Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Будущее международных санкций против Ирана

Автор: Пресс-папье

Несмотря на то, что иранскому правительству и Центральному банку страны удалось частично нормализовать внутреннюю макроэкономическую ситуацию и приостановить дальнейшую девальвацию иранской валюты, общее экономическое положение в стране остается напряженным. Некоторые иранские источники, ссылаясь на депутатов-реформаторов в меджлисе, утверждают, что к марту 2013 года правительство столкнется с ситуацией, когда в бюджете ИРИ не окажется денег для выплаты зарплат.
Показателем глубокого экономического кризиса можно считать заявление иранского министра экономики Шамседдина Хоссейни о том, что общие валютные поступления в страну за год сократились на 50%, в основном, из-за сокращения поставок иранской нефти на международный рынок, а также использования бартерной схемы при расчетах за нефть. Последнее означает, что иранская сторона в обмен на нефть получает не валюту, а товары из стран-покупателей, которые продает уже внутри страны.
Как Тегеран будет решать экономические проблемы, вопрос не столько экономический, сколько политический, связанный с будущим иранского ядерного досье, которое и привело к введению против страны санкций, негативно отражающихся на национальной экономике. Готов ли Иран пойти на компромисс с международным сообществом и с МАГАТЭ по ядерному вопросу для того, что снять эти санкции? Вот главный вопрос, от ответа на который зависит будущее макроэкономической ситуации в стране.
Надо отметить, что в диалоге между Ираном и МАГАТЭ есть определенные подвижки. Главной из них является заявление Главного инспектора МАГАТЭ Хермана Накартса о том, что 16 или 17 января 2013 года Тегеран и МАГАТЭ могут закрыть иранское ядерное досье и прийти к компромиссу по вопросу обогащения урана.
Заявление Накартса можно считать сенсационным, так как в таком конструктивном тоне о переговорах с Ираном не говорилось аж с 2005 года, когда Тегеран согласился подписать Дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия, который, впрочем, иранский меджлис в последнем чтении до сих пор не ратифицировал. Очевидно, что Накартс объявил о возможности решения иранской ядерной проблемы по итогам тех предварительных договоренностей и соглашений, которые были достигнуты с иранскими переговорщиками. Однако опыт общения Ирана с МАГАТЭ говорит о том, что иранские переговорщики в самые важные моменты, как правило, отказывались от уже достигнутых договоренностей, ссылаясь на то, что в них высшее руководство страны в самую последнюю минуту увидело некие угрозы. Благо, наличие в стране большого количества государственных и религиозных институтов (в Тегеране и в Куме) позволяет иранским переговорщикам переводить стрелки с одной структуры на другую: «МИД был «за», но вчера глава Ассамблеи экспертов сказал, что он «против»» и т.д. Именно с учетом этого опыта возникают сомнения в реальной готовности Тегерана что-либо подписывать.
Если рассматривать вопрос исключительно экономически, то у иранского правительства есть все основания для того, чтобы прийти к компромиссу с МАГАТЭ. Очевидно, что без хотя бы частичного снятия международных санкций иранское правительство не сможет восстановить приток валюты в страну, обеспечить стабильный импорт товаров первой необходимости и, как результат, контролировать курс национальной валюты и цены на продовольственные товары, некоторые наименования которых за год подорожали в разы. Не говоря уже о том, что региональная ситуация требует от Ирана увеличения финансирования своих союзников, страдающих от давления со стороны их оппонентов. Здесь речь идет, прежде всего, о режиме Башара Асада в Сирии и о «Хизбалле», условное доминирование которой в Ливане все более активно начали оспаривать получающие широкую финансовую поддержку Запада суннитские организации. Если Тегеран не сможет поправить свое финансовое положение, он серьезнейшим образом уступит позиции в регионе, завоеванные десятилетними усилиями.
Но отказ от обогащения урана для Ирана – отсрочка в завершении военной фазы своей ядерной программы, что стратегически для него опасно. Анализ последних экономических решений иранского правительства говорит о том, что Тегеран на существенные уступки в переговорах с МАГАТЭ не пойдет. А таких решений несколько.
В первую очередь, речь идет о беспрецедентном плане приватизации государственной собственности, который 30 ноября на утверждение правительству представила Иранская организация по приватизации. Несмотря на то, что план и конкретный перечень предприятий, которые должны перейти в частную собственность, закрыты для общественности, глава Организации по приватизации Мохаммад-Рахим Ахмадванд озвучил общую стоимость этих объектов. Она составила 82 млрд. долларов США. Именно столько иранское правительство собирается выручить при продаже государственных активов в течение одного года. Сумма для Ирана, в действительности, гигантская, так как в период с 2009 по 2011 годы включительно были приватизированы государственные активы на сумму в 70 млрд., а тут – 82 млрд. за 1 год! Понятно, что правительство сегодня вынуждено ускорить темпы приватизации с тем, чтобы пополнить государственный бюджет и попытаться профинансировать тот огромный дефицит, который образуется в случае, если международные санкции с Ирана сняты не будут. Тем самым, план приватизации как бы намекает: иранское правительство знает о том, что санкции сохранятся, а январские переговоры между Ираном и МАГАТЭ провалятся.
Тут мы должны отметить, что правительство ИРИ при продаже государственной собственности столкнется с другой проблемой. Госпредприятия могут оказаться переоцененными. Как высчитывалась их стоимость – важный методологический вопрос. Ведь если она определялась без учета того, что иранская экономика в кризисе, а возможности экспорта ограничены санкциями, то в момент приватизации может оказаться, что частный сектор за государственные активы готов будет платить намного меньшую сумму, чем та, которую рассчитывает получить иранское правительство.
Другим немаловажным экономическим событием недавнего времени является заявление иранского министра нефти Ростама Касеми о том, что его ведомство в следующем году собирается законодательно разрешить частным инвесторам вкладывать деньги в разработку новых нефтяных и газовых месторождений, уступив им право на владение и продажу добываемой нефтью на период от 15 до 30 лет. Фактически, речь идет о раздаче частным компаниям концессий на добычу нефти, что запрещено иранскими законами, согласно которым нефть и нефтяные месторождения могут находиться исключительно в государственной собственности и управляться государственными организациями. С учетом этого, заявление Касеми можно считать началом изменения законодательства Ирана по недрам, а также началом процесса фактической приватизации нефтяных месторождений.
Иранское правительство вынуждено идти на этот шаг, так как собственных денег для инвестиций в новые месторождения у него нет. Но в то же время данный факт говорит о том, что правительство осознает, что этих денег у него и в будущем не будет, а это есть подтверждение того, что в январе иранское ядерное досье закрыто не будет, а международные санкции продолжат действовать. В пользу этой версии говорит еще одно решение иранского министерства нефти: с 22 декабря по 13 января Иранская национальная нефтяная компания продаст облигации на сумму 500 млн. долларов с беспрецедентным для Ирана процентом доходности – 7% годовых. Однако то, что погашать облигации государство начнет только через 2 года после их продажи, говорит о следующем: этот механизм – всего лишь очередной способ аккумулирования частных денег для поддержки макроэкономической стабильности в стране.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте