Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

Борьба закончилась. Да здравствует борьба!

Автор: Пресс-папье

В Армении завершились президентские выборы. Как и прогнозировалось, уверенную победу на них одержал действующий президент Серж Саргсян, который набрал по предварительным данным 58,64% голосов избирателей. Второе место также прогнозируемо занял экс-министр иностранных дел Раффи Ованнисян с 36,74% голосов избирателей, который объявил себя избранным президентом в соотношении голосов 80:20 и даже потребовал от нынешнего главы государства передать ему власть. Остальные голоса разделили между собой пять кандидатов-статистов, среди которых следует выделить экс-премьер-министра Гранта Багратяна и диссидента советской поры Паруйра Айрикяна. Непонятное покушение на последнего не изменило расстановку сил, хотя и сделало его героем телеэфира на предвыборных 10 дней.
Отметим также, что все основные «центры силы», имеющие интерес в регионе (Брюссель, Вашингтон и Москва), признали победу Сержа Саргсяна почти безоговорочно, в том числе, на основе докладов международных наблюдательных миссий. Последние, указав на недостатки и покритиковав ряд важных аспектов, тем не менее, признали выборы вполне приемлемыми по форме и содержанию.
Проблемой для Сержа Саргсяна стали акции протеста, проводимые Р. Ованнисяном, который через многотысячные митинги пытается воссоздать на площади Свободы в Ереване атмосферу и процесс, аналогичный тому, который был организован экс-президентом Л. Тер-Петросяном после выборов 2008 года.
Как же получилось, что Р. Ованнисян стал головной болью для президента С. Саргсяна и его команды?
Дело в том, что изначально, ведущие некоалиционные (не входящие в правящую коалицию) силы в лице партий «Процветающая Армения» (ППА) и АРФ Дашнакцутюн, а также объединения «Армянский национальный конгресс» (АНК), под разными предлогами отказались выдвинуть кандидатуры своих лидеров на президентских выборах. Учитывая суммарное число голосов, полученных ими на майских парламентских выборах прошлого года (порядка 650 тыс. голосов), можно было считать, что предстоящие президентские выборы станут неконкурентными. Этот аргумент стал преобладающим и самым весомым в преддверии президентской кампании. И, надо полагать, что в сложившейся ситуации в президентской команде приняли решение нивелировать элемент критики либо вообще свести его к разумному минимуму. С этой целью, видимо, и было принято решение о негласном лоббировании одной из кандидатур с тем, чтобы поднять ее рейтинг и создать условия для того, чтобы эта кандидатура набрала столько голосов, чтобы выборы можно было считать конкурентными.
Таким образом, Р. Ованнисян стал лидером по времени, отведенному ему в телеэфире, дорогостоящие щиты с его изображением были развешаны по всему Еревану. Он ничего не говорит об источниках финансирования своей предвыборной кампании. Интересно, что некоторые встречи экс-главы МИД с избирателями удивительным образом по времени и месту стали следовать вслед за встречами президента С. Саргсяна, когда избиратели, встретившиеся с президентом вдруг решали встретиться и с Р.Ованнисяном. Естественно, что все это создало предпосылки для роста его рейтинга и амбиций.
Голосование отразило лишь реальность, в том плане, что Р. Ованнисяну отошли протестные голоса, и он получил вышеупомянутую цифру в итоговом протоколе.
Судя по всему, после такого мощного лоббинга в пользу оппонента в президентском дворце ждали, что «серебряный призер» выступит с поздравлениями в адрес победителя и станет основателем новой политической традиции в Армении. Тем более что сами «республиканцы» поздравили Р. Ованнисяна с почетным вторым местом на выборах.
Однако, судя по всему, от высокого процента набранных голосов Р. Ованнисян впал в эйфорию, объявил себя президентом и начал выставлять условия С. Саргсяну. При этом один из его соратников сделал заявление о том, что Р. Ованнисян «готов возглавить кабинет». Таким образом, налицо предложение элементарной политической сделки через митинговый шантаж на площади Свободы.
Ясно, что Р. Ованнисян не является противником олигархической системы управления в Армении, а лишь хочет, используя «капитал» полученных голосов, выторговать для себя и своих соратников места в новом правительстве. При этом, с его стороны была допущена одна существенная ошибка: он объявил себя президентом и потребовал передачи ему полномочий. Отметим, что такого себе в современной политической истории Армении не позволял ни один проигравший кандидат. Вазген Манукян (1996), Степан Демирчян (2003) и Левон Тер-Петросян (2008) говорили лишь о фальсификациях на выборах, требовали объявления их результатов недействительными и проведения новых выборов. В итоге дело заканчивалось исками в Конституционный суд, которые неизменно отклонялись.
Существуют очень большие сомнения в том, что С. Саргсян нуждается в таком премьер-министре как Р.Ованнисян, и вообще хотел бы иметь такого труднопредсказуемого партнера в правящей коалиции, тем более что за фракцией «Наследие» в 131-местном парламенте Армении числится всего четыре мандата. Конечно, при проявлении лояльности С. Саргсян мог бы согласиться на вхождение в коалицию партии «Наследие» и на предоставление ей 2-3 второстепенных портфелей, но не более того. Но, скорее всего, вхождение в правящую коалицию просто убьет имидж Р. Ованнисяна как оппозиционера. По своему статусу в общественном восприятии, он может оказаться в одном ряду с такими политиками как Арташес Гегамян и Артур Багдасарян.
Команда С.Саргсяна пыталась решить вопрос с Р.Ованнисяном с помощью увещеваний. С экранов ведущих телекомпаний страны "говорящие головы" беспрерывно посылали сигналы Р.Ованнисяну, суть которых сводится к следующему: ты - очень хороший и пушистый, но не слушайся "темных сил", признай результаты выборов и мы сделаем тебя лидером оппозиции, ты получишь много мандатов на выборах в Совет старейшин Еревана.
Однако терпение С. Саргсяна не бесконечно, и он может быть жестким, тем более, уже очевидно, что ресурса на проведение длительных акций протеста у Р. Ованнисяна просто нет. Он понимает, что через несколько дней люди перестанут приходить на площадь Свободы. Тогда условия капитуляции Р. Ованнисяну продиктует уже президент, и они, скорее всего, будут для экс-главы МИД некомфортными. Видимо, по этой причине Р. Ованнисян принял приглашение президента и пошел на встречу с ним в его резиденции, т.е., фактически, на условиях С. Саргсяна.
Особо надо отметить то, что все основные парламентские оппоненты правящей коалиции (ППА, АНК и АРФ Дашнакцутюн) проводят линию на невмешательства в этот процесс и не поддерживают Р.Ованнисяна и его требования. При этом все они раскритиковали власти за проведение «позорных выборов». Все три политические силы предпочитают придерживаться тактики выжидания, т.к. видимо полагают, что в вышеупомянутом процессе и С. Саргсян, и Р. Ованнисян несут серьезные имиджевые потери.
Есть также опасность того, что при поддержке Вашингтона Р. Ованнисян может быть предложен и раскручен как оппозиционер «номер один». Таким образом, он является конкурентом для парламентской оппозиции, и поддерживать ей экс-главу МИДа не с руки.
Если Р. Ованнисян и его соратники не войдут в состав правительства, то эта фигура может быть использована властями и Вашингтоном для:
- внесения раскола в стане оппозиции,
- дезориентации общественного мнения,
- создания мнимого образа очередной "оранжевой революции",
- маскировки истинных планов американцев при реализации операции "Преемник" в выборном цикле 2017-2018гг.
Какие могут произойти события в «партии власти» по итогам президентских выборов?
Скорее всего, глава правительства и руководители силовых структур сохранят свои кресла. Возможны некоторые перестановки в финансово-экономическом блоке правительства. Не исключено, что по итогам выборов будут отправлены в отставку некоторые марзпеты (губернаторы) и даже мэры городов из числа «республиканцев», которые не смогли организовать должной поддержки президенту.
Однако главная интрига будет заключаться в борьбе между различными внутривластными группировками, среди которых следует выделить две: во главе со спикером парламента Овиком Абрамяном и во главе с главой администрации президента Вигеном Саркисяном и зятем главы государства Микаэлом Минасяном.
В случае вхождения в состав правительства Р. Ованнисяна и его соратников, они могут найти серьезного союзника в лице премьер-министра Тиграна Саркисяна.
Через 7-8 месяцев после выборов во власти могут проявиться и другие группировки, которые будут бороться с вышеупомянутыми за «место под солнцем» в преддверии очередного выборного цикла 2017-18 годов. Эта борьба за наиболее выгодные позиции может стать главной интригой внутриполитической жизни страны.
В случае вхождения партии «Наследие» в правящую коалицию, это будет третий случай в истории страны, когда представители оппозиции входят во власть по согласованию с ней. Впервые такое произошло ранней осенью 1992 года, когда на пост министра обороны был назначен экс-премьер-министр Вазген Манукян, а второй раз – в феврале 2000 года, когда тогдашний премьер-министр Арам З. Саркисян создал многопартийное правительство национального единства и включил в него даже коммунистов.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте