грузино-российский конфликт – в 2008 году была война. Данность такова: Россией оккупирована грузинская территория. Мы должны смело сказать, что она (Россия) уже не может играть роль миротворческой силы. Тем более что Путин уже признал, что это грузино-абхазский и грузино-осетинский конфликты. Вот и хорошо, если так, то мы сами должны найти общий язык с абхазами и осетинами. Такая возможность имеется. В «Грузинской мечте» много тех, кому это сделать под силу. Саакашвили сам избавился от людей, которые выходили на прямые контакты с абхазами и осетинами.
«Версиа»: - Он сделал это намеренно?
П. З.: - Разумеется! Саакашвили с успехом продолжил многие дела Шеварднадзе. Например, реализацию проектов Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Тбилиси-Эрзрум, процесс сближения с НАТО, вывод российских военных баз из Грузии... Теперь нам ставят на вид то, что у них много успешных проектов, которые следует ценить. Согласен, но почему они сами не видят того, что сделал Шеварднадзе? Между прочим, более или менее успешным процесс урегулирования грузино-осетинского конфликта был в 2001 году. Этот вопрос тогда Шеварднадзе почти решил, но потом допустил ошибку, когда не стал способствовать избранию Чибирова на пост президента. Но грузино-осетинское примирение было настолько сильным, даже появление Кокойты ничего не испортило, пока Окруашвили и Саакашвили не ввели войска в Цхинвальский регион.
Реально, Саакашвили не сделал ни одного шага в направлении урегулирования конфликтов. Навязчивой идеи неоконсервативного крыла США было выявление двух мировых угроз – России, как преемницы СССР, и исламского фундаментализма. Маккейну, Лугару, Чейни и Бушу были нужны «государства-камикадзе», которые столкнулись бы с Россией и этим выявили бы его агрессивную сущность... Саакашвили это сделал. Поэтому с самого начала избавился от меня и от Аласания... Он перекрыл нам все пути поддержания институциональных контактов с Абхазией и Осетией, практически, все перевел на российские рельсы.
«Версия»: - Этим Саакашвили получил то, что он стал неприемлем для абхазов и осетин. А будет ли приемлема для них власть Иванишвили?
П. З.: - Наше преимущество состоит в том, что абхазы и осетины хорошо знают, что мы не будем их обманывать. Лично в моем случае, (они) хорошо знают: если я увижу, что грузинская политика по-прежнему становится агрессивной и нетерпимой, и она прямо переходит на подавление их воли, я скажу об этом. Они надеются не только на Иванишвили, но и на его команду.
На протяжении 20 лет мы перманентно отходим назад, теряем абхазов и осетин. Я никогда ничего не буду скрывать от общественности. Я часто бываю непопулярным потому, что всегда говорю искренне. Потому и нет нейтрального отношения ко мне – людям я нравлюсь или меня ненавидят. Это прекрасные результат и оценка, поскольку никто не взирает на мою деятельность безучастно. Поэтому я не имею права подвести тех, кто мне верит.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте