Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Жесткое предупреждение

Автор: Пресс-папье

В экспертном сообществе Киргизии высказывают опасения по поводу того, что начавшееся с первых дней нового года приграничные конфликты на киргизско-узбекской границе могут оказать самое негативное влияние на безопасность Центральной Азии.
Инцидент начался с убийства гражданина КР, который случайно оказался на территории Узбекистана. Обострилась ситуация 6 января, когда, по информации киргизской погранслужбы, примерно около 1 тысячи жителей узбекского села Хушьяр, расположенного в узбекском анклаве Сох на территории Баткенской области Киргизии, напали на киргизских пограничников, которые устанавливали опоры для линий электропередачи с целью обеспечения энергоснабжения пограничной заставы «Чарбак».
Далее события продолжились захватом на территории Соха 36 граждан КР, которые транзитом направлялись в Баткенскую область, так как это наиболее короткий путь. По утверждениям представителей госадминистрации Баткена часть заложников подвергалась «физическому воздействию». Свою очередь пресс-служба погранвойск Узбекистана обнародовала версию, согласно которой, пограничники Киргизии самовольно устанавливали опоры линий электропередач, что вызвало недовольство со стороны жителей села Хушьяр. В результате переговоров все заложники были освобождены и узбекская сторона, которая поначалу не собиралась выплачивать компенсации, согласилась покрыть ущерб.
Однако пограничные инциденты продолжают происходить. Узбекская сторона продолжает оставлять закрытой для граждан Киргизии проезд через Сох, а эта дорога является единственной, которая соединяет северную и южную части Баткенской области.
7 января киргизской стороной был закрыт единственный, действовавший после апреля 2010 года КПП «Достук» недалеко от областного центра Ош. В результате, на узбекской стороне границы (в Сохе и в Риштанском районе Ферганской области РУ) скопилось большое количество машин с грузами, а также жителей, не могущих ни попасть в анклав, ни выехать из него.
Это хроника, а теперь версии произошедшего.
В качестве основной причины конфликта, о которой много говорили представители силовых структур Киргизии, назывался незавершенный процесс демаркации и делимитации границы с Узбекистаном. Ее протяженность составляет 1 300 километров, из которых 1 100 уже определены, однако надо решить вопрос по 200 километрам, где расположено 58 спорных участков. Иногда линия границы проходит по дворам и улицам сел. И у Узбекистана, и у Киргизии есть свои правительственные комиссии, которые решают эти вопросы уже более 15 лет. Используя еще советские карты 1924-27 и 1954-56 годов, они прийти к консенсусу до сих пор не могут.
Ташкент в вопросах демаркации границы занимает жесткую позицию, и идти на какие бы то ни было компромиссы не желает. С другой стороны, в Бишкеке не все считают, что и Киргизия делает все как надо. Депутат Жогорку Кенеша (парламента) Исмаил Исаков обращает внимание на то, что с узбекской стороны упомянутую комиссию возглавляет вице-премьер, «а у нас во главе (аналогичной комиссии) стоит заведующий отделом. Это говорит о нашем отношении к вопросу. Они отправляют вице-премьера, а мы – завотделом. Значит, они решают проблему на государственном уровне, а мы вот так. Поэтому наши руководители должны поднять проблему до своего уровня».
Начиная с середины 90-х годов, узбекская сторона стала укреплять свою границу с Киргизией сначала крупными воинскими формированиями и постами, а затем началась установка ограждения из колючей проволоки и рытье рвов с водой. В парламенте Киргизии неоднократно поднимался вопрос о том, что узбекская сторона в одностороннем порядке пытается передвинуть линию границы в свою пользу. Причем, речь идет примерно о 500 километрах, определяемых без согласования с Бишкеком.
Последние два года Киргизия также стала укреплять свои пограничные посты, что, по мнению киргизских военных, и могло вызвать недовольство у узбекской стороны. Узбекские пограничники действуют чрезмерно жестко, было много случаев когда они открывали огонь на поражение не только по мирным гражданам, но и по своим киргизским коллегам. При этом и конфликты на бытовом уровне между жителями приграничных сел из-за выпаса скота, пастбищ и воды происходят регулярно.
Свою лепту в ситуацию вносит внутренняя и внешняя миграция жителей южных регионов КР. Из-за сложно экономической ситуации и безработицы, по разным данным, около 80 процентов населения приграничных районов Ошской, Бакенской и Джалал-Абадской областей мигрирует в Россию и Казахстан. Ранее миграция с этих проблемных территорий осуществлялась в Бишкек и Чуйскую область. Кроме того, за последние 3-4 года все активней скупают недвижимость у тех же жителей приграничных районов Баткенской области граждане Таджикистана.
Все планы правительства Киргизии придать особой статус приграничным селам юга страна пока существуют только на бумаге и не могут быть реализованными из-за отсутствия финансирования.
У правительства КР нет средств на развитие и улучшение пограничной инфраструктуры на юге страны. Например, деньги на строительства пограничных объектов в Баткенской области выделяются по линии Госдепартамента США и Турции, а техническое оснащение производится за счет грантов и материально-технической помощи из России и Китая. Местные пограничные заставы удалены в ряде приграничных районов от самой границы на 50-60 километров. Остро не хватает транспорта, средств связи и оборудованных помещений. Ощущается острая нехватка обычных пограничных вышек. До этого года у пограничников была самая низкая зарплата из всех сотрудников силовых структур.
Все эти факторы не дают республике полноценно осуществлять охрану своей территории и, особенно, ее южной границы. Вопрос о создании в Ошской области военной базы ОДКБ с целью обеспечения безопасности южных рубежей СНГ регулярно поднимается в Киргизии на разных уровнях с начала 2000-х годов. Так, в конце прошлого года Алмазбек Атамбаев вновь озвучил эту тему. Однако, по оценкам экспертов, против этой идеи активно выступает официальный Ташкент.

