Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье


Rambler's Top100

 

Ираклий Аласания: «Наш путь ведет к Евроатлантическому альянсу, но это не значит, что мы собираемся бороться против России»

Автор: Мари Джавахишвили

Интервью министра обороны Грузии Ираклия Аласания.
«Квирис палитра»: - Давайте поговорим о российско-грузинских отношениях, которые, как Вы отмечаете, могут и должны улучшиться. Но перед этим мы коснемся российско-американских отношений, которые стали походить, если не на «холодную», то на «прохладную» войну, явно.
И. А.: - Едва ли это можно назвать «холодной» войной... На наш взгляд, если США и Россия будут говорить между собой и установят соответствующие контакты друг с другом, это будет лучше для нашего региона. Именно поэтому я всегда поддерживал улучшение отношений между этими двумя сверхдержавами. Я не сомневаюсь, что они нормализуют отношения между собою.
«Квирис палитра»: - Однако, по мнению США, по мнению конгресса, Россия нарушает права человека, что подтверждается «делом Магницкого». Почему Россия так поступает?
И. А.: - Я – министр обороны Грузии, и 20 процентов территории моей страны оккупировано именно Россией. Это очень чувствительный вопрос.
«Квирис палитра»: - Что значит прагматичность? Как нам известно, с Абхазией Вас связывает персональная трагедия. Если я не ошибаюсь, там погиб Ваш отец?
И. А.? – Да, мой отец погиб в Абхазии в 1993 году.
«Квирис палитра»: - Означает ли прагматичность отказ от Абхазии и т.н. «Южной Осетии»?
И. А.: - Ни в коем случае! Прагматичность, в первую очередь, означает, что мы хотим показать нашим визави из Абхазии и Южной Осетии, что Грузия хочет заново показать себя во взаимоотношениях с ними, объяснить им, что в европейском демократическом обществе вместе нам будет лучше, чем под оккупацией России. Для этого нам нужно пространство, а установить с Россией более прагматичные отношения означает восстановить экономические отношения и сдерживать военную риторику, чем, кстати, слишком увлекалась наша предыдущая власть. Мы должны быть уверенными в том, что не дадим России повода для агрессии против Грузии. Это прагматичная позиция. Время испытает этот новый подход, но, думаю, иной альтернативы не существует, поскольку если не разговариваешь с ними (россиянами – ПП), увеличиваешь угрозу применения силы армией Российской Федерации. Как министр обороны, я не хочу, чтобы существовала какая-либо угроза военной эскалации с Россией. Я хочу иметь армию, которая сможет заранее предупредить возникновение какой-либо проблемы, а не такие войска, которые решат эти проблемы с применением силы. Мы ясно зафиксировали нашу позицию относительно обязательного мирного урегулирования этих проблем. Мы хотим решить эту проблему путем переговоров.
«Квирис палитра»: - Что происходит сейчас на границах Абхазии и Южной Осетии? Наблюдается ли там военная мобилизация?
И. А.: - Нам повезло, что на нашей стороне границы стоит миссия наблюдателей Евросоюза. Мы благодарны, что эта миссия действует, и мы надеемся, что она будет работать и впредь. Это единственный сдерживающий фактор, который мы имеем в настоящее время.
Нас очень волнует тот факт, что русские не пропускают наблюдателей Евросоюза на ту сторону границы, несмотря на то, что у них есть соответствующий мандат. Также мы надеемся, что снижением напряженности, изменением риторики между РФ и Грузией и налаживанием торговли с Россией мы сможем наладить отношения с ними. В России проживает свыше миллиона наших граждан. Думаю, в будущем у нас появится больше возможностей для урегулирования отношений между двумя странами. Исторически наши страны всегда имели нормальные отношения, хотя это всегда представляло собой симбиоз симпатий и ненависти. Наш северный сосед обладает ядерным оружием, и мы должны смириться с этим.
«Квирис палитра»: - Одна из проблем, которая волновала их до начала конфликта, это было то, что Грузия хотела стать членом НАТО. Президент Саакашвили жестко заявил им, что это было единственное, что он хотел сделать.
И. А.: - Конечно, это и наше желание. Новое правительство Грузии направило в Афганистан два батальона.
«Квирис палитра»: - Означает ли прагматизм отказ от этих амбиций?
И. А.: - Вовсе нет. Мы не раз говорили, что наш путь ведет к евроатлантическому объединению, мы хотим стать его членом, но это не значит, что мы собираемся бороться против России, что мы не можем установить с ними рабочие отношения. Россия выступала против вступления прибалтийских стран в НАТО. Но они все же сумели вступить в альянс. Я глубоко убежден, что мы тоже реализуем намеченные планы, добьемся поставленной цели, хотя, в то же время, останемся прагматичными в отношении России.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте