Россия - в национальных СМИ стран Содружества
Пресс-Папье

Центр Актуальных Исследований "Альтернатива"
Rambler's Top100

 

В трудное время Тегерану помогут газ и атом

Автор: Пресс-папье

В трудное время Тегерану помогут газ и атом

Иран всеми силами укрепляет свою энергетическую безопасность.

Март этого года для разных секторов иранской энергетики выдался богатым на события – от возникновения технических проблемы на Бушерской АЭС до принятия важных решений в газовом секторе.
В начале марта Бушерская АЭС, согласно сообщениям сразу нескольких западных информационных агентств, приостановила работу. По официальной информации, станция перешла на минимальный, но контролируемый уровень мощности, и речь о прекращении работы реактора не идет.
Иранская сторона, комментируя ситуацию на АЭС, представляет ее как инициированную специалистами, а не возникшую спонтанно. Сообщается, что на станции проводятся финальные тесты, после которых реактор будет полностью подключен к электроэнергетической системе страны. Руководитель Организации атомной энергетики Ирана (ОАЭИ) Ферейдун Аббаси заявил, что смысл этих испытаний заключается в том, чтобы иранцы полностью проверили все мощности и системы до того, как возьмут станцию под свой контроль. В настоящее время техническое управление атомным объектом осуществляет российский персонал, который продолжают работать в Бушере.
Передача управления является достаточно важным моментом. Согласно российско-иранским договоренностям, большая часть российских специалистов должна была остаться здесь до 2014 года, а небольшая группа – даже до 2015 года, так как иранцы нуждаются в получении практических навыков работы со станцией, особенно, при аварийных ситуациях. Несколько сот иранских специалистов прошли обучение и практику на российской Нововоронежской АЭС, а также на армянской Мецаморской АЭС, однако одно дело – практика на чужих реакторах, построенных несколько десятилетий назад, другое дело – работа на новой станции, оборудованной современными автоматическими системами управления.
Но из происходящего сегодня на иранской атомной станции в Бушере и из заявления главы ОАЭИ следует одно: иранцы хотят поскорее освободиться от опеки российских специалистов. В этой связи, естественно, первым приходит на ум следующее: избавившись от нежелательных свидетелей, они хотят взять станцию под свой полный контроль, что, в интерпретации западной прессы, выглядит, как попытка интегрировать станцию в военную ядерную программу.
Однако так ли это на самом деле? Политика Ирана в вопросе АЭС сегодня обусловлена иными факторами, главным из которых является ориентация на т.н. «самодостаточность», которая с октября 2012 года является официальной линией правительства. Вызвана она, в первую очередь, экономическими проблемами, с которыми сегодня сталкивается Иран. Но политический аспект, по части атомной станции, все же играет первостепенную роль, что вызвано определенными страхами иранской стороны.
1. Несмотря на спокойные заявления иранских властей, высшее руководство ИРИ опасается военного удара по ядерным и военным объектам страны. Тут историю с Бушерской АЭС можно считать показательной: в 1980 году, когда иракцы с помощью англичан осуществили авианалет на район Бушера, все немецкие специалисты, работающие на недостроенной станции, тут же уехали, оставив проект в подвешенном состоянии. Такая же перспектива существует и сегодня, так как уже очевидно, что российские специалисты под израильскими или американскими бомбами работать не будут, что и продиктовало необходимость досрочного «освобождения» от них и замены их иранским персоналом.
2. Бушерская АЭС и присутствие на ней российских специалистов обросли мифами и страхами: еще два года назад иранцы именно россиян подозревали во внедрении израильского вируса в систему управления станцией, что привело к приостановке ее работы. Кроме этого, в высших эшелонах иранского руководства есть немало людей, которые до сих пор думают, что катастрофа авиарейса Москва-Петрозаводск в 2012 году, в которой погибли три российских специалиста, строившие Бушерскую АЭС, подстроена «внешними силами», которые будут расправляться со всеми, кто помогает иранцам в реализации их ядерной программы.
Важно также отметить, что даже после ухода российских специалистов, Бушерская АЭС будет находиться под контролем МАГАТЭ, так что ни о каком переводе энергообъекта на военные рельсы речи быть не может.
Опасениями относительно возможной войны вызвана также и иранская политика по увеличению мощности газохранилищ. В частности, 17 марта иранское правительство в условиях острого экономического кризиса и проблем дало старт строительству второй очереди крупнейшего в Иране газохранилища «Кашан». Официально, целью многомиллионного проекта объявлена газовая независимость страны. Однако если вспомнить, что из Туркмении (единственный импортер газа в Иран) в Исламскую республику поставляется всего лишь от 500 млн. до 5 млрд. кубических метров топлива в год, то говорить о какой-либо зависимости не приходится. Цель же расширения газохранилищ и строительства новых – та же, что и у строительства в Тебризе крупнейших холодильных камер для хранения замороженного мяса: подготовка страны к форс-мажору. А его иранцы явно ожидают, в особенности, с учетом неожиданного урегулирования израильско-турецких отношений. В иранском истеблишменте бытует устойчивое мнение о том, что в условиях конфликта с Турцией Израиль не сможет себе позволить авианалет на иранские ядерные объекты, так как он будет связан с массой технических и политических моментов, замыкающихся на Анкаре.
Но, мало того, что начался процесс улучшения израильско-турецких отношений, вдобавок лидер турецких курдов Оджалан выступил с призывом к своим боевикам о сложении оружия и ухода из Турции. В Иране отлично знают и понимают, что после распада СССР курдский сепаратизм во многом опирается на помощь, поступающую из Израиля, который использовал курдов в качестве рычага давления на Сирию и саддамовский Ирак. В данном случае в Иране не могут быть восприняты без подозрений ни призыв Оджалана, ни то, что его призыву подчинились боевики, которые почему-то даже не сообразили предположить, что призыв был сделан под давлением и пытками. Вместо этого они начали активно покидать турецкую территорию, правда, не уточняя, в каком именно направлении. Но вариантов тут немного: Иран, Ирак и Сирия. Это во многом объясняет, как опасения иранских властей, так и резкое усиление режима охраны ирано-турецкой границы.
Однако нельзя сказать, что сегодня иранская энергетическая политика направлена исключительно на подготовку страны к возможному удару со стороны израильтян. Она имеет также средне- и долгосрочную ориентированность и цель – увеличение доходов от продажи энергоносителей и попадание важных соседей ИРИ в энергетическую зависимость от Тегерана. Эти факторы подтолкнули Иран к принятию окончательного решения по цене на газ, который будет поставляться в Пакистан. После почти 20-летних переговоров 11 марта 2013 года Иран и Пакистан подписали окончательный вариант контракта о строительстве газопровода, через который иранский газ будет идти в Пакистан.
Еще в феврале американский госдеп сделал ряд заявлений, предостерегающих Исламабад от подписания этого контракта с Ираном, однако президент Асиф Али Зардари заявил, что «подписанию контракта не сможет помешать ничто». Практически, сразу после заявления пакистанского лидера в Пакистане неожиданно вспыхнули антишиитские волнения и теракты, которые могли привести к острой и агрессивной реакции со стороны Тегерана. Она последовала, но, исключительно, в умеренном тоне и с оценкой доверия к пакистанскому руководству в том, что оно сможет защитить шиитскую общину страны. В результате, 11 марта иранский и пакистанский президенты торжественно объявили о начале работ по строительству газопровода, через который с марта 2014 года начнется прокачка около 8 млрд. кубических метров (на начальном этапе) иранского газа в Пакистан, а последний вступит в период энергозависимости от Ирана, против которого на протяжении 30 лет использовался как орудие Вашингтоном.

Новости | О проекте | Контакты
Сайт изготовлен в студии ProDesign.
Информация о сайте