В то же время, часть представителей экспертного сообщества Киргизии считает, что январский приграничный инцидент прямого отношения к «традиционным» пограничным конфликтам не имеет и, на самом деле, является следствием стремления Ташкента усилить свои геополитические позиции в регионе. А для того чтобы оставить себе поле для маневра, Узбекистан вышел из ОДКБ. Так, военный эксперт Токтогул Какчекеев убежден, что целью этой провокации является желание Узбекистана показать международному сообществу и России свою силу.
«В узбекоязычных СМИ много писали о том, что, в чьих руках находится водно-энергетический кран, тот и контролирует Среднюю Азию. Когда Узбекистан понимает, что их в этом вопросе попросту «вырезали», он обращается за поддержкой к Евросоюзу и Соединенным Штатам, которые, в свою очередь, тоже хотели бы «вклиниться» в этот вопрос и взять проблему «под себя». Но все-таки разум у нашего президента возобладал, и он подписал и ратифицировал документы о том, что «РосГидро» совместно с другой компанией будет строить (ГЭС Камбаратинского и Верхненарынского комплексов – ПП). Получается, что Россия выходит на финишную прямую. Каримов незамедлительно подает жалобу в международную организацию о том, что это испортит экологию и т.д. Хотя свою «долю» кубатуры воды Узбекистан получает. Более того, они (узбеки – ПП) расширили плантации хлопка, которые потребляют в два раза больше воды, чем требуется. Также они создали более 60 водохранилищ. Теперь узбеки просто хотят, чтоб Кыргызстан считался с их мнением, а, скорее всего, стал послушным».
Эксперт по вопросам региональной политики Мурат Суюнбаев обращает внимание на то, что события на границе не носили спонтанного и внезапного характера: «Сложно себе представить, чтобы жители Узбекистана в массовом порядке самостоятельно могли нападать на пограничников, захватывать заложников и устраивать беспорядки. Не такое это государство, где подобное может происходить. Это является сигналом для всех соседних стран. Кстати, год назад в Казахстане был сбит узбекский разведывательный «беспилотник». В целом, Ташкент по вопросу охраны своих границ со всеми соседями по Центральной Азии занимает жесткую позицию».
По мнению Мурата Суюнбаева, учитывая политическую обстановку в Узбекистане, властями этой страны подобный пограничный инцидент может быть использован и в идеологическом плане – в качестве повода для мобилизации и консолидации внутренних общественно-политических сил.
В Киргизии распространение получила экспертная версия о том, что в окружении Каримова уже не первый год идет острая межклановая борьба, что также могло повлиять на развитие событий в анклаве Сох. Вполне мог сыграть свою негативную роль и межэтнический аспект внутренней ситуации в Узбекистане. По информации региональных СМИ, в мае 2010 году митинговавшие в Сохе таджики из села Хушьяр не подчинились требованиям узбекских властей, в результате чего, их пришлось разгонять автоматными очередями. Тогда ситуация накалилась настолько, что 1 июня Ташкент неожиданно вывел из анклава всю бронетехнику, которую держал там с августа 1999 года. А вывел из-за опасений ее захвата местными этническими таджиками.
Ряд бишкекских экспертов не исключает, что в конфликте могли быть заинтересованы и внешние силы. В частности, в условиях нерешенного окончательно вопроса американского ЦТП в столичном аэропорту Манас, его как рычаг влияния на несговорчивый Бишкек могли бы использовать США. Ранее американцы не раз предпринимали попытки закрепить свое военное присутствие на юге страны (например, в Баткенской области) путем создания военных центров для подготовки служащих киргизской армии. Напряжение и приграничные конфликты во взрывоопасной и весьма чувствительной для центральной власти Ошской области в условиях нынешней резкой активизации американо-узбекского сотрудничества являются лишь дополнительным аргументом в пользу этой версии.
Однако самый сложный аспект киргизско-узбекских отношений напрямую связан с урегулированием существующих конфликтов. Ряд киргизских экспертов полагает, что для окончательного решения вопроса демаркации и делимитации границы с Узбекистаном руководству страны надо активно задействовать механизмы ШОС, привлекая к его решению в качестве международных арбитров Россию и Китай. Другие специалисты в области международных отношений полагают, что Ташкент не пойдет по пути, рекомендованному ШОС, и будет придерживаться исключительно своих интересов в этом вопросе, опираясь на молчаливую поддержку вновь обретенных друзей из противоположного лагеря. Исходя из этого, быстрого разрешения проблемы ожидать не приходится.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте